Шалтай-болтай или валяй-наливай?

Ярослав Романчук, Naviny.by

Проехался Александр Лукашенко 27 мая по с/х организациям и приказал прекратить шалтай-болтай. Ещё он пригрозил восстановить крепостное право на селе, продемонстрировав реальный фокус своего президентского внимания.

Мы не знали, что главный вопрос текущего момента в сельском хозяйстве — химическая прополка. Ещё мы узнали от главы страны, что на селе нарушена структура кормов, и от этого коровы начали хромать. Сократились надои, приплоды и даже яйценоскость.

Этот немаловажный фактор продовольственной безопасности не мог остаться без внимания главнокомандующего. После хоккея для него, внимания, нашлось время и другому любимцу государственной политики — сельскому хозяйству.


Посвящение в тайны за трёхбуквенной ширмой

Президент в стратегически безапелляционном стиле приказал собрать максимум рапса. Смею предположить, что глава Беларуси входит в 5% президентов мира, которые знают, что такое рапс. Эта с/х культура каким-то загадочным способом нашла своё место в плотном графике первого политика страны.

То же самое можно сказать о травах разной степени спелости. В подавляющем большинстве стран даже премьер-министру едва ли придет в голову идея изучить разницу между среднеспелыми и долгоспелыми травами, а у нас целый президент муштрует губернаторов по этому вопросу. На Западе за травку можно сесть в тюрьму, а в Беларуси руководитель Витебской области за провал в уборке трав разной спелости может лишиться должности. Может, не ту траву на Витебщине выращивают?

Глава страны осведомился о числе свиноматок, поделился знаниями по откорму свиней и быков и обещал восстановить поголовье первых к концу 2014 г. Он также выразил недовольство потерей поголовья крупного рогатого скота и снижением его среднесуточного привеса. Наконец, Лукашенко показал свою осведомлённость о состоянии озимых и яровых, а также парниковом эффекте.

Всё вышесказанное однозначно позволяет сделать вывод, что Лукашенко чувствует себя в своей тарелке при посещении с/х предприятий. Советскую аграрную закваску никуда не денешь. Перформансы на аграрную тему получаются эмоциональными и популярными. Вот только позитивных результатов аграрной политики сегодня, как и 20 лет назад, нет.

Сам Лукашенко признает, что "из-за расхлябанности порой теряем огромные деньги" и демонстрирует особенности расчётов по-белорусски. В 2013 году сельское хозяйство недополучило 7 трлн. рублей только от работы молочной отрасли, "а считай — все 20 трлн.". Недавно премьер-министр называл цифру 14 трлн. рублей, а вице-премьер Михаил Русый говорил об упущенной выгоде в объёме под 30 трлн. рублей. Такая свистопляска цифр открывает страшную государственную тайну: белорусские власти не знают, что происходит за таинственной трёхбуквенной ширмой АПК.

Данные Белстата доказывают, что здесь сплошной бардак и бесхозяйственность. В I квартале 2014 г. по сравнению с аналогичным периодом 2013 г. количество убыточных организаций увеличилось в 3,1 раза. Сумма чистого убытка взметнулась в 8,5 раза, до 333 млрд. рублей. Без господдержки почти 59% всех с/х организаций убыточны, а их убытки быстро приближаются к 1 трлн. рублей. И всё это в ситуации, когда АПК получает кредиты под 2-5% годовых в Br-рублях, огромные дотации через удобрения, ГСМ и с/х технику.

Аграрные бароны и их номенклатурные патроны прочно подсели на бюджетные потоки и ресурсы, и не считают нужным нести ответственность ни за многотриллионные убытки государства, ни за резкий рост цен на свинину и дефицит мяса.

Резонно задать вопрос: "Если Лукашенко так глубоко разбирается в с/х производстве, почему же он 20 лет терпит тот "навоз", который АПК производит вместо "живых" денег"? Ответ лежит на поверхности. Сельское хозяйство в Беларуси — это идеология и пропаганда под прикрытием коммерческой деятельности. Мясо, молоко, корма, силос, рожь, яйца — это побочный, вторичный продукт жизнедеятельности распорядителей чужого (политиков и чиновников) во главе с Лукашенко.


Пастор, пастух, президент

Функции президента давно выходят за рамки Конституции. При посещении колхозов и заводов, университетов и больниц он выступает в роли пастора. Обращаясь к своей пастве, он призывает людей к безгрешной жизни и пускает молнии гнева в падших (читай — коррупционеров или нерадивых менеджеров). Получается этакий перформанс на религиозно-экономическую тему.

