Беженцы из Славянска: "Почему мы должны так страдать?"

Александра Индюхова, Deutsche Welle

В Украине основные потоки беженцев из Донецкой и Луганской областей проходят через Харьковскую область. Многие из них остаются в "прифронтовой зоне". Репортаж DW из Изюмского района.

Почти два месяца назад, 13 апреля, жизнь Изюмского района Харьковской области кардинально изменилась. Район стал прифронтовой зоной, базовым тылом для спецподразделений МВД и батальонов Национальной гвардии, которые приступили к антитеррористической операции (АТО) в Донецкой и Луганской областях. Сейчас Изюмский район стал еще и местом, куда из зоны военных действий массово бегут люди. Село Бугаевка находится в 60 километрах от Славянска - самой горячей точки АТО. Восемь дней назад сюда спешно переехали две молодые семьи - Елена и Стас Ивченко, Евгения и Антон Калашники. Женщины и их четверо детей - на рейсовом автобусе Славянск - Изюм. Мужчины - на стареньких "жигулях", загруженных вещами первой необходимости.

26-летняя Евгения, мать двоих детей - четырех и шести лет - не может сдержать слезы, рассказывая о том, как с мужем не спали ночами, как при первых же выстрелах хватали своих детей и прятались в погребе: "Стреляли со всех сторон, все ближе и ближе к нашему дому. Просто неописуемо, до какой степени это страшно. В последние дни мая мы вообще не выходили ночью из погреба".


"В Славянске ничего не остается"

Ее кума - 19-летняя Елена Калашник, держит на руках двухмесячного младенца, рядом стоит двухлетняя старшая дочь. Елена смотрит на детей и сквозь слезы тихо говорит, что не знает, как помочь забыть им все, что пришлось пережить: "Мы хотим отвести их в церковь, они сильно испуганы. Плачут и сейчас ночью". Антон и Стас сильно переживают за своих родителей и родственников, которые остались в Славянске, звонят им каждый день, чтобы услышать, что они живы.

Беженцы из Славянска: "Почему мы должны так страдать?"

Стас Ивченко и Антон Калашник

Молодые родители не могут смириться с тем, что им пришлось бросить свои дома, на которые копили много лет, бросить работу, которой дорожили. "Работал до последнего момента. Но в один миг стало понятно, что в Славянске ничего не остается. Уже нет целых улиц, целые предприятия разрушены. Больницы переполнены людьми, там много раненых детей. Пришлось просто все бросить. Что наши вещи, техника, дома по сравнению с жизнью наших детей?", - еле сдерживая свои эмоции, говорит Антон. "У меня вообще нет слов. Почему мы, мирные жители, должны так страдать?" - добавляет Стас.

Молодые семьи Калашник и Ивченко переехали в харьковский Изюм к своей родственнице - пожилой женщине, у которой есть маленький дом, явно не рассчитанный на восьмерых новых жителей. Мужчины по прибытии сразу же отправились искать работу. Им по-настоящему повезло. В Бугаевке есть большое животноводческое предприятие "Восток", где работают 400 из 1500 жителей села. Стасу и Антону не только предложили работу водителями, но и выделили пустующий дом, куда местные жители принесли и кровати, и коляску, и посуду, и даже холодильник.


Везет не всем

"Я была ошарашена. Я никогда в своей жизни не видела таких людей, которые могут так помогать", - рассказывает Евгения. В Бугаевке поселились еще три семьи из Славянска. У всех похожие истории. Кто смог, забрал с собой не только своих детей, но и детей соседей, друзей. Семьи беженцев есть во всех изюмских селах, которые расположены на границе с Донецкой областью. По подсчетам райгосадминистрации, это уже примерно 300 человек. "Большинство из них приехали к родственникам. Есть и вторая категория беженцев - это люди, которым не к кому ехать, у кого нет больших денег, у кого хватило средств, чтобы хотя бы выехать", - объясняет глава района Любовь Шамрай.

В Изюмском районе для таких семей приготовили примерно 150 мест для проживания. Смогут ли беженцы найти работу, устроить своих детей в школу, детский сад? В Изюмском районе, где экономика завязана на частный аграрный сектор, это во многом зависит от желания и возможностей местных предпринимателей. "Мы будем оказывать посильную помощь всем, кто в ней нуждается. Но пустующих домов не так много. Не все могут получить и работу. Вот, на днях я отказал женщине - химику-технологу. На таких специалистов нет спроса. А вот двух парней-компьютерщиков на работу возьмем", - говорит директор бугаевского предприятия "Восток".

По данным Шамрай, основной поток беженцев проходит через прифронтовой Изюм, в направлении Центральной и Западной Украины. Сотни людей ищут помощи у властей приграничного Харькова, который расположен примерно в сотне километров от АТО. Местные областные власти заявили недавно о готовности принять до двух с половиной тысяч человек. По данным Евромайдана и Автомайдана, беженцев с каждым днем становится все больше. Активисты тоже помогают им с организацией безопасного переезда и в поиске жилья.

В социальных сетях Харькова, Киева, Львова, а также других украинских городов появились многочисленные группы "SOS", где сотни желающих предлагают беженцам бесплатное жилье, в том числе - собственные квартиры и дома. "Мы видим, что часто чиновники отфутболивают беженцев к нам. Нет нормально налаженной коммуникации беженцев с властью. И мы видим, что наши возможности ограничены, нас уже не хватает, чтобы справиться с потоком людей," - рассказал корреспонденту DW активист киевского Автомайдана Александр Кляшторный. Он и его коллеги призывают власть срочно начать решать проблемы беженцев на государственном уровне с соответствующим финансированием.

Новости по теме

Новости других СМИ