Луганск: "В окрестностях нет украинской армии. У нас нет сомнения, что обстрел вели силы ополчения"

Юрий Дракохруст, Радио Свобода

Сегодня в Луганске объявлен трехдневный траур по погибшим в результате ракетных и пушечных обстрелов. Какая сейчас ситуация в городе? Об этом Радио Свобода побеседовала с Ириной Козыревой, журналисткой Луганского издания "Восточный вариант".

— Какова сейчас ситуация в Луганске, идут бои в черте города?

— С утра было тихо. Но 20 минут назад мы слышали звуки миномета. По звуку он стреляет, как "Град", но это не "Град", возможно, реактивный миномет. Куда он стрелял, неизвестно, но стрелял из района Вергунки. Это пригород Луганска, фактически в черте города.

— Как распределены в городе силы сепаратистов? Они контролируют весь город или определенные районы?

— Они полностью контролируют весь город. В каждом районе есть свои боевики. Ополчение разделено на 7-10 группировок, каждая из которых занимается своими делами, кто-то участвует в боевых действиях, кто-то — в контроле правопорядка, скажем так, они строят блокпосты, обслуживают машины. Процветает мародерство и другие плохие вещи.

— Какова ситуация с продовольствием в городе?

— Магазины работают. Но боевые действия повлияли на время работы. Если раньше некоторые работали круглосуточно, некоторые до 11, то сейчас все стремятся закрыться раньше, супермаркеты до 9, мелкие магазины — до 5. С подвозом продуктов в город есть проблемы, это видно и в супермаркетах, там вместо колбасы лежат вода и чипсы. Но в целом пока все продукты есть.

— А вода? Это большая проблема в Донецке, насколько я знаю.

— С водой в порядке. Единственное, что иногда возникают проблемы, так как из-за обстрелов страдают подстанции, попмповыя обесточены. Случается, что приостанавливается на пару часов подача воды. Но больших перебоев нет.

— Те люди, которые погибли и по поводу гибели которых объявлен траур — чьи ракеты и снаряды их убили?

— В Луганске и пригородах нет украинской армии. Поэтому с вероятностью 90% можно говорить, что стреляли наши ополченцы. Ополчение постоянно скрывает свою причастность к этим обстрелов. Но по городу постоянно ездят установки "Град", пушки, зенитки, которые прячутся в жилых массивах, останавливаются около больниц, роддомов и оттуда стреляют в другой район города. У нас нет сомнения, что обстрел вели силы ополчения.

Еще такой нюанс: российские журналисты, которые здесь представлены очень широко, присутствуют на всех обстрелах. Это как в школе американской журналистики учат: журналист должен оказаться на месте пожара за 5 минут и собрать у всех синхроны.

Вот так у нас работают российские журналисты. Они, видимо, знают, когда и где будет обстрел, собираются в безопасном месте, их охраняют силы ополчения. И они ведут фактически прямые репортажи из обстрелов жилых районов.

— Многие хотят уехать из города? Есть ли такая возможность?

— Многие хотят. Но не у всех есть такая возможность. Есть у многих, но говорить о том, что из 400 тысяч населения Луганской области уехала хотя бы половина, нельзя. По некоторым данным, уехали где-то 40 тысяч. Это капля в море. Осталось много детей, стариков, но и много молодежи и в городе, и в области.

— Имеют ли сепаратисты общественную поддержку или многие горожане считают их своими защитниками, выразителями своих интересов?

— Я полагаю, что примерно 30% в Луганске поддерживают силы ополчения. Это связано прежде всего с российской пропагандой, которая у нас очень активно ведется. В Луганске не работают украинские телеканалы, осталось два развлекательных, все остальное — это российское телевидение, где все время говорят, что "киевская хунта", Национальные гвардия здесь убивают, расстреливают людей. Так что процентов 30 поддерживают ополчение, они уверены, что именно Национальная гвардия, переодетая в ополченцев, обстреливает город и разрушает детские сады, больницы, школы.

Новости по теме

Новости других СМИ