Лукашенко решил взять чиновников на испуг

Виктор Федорович, Naviny.by

"Руководителей нужно встряхнуть на полную катушку", — сказал, как отрезал, Александр Лукашенко 12 августа на совещании по проекту декрета "Об усилении борьбы с бесхозяйственностью и повышении требований к руководящим кадрам всех уровней". Как известно, от бесхозяйственности до коррупции — один шаг…

По крайней мере, все озвученные президентом мысли в последние две недели крутятся вокруг да около его излюбленной антикоррупционной темы.

31 июля Лукашенко провел совещание о совершенствовании законодательства по борьбе с коррупцией. Тут и объяснять ничего не надо.

7 августа — совещание по проекту закона, предусматривающего комплексную корректировку уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Целый ряд предлагаемых новелл прямо или косвенно касается сферы борьбы с так называемыми преступлениями коррупционной направленности.

Законопроект, к слову, внес в Палату представителей сам президент, он же его и зарубил, посчитав сырым. К месту заметить, для чиновников, попавшихся на коррупции, рекомендовалось применять меру пресечения в виде залога при отсутствии полного возмещения ущерба, а не так как сейчас: верни, что украл, внеси залог и до суда гуляй по подписке о невыезде.

11 августа Александр Лукашенко, принимая кадровые решения, заявил о том, что в ближайшее время планируется "значительное сокращение государственных служащих". Президент анонсировал двукратное сокращение госаппарата с избавлением от функций, "которые ему не свойственны и которые просто вредны". Читай: чем меньше чиновников, чем меньше у них распорядительных функций, тем меньше возможностей злоупотреблять властью и полномочиями, тем меньше коррупции.

12 августа глава государства объявил борьбу с бесхозяйственностью, которая при внимательном рассмотрении может оказаться уголовным преступлением. Как примеры — ситуация на "Борисовдреве" и Слуцком мясокомбинате, где Александр Григорьевич побывал лично и обнаружил эту самую бесхозяйственность с последующим возбуждением уголовных дел против руководителей.

День президентского совещания по проекту "антибесхозяйственного" декрета был ознаменован опубликованием проекта закона "О борьбе с коррупцией" в новой редакции. Сделано это по поручению Лукашенко для общественного обсуждения. Это уже третья по счету законодательная попытка борьбы с коррупционной гидрой.

На законодательном уровне с коррупцией в Беларуси стали бороться только с 28 июня 1997 года, когда был принят закон "О борьбе с организованной преступностью и коррупцией". В июле 2006 года закон модернизировали и посвятили исключительно коррупционерам. Последние изменения вступили в силу в апреле 2012 года, коснулись они уточнения определения объекта борьбы. В частности, к признакам коррупции законодатель отнес такой обтекаемый элемент как покровительство.

И вот новый шаг! Впервые в истории борьбы с бессмертной коррупцией президент решил посоветоваться с населением. Непонятно только, зачем было отвлекать общественность от важных дачных дел, когда у президента достаточно власти и советников-юристов под рукой?


Грядет последний бой с коррупцией?

Пока же опубликованный вариант выглядит как хорошо знакомый старый закон, который дополнили несколькими новеллами.

Первая из предлагаемых новинок (ст. 22) касается категорий лиц, которым закрыта дорога в руководящие кабинеты. Прежде всего, это чиновники, уволенные по "дискредитирующим обстоятельствам, а также имеющие судимость (в том числе снятую или погашенную) за умышленные преступления либо освобожденные от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям". Однако и в этом случае не все равны перед законом. Кто-то может оказаться равнее. В новелле есть приписка "…если иное не определено Президентом Республики Беларусь".

К месту заметить, что согласно закону "О государственной службе в Республике Беларусь" одним из оснований для отказа в приеме на государственную службу является именно наличие судимости. Так что отчасти произошло дублирование положения, которое уже действует в другом законе.

Вторая новелла (ст. 24) призвана заставить задуматься нечестного госслужащего о будущем. Пенсия за выслугу лет не будет выплачиваться чиновникам, "совершившим в период прохождения государственной службы тяжкое или особо тяжкое преступление против интересов службы либо сопряженное с использованием должностным лицом своих служебных полномочий".

К месту заметить, госслужащие имеют право на пенсию за выслугу лет и ее выплату в полном размере при достижении возраста мужчинами 60 лет, женщинами — 55 лет и наличии стажа государственной службы не менее 20 лет. Пенсия за выслугу лет им назначается в размере 40% заработной платы, плюс 2% зарплаты за каждый полный год стажа свыше 20 лет.

Людям в погонах за аналогичные грехи "оклад по воинскому (специальному) званию учитывается по воинскому (специальному) званию "рядовой". Из этого, возможно, следует, что пенсию им будут рассчитывать из оклада рядового, ведь, как правило, осужденные, например, милиционеры, лишаются приговором специальных званий. Стражи порядка при выслуге 20 лет в звании до подполковника вправе уйти на заслуженный отдых в 45 лет.

Примечательно, что в перечне служивых не упоминаются прокуроры, пограничники, таможенники и сотрудники КГБ. Забыли или они на особом положении?

Третья новелла, наверное, по мнению разработчиков, самая прогрессивная. Ей в новой редакции законопроекта посвящена целая глава 4 — "Декларирование доходов и имущества". Расписано практически всё, за исключением мелочей вроде велосипедов и мопедов, что обязаны ежегодно до 1 марта декларировать чиновники и члены их семей. Практически всё и даже долги. Вплоть до декларирования доходов и имущества детей в возрасте до 14 лет.

К месту заметить, что в декларациях о доходах госслужащих особой новизны нет. При назначении на руководящие должности это и сегодня обязательная процедура. Но, пожалуй, впервые в законодательном акте обращено внимание и на расходы. Правда, пока этот момент вызывает больше вопросов.

К примеру, за недостоверные сведения с «явным превышением стоимости имущества и иных расходов над доходами» следует угроза изъять излишки с перспективой уголовного преследования. При этом отмечается, что "явным превышением стоимости имущества и иных расходов над доходами, полученными из законных источников, признается превышение, составляющее не менее 25 процентов от доходов, полученных из законных источников". Получается, что 24,9% неизвестно откуда взявшегося добра для чиновника вполне допустимо? Непонятно.

В предлагаемом законопроекте разработчики явно проигнорировали требование президента.

"Народ должен знать, как живут чиновники и их родственники, откуда деньги и собственность у этих людей", — заявил Лукашенко на совещании о совершенствовании законодательства по борьбе с коррупцией 31 июля. Судя по опубликованному тексту, народ вряд ли узнает, "как живут чиновники".

В ст. 35 (Контроль в сфере декларирования доходов и имущества) по этому поводу сообщается: "Сведения, содержащиеся в декларациях о доходах и имуществе, не подлежат распространению, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами».

Впрочем, возможно, после общественного обсуждения законопроекта "О борьбе с коррупцией" он станет более логичным, в духе требований Александра Григорьевича. Но означает ли это, что после того, как белорусские правоохранители вооружаться новым законом, коррупционной гидре будет дан последний и решительный бой?

По мнению экспертов проекта Belarus Security Blog, для того, чтобы борьба с коррупцией стала реальностью, необходима смена философии государственного управления в Беларуси. Сдерживающим фактором выступает отсутствие во властных кругах внятных идей относительно того, какую систему государственного управления строить взамен существующей.

Сегодняшние накаты Александра Лукашенко на потенциальных коррупционеров больше похожи на травлю волков: если не уничтожить, так обложить со всех сторон и напугать, чтобы одни сами ушли, а другие стали кристально честными и его овец не трогали.

Новости по теме

Новости других СМИ