Геополитический кредит

Валерий Карбалевич, белорусская служба радио "Свобода" / перевод UDF.BY

Правительство России приняло решение выделить Беларуси в 2014 году государственный кредит в сумме 1 млрд 550 млн долларов США. Напомню, что еще 450 млн долларов РФ выделила в июле. В сумме получается 2 млрд, как и обещал Путин в конце прошлого года. Правда, все эти деньги вернутся в Россию — государственному банку ВТБ, у которого Минск летом "перехватил" заем на те же 2 млрд долларов.

Казалось бы, событие не требует особого комментария, так как все происходит согласно договоренностям между Лукашенко и Путиным. Но я хотел бы обратить внимание на ряд обстоятельств.

Прежде всего, в декабре прошлого года, когда было объявлено о выделении этого кредита, высокие представители российского Министерства финансов утверждали, что из бюджета будет выдано только 450 млн, а все остальное — "из других источников".

Было много разговоров о том, что на самом деле правительственного кредита России не будет. Например, газета "Белорусы и рынок" (08.09.2014 г., № 35) выразила мнение, что "тему выделения так называемого двухмиллиардного российского кредита в текущем годом можно считать закрытой".

Сомнения в вероятности того, что Кремль даст взаймы, объясняли разными причинами. Говорили, что Москве выгодно держать Минск на крючке, кормить обещаниями, выделять деньги мелкими партиями, чтобы вить из Лукашенко веревки, заставить его продать за бесценок пять предприятий в рамках "интеграционных проектов". Вспоминали нейтральную позицию Беларуси по украинскому вопросу, попытки Минска разморозить отношения с Западом, за что, мол, Россия обязательно должна отомстить. Отмечали тяжелую экономическую ситуацию в России вследствие больших расходов на войну с Украиной, западных экономических санкций. Теперь российское правительство включило режим экономии, сокращается субсидирование местных бюджетов. В общем, стало довольно распространенным мнение, что "уменьшение экономической помощи Беларуси со стороны России будет в любом случае, так как состояние экономики России ухудшается".

Тем не менее решение дать двухмиллиардный российский кредит принято, причем все деньги выделяются именно из бюджета России, а не "из других источников", как предупреждал Минфин РФ. Разница есть: правительственный кредит дешевле.

Что из всего этого следует? Прежде всего — то, что, несмотря на все катаклизмы и волнения, которые бушуют последние месяцы, никаких особых изменений в белорусско-российских отношениях в ближайшее время ожидать не стоит. Будет все как всегда: заверения в братской интеграции и ссоры, взаимные упреки, шантаж и российские дотации.

Наибольшее влияние на состояние белорусской экономики может оказать тот процесс, который в России получил название "налоговый маневр". Российское правительство планирует в течение пяти лет уменьшить размер нефтяной пошлины и одновременно увеличить налог на добычу нефти. В результате актуальный сейчас в двусторонних отношениях вопрос о выплате пошлин за экспорт нефтепродуктов из Беларуси в российский бюджет исчезнет. Зато цена нефти для Беларуси значительно повысится. Что может ликвидировать статус Беларуси как российского нефтяного офшора — со всеми последствиями, которые вытекают отсюда для белорусской экономики. Напомню, экспорт нефтепродуктов дает около трети доходов от экспорта.

В общем, я бы не стал связывать объем дотаций Беларуси со стороны России с состоянием российской экономики. Опыт белорусско-российских отношений свидетельствует о том, что непосредственной связи здесь нет. В 1990-е годы, во времена Ельцина, экономическая ситуация в России была ужасная, зарплаты и пенсии российским гражданам задерживались месяцами. Но, тем не менее, Беларусь покупала газ и нефть на льготных условиях, были и другие формы субсидий.

И наоборот, середина 2000-х была наиболее благоприятным в экономическом смысле периодом для России. В эти тучные годы мировые цены на нефть и газ были высокие, нефтедоллары текли полной волной в российский бюджет. И как раз в это время Москва объявила, что больше не будет субсидировать Беларусь, стороны переходят на рыночные отношения. В результате на рубеже 2006-2007 годов произошло нефтегазовая война, Минск начал искать возможности диалога с Западом, Лукашенко заговорил о реформах и др.

То есть объем дотаций Беларуси со стороны России зависит не столько от состояния российской экономики, сколько от политических решений в Кремле. А политика там, как показывают последние события, определяется прежде всего с геополитической точки зрения.

Новости по теме

Новости других СМИ