В нём у каждого своя роль. Паства, особенно номенклатурная её часть, после каждого представления богобоязненно обещает исправиться. Когда софиты гаснут и начальство разъезжается по своим комфортным коттеджам, чиновники и "красные" директора тоже расходятся по домам — и снова шаляй-валяй, давай-наливай.

Лукашенко, как президент, главнокомандующий и высший жрец в одном лице чувствует дух своей паствы. Его слова с высоких трибун или из свинарников, с цехов или с полей, как слова молитвы, можно повторять бесконечно долго. Они являются частью вербально процесса, а не конкретного плана по решению конкретных проблем. Чтобы держать распорядителей чужого под пятой, их нужно регулярно "пасти". Поездки главы страны по предприятиям и коммерческим организациям направлены на выполнение именно этой цели.

Управленческая дилемма президента состоит в том, что пасти можно только стадо, которое лишено право делать самостоятельный выбор. С другой стороны, только творческий подход талантливых, самостоятельных менеджеров даёт позитивный результат. Настоящие таланты в стадо не сбиваются. Они могут быть партнёрами, стейкхолдерами коммерческого проекта или процесса реализации некой стратегии.

Однако предоставить им такую роль Лукашенко не готов. Он всё ещё надеется, что при помощи кнутов и пряников можно стимулировать стадо так, чтобы высечь хотя бы несколько искр талантов. Не получится. Пастух зря надеется на благоразумие баранов.


Мимолётные просветления в потоке беспробудности

Иногда во время PR-перформансов у Лукашенко получается высказать вполне разумные и трезвые идеи и мысли. Говоря о мясных безобразиях в магазинах страны, он подтвердил одну из важнейших аксиом свободного рынка: "Конкуренция — это святое".

Однако вся суть проводимой белорусскими властями экономической политики говорит об обратном. Анализ указов, декретов, постановлений и других нормативных указивок позволяет сделать вывод, что белорусские распорядители чужого регулярно и массово топчутся по святому, по конкуренции. Именно её, как чёрт ладана, боятся как "красные" директора, так и их номенклатурные патроны. Лицензирование, квотирование, сертификация, тарифы и многочисленные нетарифные ограничения — всё это убивает конкуренцию.

Получается, что Лукашенко называет конкуренцию святым делом, а назначенные им подчинённые открыто и публично занимаются святотатством и богохульством.

Второе важное признание Лукашенко тоже неожиданно в контексте декларируемой им кадровой политики: "Мозгов не хватает и ответственности — вот и всё!". Зачем же безмозглых назначать на высокие посты? Зачем же создавать систему управления и структуру собственности, которые наказывают за ответственное поведение?

Абсурдно требовать положительных результатов в управлении экономикой, предприятием или небольшим исполкомом от людей с синдромом острой интеллектуальной недостаточности. Эта болезнь опаснее СПИДа будет, но при назначении на государственную службу кандидаты почему-то не сдают анализы на выявление этой болезни. Давно пора было ввести такое требование, чтобы минимизировать риски такой управленческой болезни, которая сегодня поразила Беларусь. Ведь никому в голову не придёт мысль брать на работу в ресторан повара или в магазин продавца без санитарной книжки.

Третий посыл Лукашенко тоже, как нельзя, кстати: "Хватит уже болтовней заниматься!". Да, прозаседавшихся, заболтавшихся в органах госуправления развелось слишком много. Глава страны не может не чувствовать, что его самого назначенные им большие и даже малые начальники всё чаще воспринимают, как болтуна. Сколько раз он обещал не давать убыточным с/х организациям дотации и субсидии? А всё равно даёт. Сколько раз грозился уволить нерадивых министров, включая Мясниковича? А те работают и в ус не дуют. Чуть ли не каждый год у нас объявляется крестовый поход для борьбы с коррупцией. Кресты ломаются, а коррупция процветает.

Вот Лукашенко в очередной раз приказал перевести село на военное положение, мобилизовать на заготовку кормов. Пугать сельских людей крепостным правом сегодня — это как пытаться выиграть престижные скачки Кентукки Дерби на Росинанте. Ничего не получится.

Чтобы крепостное право работало, нужен Железный занавес. Воспроизвести его в отдельно взятом секторе экономики, в отдельно взятой стране Европы нереально. Так что хватит болтовнёй заниматься. Пора за настоящие рыночные реформы браться.


Справка.

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты.

Новости по теме

Новости других СМИ