Как один мужик всех директоров зашугал

Виктор Федорович, Naviny.by

В освобождении Александра Якобсона от должности председателя Комитета государственного контроля (КГК) пока нет ничего подозрительного. Озвученная причина — "в связи с переводом на другую работу" — формулировка туманная, ни о чем не говорящая.

Рокировка чиновников – один из методов Лукашенко управлять своей вертикалью. По крайней мере, внешних признаков того, что Александр Серафимович провинился — нет. Наоборот, за время руководства Якобсона госконтроль стал главной движущей силой в борьбе с бесхозяйственностью и теневой экономикой.

Четыре года назад при предшественнике Якобсона Зеноне Ломате КГК трясло как грушу. Коррупционные скандалы следовали один за другим. Под следствие попадали как бывшие, так и действующие далеко не рядовые сотрудники финансовой милиции. В центре событий оказалась и самая боевая часть КГК – Департамент финансовых расследований.

К назначению Александра Якобсона на должность главного контролера государства в декабре 2010 года под следствием находился бывший директор ДФР Анатолий Громович. Хотя он был арестован за дела, связанные с его пребыванием в прежней должности заместителя начальника Управления КГБ по Брестской области, но душок, как говорится, имелся.

Вопросы криминального толка под протокол задавали начальнику отделения оперативно-розыскной деятельности Управления ДФР КГК по Минску и Минской области, начальнику Пинского межрайонного отдела департамента, сотрудникам центрального аппарата ДФР КГК. В декабре 2010 года к пяти годам лишения свободы был приговорен бывший начальник Управления по расследованию преступлений ДФР Геннадий Гапоненко. Его служебный кабинет занял Дмитрий Адамович, но ненадолго. В мае 2011 года суд Центрального района Минска приговорил Адамовича к трем годам лишения свободы.

Общую криминогенную ситуацию в КГК к моменту прихода Якобсона дополняла и тревожная статистика качества работы финансовой милиции. В 2010 году следователи ДФР приняли к производству 1 285 уголовных дел, но только 530 из них дошли до суда. Остальные развалились.

Так что, без сомнений, Александр Серафимович принял хозяйство в изрядно потрепанном виде. Удалось ли ему его "поднять" и сделать эффективным? Думается, в ближайшее время оценку работы Якобсона на посту главного контролера традиционно даст Александр Лукашенко. Что касается так называемых вызовов времени и требований президента, то КГК реагировал энергично и порой со впечатляющими результатами.

Итак, чем же занимался КГК под началом Александра Якобсона?


Выбивал долги

2011—2012 годы для нового руководителя прошли под знаком истребования долгов. Просроченная внешняя дебиторская задолженность белорусских предприятий была головной болью всей экономики. Продукция исправно отгружалась, а деньги где-то терялись. КГК подсуетился и хорошенько встряхнул руководителей. В результате проверочных мероприятий, проведенных в отношении 157 субъектов хозяйствования, осуществлявших внешнеэкономическую деятельность, были установлены многочисленные нарушения. Сумма наложенных штрафов превысила 67,4 млрд руб. После таких санкций директорат зашевелился, и в страну вернулась валютная выручка на сумму 39,3 млрд руб. в эквиваленте.


Боролся со лжепредпринимательством

2013 год запомнился тем, что Александр Лукашенко потребовал от белорусских правоохранителей полностью ликвидировать в стране лжепредпринимательство. Полностью не полностью, но КГК сделал, что мог.

ДФР пресек деятельность 483 лжепредпринимательских структур, на счетах которых было заблокировано более 55 млрд руб. Предъявлено к уплате 356 млрд руб. налоговых платежей. По фактам осуществления лжепредпринимательства выявлено 72 преступления. Всего же в 2013 году органами финансовых расследований КГК выявлено 811 преступлений, из них 263 относились к категории тяжких. Была пресечена деятельность 23 организованных преступных групп. По результатам работы финансовой милиции в бюджет поступило 224 млрд руб.


