Зачем правительство увеличивает подоходный налог на 1%?

Янка Грыль, "БелГазета"

В главной новости минувшей недели важен не столько 1% повышаемой ставки, сколько обстоятельства обнародования вести о ее повышении и социально-экономические тренды, результатом действия которых стало желание Совмина сделать жизнь трудящихся хотя бы на 1% менее сладкой и предсказуемой.

Ранее Совмин рассматривал законопроект об увеличении НДС с 20% до 22% и подоходного налога с 12% до 13%, предусматривающий в качестве утешительной пилюли снижение налога на прибыль с 18% до 15%. Главным инструментом налоговой политики в РБ традиционно считается НДС (около трети поступлений в госбюджет), поэтому тревога отцов нации за доходную часть бюджета столь же традиционно выливается в призывы к увеличению НДС, заставляющие бизнес заламывать руки в плаче об утраченной конкурентоспособности.

НДС — снятие пенки с каждого факта извлечения добавленной стоимости (юрлица). Подоходный налог и вообще налогообложение доходов физлиц (НДФЛ) — снятие пенки с отдельного взятого гражданина, дающее порядка 20% поступлений в госбюджет. Граждан последнее десятилетие наша фискальная система старалась щадить — денег от них меньше, а визгу больше.


ЧТО СКАЗАЛ ППП?

17 сентября главное информагентство страны БелТА опубликовало фрагмент интервью вице-премьера Петра Прокоповича, якобы заявившего: "Увеличение НДС и подоходного налога обсуждалось, но решение об этом не принято, и, я думаю, принято оно не будет". Далее Петр Петрович высказал вполне здравую и даже либеральную мысль о том, что нужно не повышать налоги, а делать более платежеспособными налогоплательщиков.

Но уже 18 сентября новость была аннулирована, а затем вышла в диаметрально противоположной трактовке: скорее всего, решение о повышении подоходного с 12% до 13% будет принято на президиуме Совмина. Источник тот же — Герой Беларуси Петр Прокопович, вроде бы еще вчера уверявший, что повышения не будет. Трудно предположить, что у государственного деятеля такого ранга видение одного из важнейших вопросов налоговой политики меняется за сутки. Налицо очевидный сбой в информационном обеспечении работы правительства. Хотя здравая мысль о повышении платежеспособности налогоплательщиков в противовес повышению налоговых ставок сохранилась и во второй редакции речи Прокоповича.

Комично, что Петр Петрович, по версии БелТА, обосновал необходимость повышения подоходного налога следующим образом: "Все деньги будут направлены на семью, на поддержку детей". Какая семья и чьи дети, в заметке не уточнялось. Ветеран белорусского медийного фронта Александр Зимовский, ныне работающий в Петербурге, в сердцах вынужден был напомнить коллегам через Facebook: "Ну, ладно, Петр Петрович с годами в деменцию впадает, но в редакциях же не одни дебилы остались. Вы ж думайте, когда цитаты ставите". Короче, не нужно пытаться прикрыть собственный срам благородными сединами Петра Петровича.

Аргументация, вложенная 18 сентября в уста Прокоповича, восходит к интервью телеканалу "Беларусь-1" другого вице-премьера — Анатолия Тозика. Именно Тозик после совещания по господдержке семьи, состоявшегося 22 августа, возвестил неизбежность повышения НДФЛ:

Это огромные деньги, которые нужны сегодня для поддержки семей, для поддержки детей… Скорее всего, будет принято решение о том, чтобы установить для всех норму подоходного налога в 13%. Все эти деньги, как подчеркнул президент, до одного рубля, будут уходить только на эти цели.


Заметьте, в контексте господдержки семьи слова про детишек, ради которых стоит повысить НДФЛ, звучат гораздо убедительнее. Ссылка на президента, неизбежная в белорусской административно-ритуальной практике, возвращает сюжет в идеологически правильное русло: лучшее — детям. Можно даже подумать, что вся фискальная политика в РБ формируется нуждающимися в господдержке детьми, хотя это не совсем так.


ЧТОБ НЕ ЖИРОВАЛИ

Надо полагать, все эти оговорки и разночтения по поводу НДС и НДФЛ отражают реальные дискуссии о принципах налогово-бюджетной политики. Ведь в тот же день, 17 сентября, глава верхней палаты Нацсобрания Анатолий Рубинов не только одобрил повышение НДФЛ, но и высказался за прогрессивную шкалу налогообложения: "Лично я ввел бы дифференциальный подоходный налог, правда, у нас люди еще не так много зарабатывают, чтобы вводить такой подход, но, возможно, в перспективе мы к этому придем". Напротив, министр по налогам и сборам Владимир Полуян летом чрезвычайно настойчиво повторял: "Министерством не планируется введение дифференцированного налогообложения доходов граждан — так называемого налога на богатство".


Справка "БелГазеты".

До 2009г. в РБ действовала прогрессивная шкала подоходного налога — от 9% до 30% в зависимости от дохода. 1 января 2009г. была введена плоская шкала со ставкой в 12%. По минимуму (9%) облагаются доходы физлиц и ИП от резидентов ПВТ и зарегистрированных инновационных проектов вне ПВТ, по максимуму (15%) — доходы плательщиков, не признаваемых налоговыми резидентами РБ, от физлиц, не являющихся ИП, и доходы от предпринимательской и частной нотариальной деятельности. Все остальное (включая дивиденды) облагается по ставке 12%.

Не все физлица адекватно оценивают свое скромное 12-процентное счастье. Уместно процитировать (с сохранением орфографии оригинала) комментарий к спичу Прокоповича с популярного оппозиционного сайта "Хартия‘97": "С хрена ли мелочиться па писят уже давай... працэнтаў... удиви всю мировую общественность!" В силу образовательного уровня и особенностей психофизического развития, осложненных личной неприязнью к Петру Петровичу, значительная часть аудитории популярного сайта не знает, что мировую общественность НДФЛ в 50% нисколько не удивит.


Справка "БелГазеты".

Большинство стран Западной Европы изымает у налогоплательщиков 40-50% и более доходов: до 75% во Франции, до 59% в Дании, до 56% в Швеции, до 52% в Нидерландах, до 50% в Бельгии и Великобритании, до 45% в Германии и т.п. Как правило, в этих странах действует прогрессивная шкала налогообложения. Напротив, в Восточной Европе дифференцированный НДФЛ значительно ниже: 18-32% в Польше, 15-24% в Литве, 16% в Румынии или Венгрии и т.п., вплоть до 10% в Болгарии.

Чем ниже уровень доходов в стране, тем больше доводов в пользу "уплощения" шкалы подоходного налога и снижения ставок. НДФЛ в России, Беларуси, Казахстане исторически оформился в пределах 9-13% — экономисты не раз признавали, что это та доля дохода, которую население согласно отдавать фискальным органам; повысьте ее — упадет собираемость.

Добавив к ставке 1%, государство как бы намекает: возможны проблемы с доходной частью бюджета, коль скоро, презрев суеверия, Совмин доводит НДФЛ до 13%. Обосновав увеличение налога умильными ссылками на детишек, государство как бы подчеркивает: основные бюджетные расходы обусловлены социальными гарантиями для граждан; хотите гарантий — гоните копейку. В сумме оба этих фактора позволяют прогнозировать в случае ухудшения экономической ситуации радикальный пересмотр сложившейся в 2000-е гг. фискальной политики. При этом дополнительное бремя ляжет не только на бизнес (через НДС), но и на граждан (через НДФЛ) — вплоть до возврата к прогрессивной шкале, чтобы не шибко жировали.

Новости по теме

Новости других СМИ