Муки миротворчества

Ирина Халип, "Новая газета"

Сегодняшняя война для Лукашенко - действительно мать родна.

В старом советском анекдоте армянское радио на вопрос, будет ли война, ответило: "Войны не будет, зато будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется". Александр Лукашенко в полном соответствии с анекдотом решил включиться в борьбу за мир в Украине.

Об этом он заявил в пятницу в интервью телеканалу "Евроньюс": "Для меня это очень опасная и страшная вещь: недоверие России к Западу, Запада к России, Америки к России и России к Америке. Я был бы готов использовать и свои вооруженные силы для того, чтобы развести конфликтующие стороны".

Прежде Лукашенко никогда ничего подобного не произносил. Заявление для "Евроньюс" — это не его, это чужая риторика. Двадцать лет он долбил одно и то же: белорусские солдаты никогда не будут гибнуть на чужой земле, белорусские матери никогда не будут получать похоронки в чужой войне белорусские вооруженные силы не участвуют. Даже в апреле, встречаясь с председателем Верховной рады Александром Турчиновым, убеждал его, что в Украину войдет не на танке, а на тракторе с плугом, чтобы землю пахать. Правда, тогда же он уверял Турчинова, что России эта война не нужна: "Ты даже не думай, что и Путин к тебе в Киев на танке приедет. Ему это не нужно, ни ему, ни тебе".

Так что заявление о готовности ввести войска в Украину прозвучало полным диссонансом с выстраиваемым годами образом стабильной и тихой страны. Тем более что сегодняшняя война для Александра Лукашенко — действительно мать родна. Он единственный, кто оказался в полном шоколаде. Пообещал Владимиру Путину, что после введения эмбарго завалит всю Россию белорусскими продуктами. Пообещал Петру Порошенко, что заправит каждый украинский танк белорусской соляркой (из российской льготной нефти, разумеется, так что выгода двойная). Не обещал ничего публично Западу, зато втихую договорился с европейскими государствами клеить ярлыки "Сделано в Беларуси" на их товары, чтобы не утратили российский рынок. А еще именно он предоставил площадку для переговоров России и Украины в собственной резиденции, и высокопоставленные чиновники Евросоюза теперь ездят в Минск в командировки и даже не заикаются о политзаключенных. Это, несомненно, сложившийся пасьянс, четыре туза и джокер на одних руках. И среди всей благодати — вдруг заявление о готовности вводить войска в Украину.

Разумеется, Украина тут же отвергла "помощь": "Мы считаем, никаких миротворческих войск в Украину вводить не нужно. Нужно, чтобы Российская Федерация и террористы выполняли "минские договоренности" о прекращении огня и обмене заложниками, — немедленно заявил спикер МИД Украины Евгений Перебийнис. — Мы способны сами навести порядок на своей земле, если ее покинут иностранные войска".

Иностранные войска не покинут, сегодня это уже ясно. Вопрос в другом: зачем Лукашенко все-таки сделал это скандальное заявление? Ведь он прекрасно понимал, что выпускает из рук последний козырь, удерживавший подле него ту давно уже немногочисленную часть избирателей, которые все еще искренне за него голосуют. Это те самые, которые живут под лозунгом "Лишь бы не было войны". Ответ, скорее всего, лежит в сфере союзных отношений.

Мало того что об отсутствии прав человека в Беларуси уже несколько месяцев как все забыли, и теперь Александр Лукашенко на фоне Путина выглядит для Запада наименьшим злом, так из-за эмбарго он стал еще и всеобщим партнером. И теперь он защищает Кремль в западных медиа, хотя всегда было наоборот. Похоже, Владимира Путина такие отношения начали напрягать, и он решил напомнить, кто чей союзник и кто вообще в этом союзе главный. Возможно, он вовсе и не хочет, чтобы гробы из Украины шли не только в Россию, но и в Беларусь.

Кстати, по закону Беларусь и не может вводить в Украину свои войска, даже с формально миротворческой миссией. В рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — никак, поскольку устав ОДКБ предполагает участие войск только на территориях стран, входящих в объединение. Украина же к ОДКБ отношения не имеет. Миротворцы с мандатом ООН — это международный контингент, где теоретически могут оказаться и белорусы, но одновременно с натовцами, да еще и с согласия Украины, что тоже едва ли возможно. Правда, военные отношения в рамках союза Беларуси и России гораздо более тесные, чем в ОДКБ. Есть единая система ПВО, единая группировка сухопутных войск, есть российские военные базы на территории Беларуси, и в любой момент Россия может усилить свое присутствие в Беларуси. Но введение белорусских войск в другую страну — за пределами всех международных соглашений и, собственно, белорусских законов. Так что с точки зрения права высказывания Лукашенко — театральный жест в сторону союзника, чтобы не обижался и не забывал денег подбрасывать. Он и не забыл: в ту же пятницу Россия объявила о предоставлении Беларуси кредита на строительство АЭС.

Впрочем, российские законы тоже отрицают возможность нападения на чужое государство. А когда законы не действуют в обоих государствах-союзниках, всегда следует ожидать худшего.

Новости по теме

Новости других СМИ