Начинаем союз с шантажа

Артем Шрайбман / TUT.BY

Свершилось. Беларусь наконец-таки продавила свою позицию в нефтяных переговорах с Россией – все экспортные пошлины на нефть в 2015 году мы оставим в своем бюджете.

В зависимости от цен на нефть этот переговорный успех принесет Беларуси примерно 1 млрд долларов. И это плюс к тем полутора миллиардам, которые официальный Минск выторговал при подписании договора о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) в мае этого года.

Казалось бы, новость отличная. Особенно для белорусских властей. ВВП и зарплаты, в отличие от внешнего долга, расти не хотят, а на носу выборы. И тут такой приятный снег на голову. Но радоваться рано, и вот почему.

Напомню краткую предысторию. Мы покупаем российскую нефть, как и положено в Таможенном союзе – не по мировым ценам. Перерабатываем ее, продаем и имеем с этого неплохой доход. Одна незадача – россиянам наши высокие прибыли не особо нравились, и они настояли на сохранении в ТС устаревшего механизма перечисления в российский бюджет экспортных пошлин на нефть (3-4 млрд в год). По логике интеграции, такого быть не должно. Минск абсолютно справедливо требовал отмены этого механизма: если торговля свободная, прибыль от нашей нефтепереработки – целиком наша, раз в самой России НПЗ не могут работать так эффективно, как в Беларуси.

Деньги эти Россия терять не хотела, но против железобетонных белорусских аргументов – "подписали, так теперь выполняйте" – было сложно возражать. Поэтому стороны сошлись на постепенном уходе от перечисления пошлин: в 2014-м году – работаем как раньше, в 2015-м – 1,5 млрд забирает себе Минск, а потом договариваемся о полной отмене устаревшего механизма.

Но российское правительство пошло на хитрый ход – налоговый маневр. Суть в том, что налоговое бремя постепенно перекладывается с экспортеров нефти на добывающие компании. Российскому бюджету все равно, откуда будут идти поступления, но раз белорусское "окошко" в этом смысле закрывается, то деньги терять нельзя. Для Беларуси это существенные потери: снижается ставка пошлины, которую мы хотели оставлять себе, и возрастает цена на нефть из-за повышенного налога на его добычу.

Проблема с налоговым маневром в том, что он абсолютно законен с точки зрения ЕАЭС. Правительство России имеет право определять свою налоговую политику самостоятельно. Но Беларусь рассчитывала на эти деньги, и в ход пошел шантаж. Минск попросил компенсацию за неоправдавшиеся надежды.

Сначала Александр Лукашенко заявил, что налоговый маневр "станет очень большой проблемой в функционировании нынешнего Союза". Затем мы начали тянуть с ратификацией договора о ЕАЭС. Казахский и российский парламенты сделали это оперативно, а нашему вдруг понадобилось время на изучение документа. К слову, он был опубликован весной, и все, кто хотел, давно его прочитали.

Текст поступившего в парламент законопроекта о ратификации договора оказался просто фееричен. Беларусь, по нему, согласится добросовестно выполнять соглашение, только если получит письменные гарантии выполнения своих условий и даже больше – недопустимости ухудшения своего положения в будущем.

Вообще для подобных случаев в международном праве есть слово "оговорка". Но авторы белорусского законопроекта хорошо понимали, что оговорки прямо запрещены самим договором о ЕАЭС (ст. 117). А подобная оговорка сомнительна и с точки зрения Конвенции о праве международных договоров 1969 года (оговорки не могут противоречить объекту и целям договора, то есть перечеркивать его). Поэтому наша оговорка получила название "заявление", что не особенно изменило ее суть: Беларусь отказывается выполнять договор о ЕАЭС, пока не получит то, чего хочет.

8 октября о шантаже со стороны белорусской делегации (на переговорах о нефтяном маневре в Москве) сообщила газета "Ведомости". "Им помог шантаж, - цитирует издание неназванного российского федерального чиновника. - Беларусь заявила, что если не сократят размер перечислений, то она не будет вступать в ЕАЭС".

Надо сказать, эта переговорная стратегия бьет в точку. Имидж России на мировой арене серьезно пострадал в результате украинского конфликта. Фактический развал главного геополитического проекта Москвы – Евразийского союза – на самом старте стал бы просто позором. И Россия, стиснув зубы, дала Беларуси то, чего она просила. Лишь бы ратификация договора о ЕАЭС и его запуск с 1 января 2015 года прошли как по маслу.

Вся эта история слишком сильно напоминает классическую мышеловку. Мы выбили себе максимально возможную порцию сыра. Ну и что дальше? Слабо верится, что Кремль просто забудет все уступки, которые сделал под прямым шантажом своего, как там считается, младшего брата. А тем более когда российская экономика из-за дешевой нефти и западных санкций стоит на грани рецессии.

Теперь, если Россия добьется гладкого запуска ЕАЭС, чем мы будем выбивать себе новые уступки, когда налоговый маневр заработает на всю катушку и наши доходы от нефтяных пошлин все равно упадут? Как вообще будем защищаться, если Москва попросит платить по счетам, к примеру, продажей тех же НПЗ?

Угроза выйти из союза уже не сработает. Во-первых, этот процесс очень противоречиво прописан в самом договоре: статья 118 дает право выхода, а статья 13 гласит, что для этого нужно разрешение остальных членов ЕАЭС. Во-вторых, есть политические препятствия. Условно говоря, вступить в брак с Россией куда легче, чем потом из него выйти. Украинский пример рядом. Да и в целом, продолжая свадебные метафоры, сложно представить себе счастливый брак, который начинается с шантажа.

Упорству белорусских чиновников в отстаивании интересов своей экономики можно только аплодировать, но не слишком ли в рискованную игру они ввязались вместе со всей страной?..

Новости по теме

Новости других СМИ