Станислав Богданкевич: Лукашенко сможет сопротивляться введению евразийской валюты еще лет 5

TUT.BY

На прошлой неделе вице-премьер Российской Федерации Игорь Шувалов заявил, что введение единой валюты в Евразийском экономическом союзе неизбежно. Для этого, по словам чиновника, может понадобиться от 5 до 10 лет.

О возможности, необходимости и сроках появления общей денежной единицы Беларуси, Казахстана и России рассуждает первый глава Нацбанка, "отец" белорусского рубля Станислав Богданкевич.

Если выбор Беларуси – идти на восток, в новую империю, где главной будет Россия, видимо, нужна и общая валюта.

Однако для ее появления необходимы предпосылки: единая экономическая, кредитная, налоговая и социальная политика, а также свободное передвижение капитала и рабочей силы. Этого всего пока нет.

Введение единой валюты – это итоговая часть программы по созданию Евразийского экономического союза. За 10 лет к этому можно приблизиться, но сейчас крайне нерационально на нее переходить.

Но это формально, ведь Россия может ускорить процесс по созданию единой валюты. Если Путин выберет этот путь, то он может пойти и на казахское название новой денежной единицы, и на создание эмиссионного центра на территории Казахстана.

А если рассуждать о более поздних сроках ее появления, то я не верю ни в какие "алтыны". Если к моменту возникновения общей валюты ЕЭС у власти не будет Назарбаева и Лукашенко, то новые лидеры сдадут позиции и евразийской денежной единицей станет российский рубль. Националист Путин вряд ли согласится на иные названия.

Однако через сколько бы лет эта валюта ни появилась и как бы ни называлась, она не станет мировой. Ведь она будет опираться на слабую сырьевую экономику России, которая занимает крайне низкий удельный вес в мировом ВВП.

Единственный плюс такой валюты – это возможность для предприятий Беларуси, Казахстана и России торговать без дополнительных расходов на обменные операции.

Но я не вижу предпосылок отказаться от доллара и евро во внешнеторговых операциях. К тому же выйти вперед может еще и китайский юань. Уже сейчас Германия расплачивается по многим позициям в этой валюте.

Китайская валюта будет опираться на экономику десятков триллионов долларов, а общая валюта ЕЭС будет опираться на слабую экономику России. Россия в будущем вообще может стать сырьевым придатком индустриального Китая: они уже сейчас заключили соглашение на поставку туда нефти и газа в течение 30 лет.

Поэтому я не думаю, что мир будет ориентироваться на евразийскую валюту.

Разговоры о единой валюте с Россией – не новая тема для Беларуси. Даже либерал Егор Гайдар в беседах со мной говорил о величии России и о том, что все славянские нации должны влиться в ее состав. Это было начало 90-х, и они уже тогда ставили вопрос об общих деньгах, исходя из своего империалистического мышления.

Вспоминаю, мы вели переговоры о единой денежной единице Беларуси и России в кабинете Черномырдина, когда россияне пытались заставить нас перейти на их рубль. И Кебич с Мясниковичем готовы уже были согласиться на это, но Богданкевич уперся и провалил.

Депутат Лукашенко тогда тоже был членом делегации, но в переговорах не участвовал. Был в коридоре.

Но сейчас и он активно сопротивляется введению единой валюты, ведь понимает, что национальная валюта – это власть.

А если бы он не имел своей денежной единицы, то пришлось бы просить ресурсы у российских банков так, как мы в конце 80-х просили кредиты в Москве. Ездили туда с "Беловежской".

Александр Григорьевич на первое место в своих ценностях ставит личную власть, а все остальное для него второстепенно.

Но ему никто не даст долго сопротивляться единой евразийской валюте. У него уже нет возможностей бороться, так как минимум 10% нашего ВВП обеспечено за счет российских дотаций.

Я думаю, что при нынешней ситуации Лукашенко сможет сопротивляться этому еще лет 5.

Многое здесь зависит и от экономической ситуации в России. Есть информация, что российские олигархи набрали кредитов в западных банках на 600 млрд долларов и выкупили на эти деньги у государства ресурсы и предприятия. Отдать такие суммы они не в состоянии, а могут лишь рефинансировать долги через новые кредиты. Поэтому, если Запад введет санкции в связи с событиями в Украине и заморозит кредитование российских предприятий – состояние экономики России значительно ухудшится.

Я же как гражданин выступаю против евразийской валюты, потому что являюсь сторонником суверенитета. Я выступаю за зону свободной торговли с Россией и ЕС, для чего необходима национальная денежная единица.

Общие деньги с Россией стали бы приемлемы для других государств, если бы Россия была цивилизованной страной с демократией и верховенством закона. Никого бы тогда не нужно было уговаривать вступать с ней в союз и принимать общую валюту. Все бы сами захотели этого.

Но мы видим обратное, что в Европейский союз страны стремятся по своей воле, а Россия пытается приобрести союзников силой кулака, поставляя танки и БТРы украинским сепаратистам.

Россия, к сожалению, выбрала такой способ принудить себя любить…

Станислав Богданкевич, доктор экономических наук, профессор. Председатель правления Национального банка Беларуси (1991-1995), почетный председатель Объединенной гражданской партии.

Новости по теме

Новости других СМИ