Объявил войну бесхозяйственности

За время руководства КГК Якобсоном – неполных три года — создалось впечатление, что для госконтроля не было запретных мест и сфер, которые оставались бы без присмотра. Схема действий на первый взгляд проста: пришел проверяющий или нагрянула бригада контролеров, накопали, а потом приходит повестка от следователя. Как, например, в случае с бывшим директором ОАО "Могилеврембыттехника". Во время проверки предприятия контролеры выявили факты нецелевого использования бюджетных средств, несоблюдения порядка бухгалтерского учета и ведения кассовых операций, сроков выплаты зарплаты, искажения статистической отчетности и многочисленные другие нарушения. Всего по результатам проверки на предприятие и его работников наложили штрафы на сумму более полумиллиарда рублей. Пресечено незаконное получение и неэффективное расходование 2 млрд рублей из областного бюджета. Против руководителя возбудили уголовное дело за "умышленное уклонение от погашения кредиторской задолженности предприятия".

Проверка КУП "Управление капитального строительства Барановичского райисполкома" выявила, что в нарушение законодательства начальство каталось по заграницам за счет предприятия. Вояжи в Финляндию, Швецию, Голландию и ОАЭ обошлись в 50 млн руб. В отношении бывшего директора возбудили уголовное дело.

Из последних дел, так сказать, при Якобсоне, — проверка деятельности ОАО "Слуцкий сыродельный комбинат". Проверка была комплексной и коллективной. Помимо сотрудников финансовой милиции, в ней участвовали чекисты и следователи. На выходе — уголовное дело против гендиректора ОАО и руководителя Копыльского филиала. Еще в 2012 году они отгрузили российскому партнеру продукцию в долг. В страну недопоступило валюты в сумме 28 млн российских рублей.


Орудие в руках президента

Но все это, можно сказать, обыденная и рутинная работа госконтроля. Пожалуй, более всего роль КГК (а точнее сказать – значимость), которую ей придает Александр Лукашенко в жизнедеятельности государства, проявилась за последний год, когда президент вдруг обнаружил, что происходит за парадными фасадами. Обнаруживая то тут, то там бесхозяйственность, глава государства первым делом насылал проверки к проштрафившимся директорам.

Так было в ноябре 2013 года, когда президент посетил "Борисовдрев" и устроил чиновникам "черную пятницу". В результате председателю Комитета госконтроля Александру Якобсону было поручено детально разобраться с состоянием дел в отрасли и на конкретных предприятиях, – то бишь, назначили "смотрящим" за деревообработкой.

В апреле очередная "инспекторская" поездка Лукашенко в Слуцк буквально шокировала главу государства бардаком. Отклонившись от маршрута, он заглянул на местные льнозавод и мясокомбинат. По льнозаводу Лукашенко поручил Александру Якобсону возбудить уголовное дело. По мясокомбинату – потребовал от главного контроля: "Всех виновных — в камеру, пусть компенсируют ущерб. Все должно быть переработано, все, что испорчено, пусть едят. Оставишь их здесь, никого не выпускать — пусть едят!".

Параллельно глава КГК без отрыва от основного места работы по поручению президента "встряхивал" ЖКХ — возглавлял рабочую группу по изучению проблемных вопросов в жилищно-коммунальном хозяйстве. От этой должности его пока не освобождали.

А на днях Александр Серафимович собрался перевести свое ведомство от повального контроля к аналитическим методам работы. Но тут его уволили, так что остается только гадать, как бы это было.

…Сложно сказать, каким Якобсон останется в памяти руководителей, вотчину которых посещали с проверками, а материалы проверок потом попадали на стол следователей. На обывательском же уровне создалось впечатление, что при виде госконтролера у всякого рода начальников должны были поджилки трястись. С другой же стороны, начальники приходят и уходят, а проблемы остаются все те же, до боли знакомые. Факт в том, что когда Александр Якобсон возглавил КГК, ведомство от скандалов трясло как грушу. К моменту же освобождения его от должности там — тишь да гладь.

Новости по теме

Новости других СМИ