Просто продать нужные Москве предприятия Лукашенко не согласится

Надежда Кравчук, "Товарищ.online"

Рыночная оценка белорусских предприятий "Пеленг" и "Интеграл" и Минского завода колесных тягачей, на базе которых Беларусь и Россия планировали реализовать совместные проекты, должна завершиться в ближайшие месяцы. Кроме того, назначена дата аукциона по продаже инвестору акций "Гродно Азота".

Однако высока вероятность того, что планы по созданию совместных проектов ждет участь альянса МАЗа и КАМАЗа, переговоры по которому идут до сих пор. Российская сторона не согласна на равноправное управление предприятиями. Белорусская не пойдет на поглощение своих предприятий российскими и поэтому будет "тянуть резину" до последнего, прогнозирует инвестиционный консультант Михаил Бороздин. Корреспондент сайта "Товарищ.online" расспросила специалиста о перспективах совместных белорусско-российских проектов военно-промышленного комплекса и их привлекательности для Беларуси.

– От оценки предприятий будут зависеть и условия создания совместных с Россией проектов. Насколько объективной может быть в таком случае рыночная оценка МЗКТ, "Интеграла" и "Пеленга"?

– С одной стороны, нужно проводить рыночную оценку, заказывать ее у независимых компаний. Но с другой стороны, тут речь идет о продаже предприятий, работающих на "оборонку". И объем, и специфика заказов, которые они выполняют, – это внутренняя кухня, в которой есть взаимные интересы, кроме чистой продажи и покупки. В схемах производства и продажи вооружения много подводных камней, которые могут значительно перевешивать ту или иную стоимость предприятия. Независимая оценка тут особо не сработает, так как все привязано к тому, какой объем заказов будет выполнять предприятие. А он будет зависеть напрямую от тех же заказчиков-россиян. И если заказов не будет, то ценность предприятия как таковая – ноль. Рынок не совсем открытый, и оценить его трудно.

– И как в таком случае провести оценку?

– Чтобы сторонняя организация могла оценить предприятие, она должна знать интересы всех заказчиков. То есть это работа на узком рынке, с двумя-тремя-пятью предприятиями. Поэтому никакой внешний аудитор сюда не влезет и не сможет провести непредвзятую оценку.

Что в таком случае делать? В идеале нужно дружить, вырабатывать схемы взаимодействия, вырисовывать схемы поставок, распределения интересов, прибыли от производства сложной совместной продукции.

– Почему речь идет именно о российских предприятиях?

– В таких щепетильных отраслях других инвесторов не будет, ведь военпром никогда не отдадут частным компаниям. Поэтому единственные, кто может выступать инвесторами, – это российские госкорпорации, которые интегрированы в эту же производственную цепочку. И даже если предприятия принадлежат какому-нибудь олигарху, они все тоже контролируются Кремлем. В таком случае решение о покупке какого-либо белорусского предприятия олигарх будет принимать, опять же, с подачи Кремля.

– Что, на Ваш взгляд, заставляет Беларусь идти на создание совместных проектов с российской стороной: экономическая выгода или безвыходное положение?

Продолжение читайте здесь.

Новости по теме

Новости других СМИ