Нобелевский лауреат рассказал, как экономика вызвала войну на Донбассе

Роберт Шиллер, Project Syndicate / перевод liga.net

Нобелевский лауреат Роберт Шиллер объясняет, почему после длительной стагнации часто начинаются большие войны.

Рецессия, последовавшая за биржевым крахом 1929 года, усилилась спустя восемь лет после начала кризиса, а восстановление экономики было достигнуто только благодаря экономическому стимулу в виде Второй мировой войны: конфликта, который стоил более 60 миллионов жизней. К тому времени, как восстановление в Америке, наконец, произошло, большая часть Европы и Азии лежала в руинах.

Нынешняя ситуация в мире не столь страшна, но есть очень схожие параллели, особенно с 1937 годом. Теперь, как и тогда, люди в течение длительного времени испытывают разочарование, а многие и отчаяние. Они все больше тревожатся за свое долгосрочное экономическое будущее. И такие опасения могут иметь серьезные последствия.

Например, влияние финансового кризиса 2008 года на украинскую и российскую экономику, в конечном счете, может быть причиной нынешней войны. По данным Международного валютного фонда, и Украина, и Россия с 2002-го по 2007-й год переживали впечатляющий рост: за эти пять лет реальный ВВП на душу населения вырос на 52% в Украине и 46% в России . Но к сегодняшнему дню все экономические успехи остались в прошлом и рост реального ВВП на душу населения в прошлом году составил всего 0,2% в Украине и 1,3% в России.

Влияние финансового кризиса 2008 года на украинскую и российскую экономику, в конечном счете, может быть причиной нынешней войны.


Нетерпимость и агрессивность, последовавшее за разочарованием, возможно, объяснят гнев украинских сепаратистов, злость россиян и решение Владимира Путина аннексировать Крым и поддержать сепаратистов.

Отчаяние, которое было движущей силой недовольства - не только в России и Украине - после финансового кризиса, имеет имя. Это отчаяние называется "new normal" - термин, придуманный основателем гигантского облигационного фонда PIMCO Биллом Гроссом, относительно пессимистичных долгосрочных прогнозов экономического роста.

Отчаяние, которое чувствовалось в 1937 году, привело к появлению таких терминов, как "Вековой застой (стагнация)". В конце 1930-х люди в Европе были также встревожены и недовольны, и это помогло правительствам Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини получить огромную власть.

Пессимизм, препятствуя потреблению, фиксирует слабую экономику, а также порождает злобу, нетерпимость и потенциал для насилия.


Другой термин, получивший известность в 1937 году, это "недопотребление" - теория, что люди из-за страха склонны слишком большую долю доходов откладывать "на черный день". Более того, объем сбережений может превысить имеющиеся инвестиционные возможности. В результате желание сэкономить не увеличит объем совокупных сбережений, необходимых для создания новых бизнесов, нового строительства и так далее.

"Вековой застой" и "недопотребление" - это термины, которые открывают лежащий в их основе пессимизм, а он, препятствуя потреблению, ослабляет экономику, а также порождает злобу, нетерпимость, создает потенциал для насилия.

В своем основном труде "Моральные последствия экономического роста" Бенджамин Фридмен указал множество примеров, когда замедление экономического роста приводили к росту нетерпимости, агрессивности, радикальному национализму и войнам. Он пришел к выводу, что "повышение уровня жизни состоит не только в конкретных улучшениях, которые рост ВВП приносит людям, а в том, как экономический рост влияет на социальный, политический и в конечном итоге нравственный характер народа".

Некоторые сомневаются в важности экономического роста. Может быть, как говорят многие, мы слишком требовательны и должны наслаждаться высоким качеством жизни, который уже есть, и не беспокоиться о постоянном росте. Возможно, они правы.

Но существует реальная проблема - самооценка и сравнивание с себя другими. Мы всегда сравниваем себя с кем-то и надеемся подняться по социальной лестнице. Люди ни за что не станут расслабляться, если будут думать, что они выглядят неудачниками по сравнению с остальными.

Надежда на то, что экономический рост укрепляет мир и толерантность, основывается на человеческой тенденции сравнивать себя не только с другими, но и с тем, как они помнят людей - в том числе себя - в прошлом. Фридмен говорит: "очевидно, невозможно, чтобы большая часть населения жила очень богато. Но большинство людей может жить лучше, чем они жили год или десять лет назад - это и есть суть экономического роста".

Надежда на то, что экономический рост укрепляет мир и толерантность, основывается на человеческой привычке сравнивать себя не только с другими здесь и сейчас, но и с тем, какими они помнят себя - в прошлом.


Недостатком санкций, введенных против России за ее поведение в Восточной Украине, является то, что они могут спровоцировать рецессию по всей Европе и за ее пределами. В мире будет много несчастливых русских, украинцев и европейцев, чье чувство уверенности и стремление поддержать мирные демократические институты будет ослабевать.

Хотя некоторые виды санкций против международной агрессии необходимы, мы должны помнить об опасностях, связанных с экстремальными мерами. Было бы весьма желательно договориться и покончить с санкциями, более плотно интегрировать Украину и Россию в мировую экономику и вдобавок начать экспансионистскую экономическую политику.

Для удовлетворительного решения нынешнего конфликта этого вполне достаточно.


Справка

Роберт Шиллер является лауреатом Нобелевской премии по экономике 2013 года, профессором экономики Йельского университета, а также автором книги "Spiritus Animalis, или как человеческая психология управляет экономикой и почему это важно для мирового капитализма" (в соавторстве с Джорджем Акерлофом).

Новости по теме

Новости других СМИ