Легла, сымитировала оргазм и ждет вознаграждения

Игорь Драко, блог на сайте Naviny.by

Так случилось, что за прожитые годы я ни разу не пользовался услугами проституток. В юности не имел средств на такое удовольствие, в молодости без каких-либо проблем получал его бесплатно (предоставлял, само собой разумеется, тоже бесплатно).

Сейчас не плачу деньги за секс, наверное, потому, что по натуре экономный и в меру ленивый человек. Отдать двух- или трехдневный заработок (не знаю точно, сколько это стоит) за час утехи… Нет, я против сексуального разнообразия, если для его достижения надо много работать. Вот так лень и занятость склоняют нас к постоянству в отношениях.

В постели с проститутками я не был, зато знакомства с ними водил. Не в качестве сутенера. Просто жили рядом. С двумя — в общежитии. С одной — в соседних квартирах.

Те, что из общежития, моложе, общежитие было студенческое. Их соседки про них мне рассказали. Сразу не поверил, но потом сдружились, выпивали вместе, они и сами не скрывали, чем занимаются. Спокойно говорили: «Да, спим иногда за деньги». Не знаю, какую периодичность подразумевало это «иногда», но учебе их «работа» не мешала. В общем, простая история: провинциалки в Петербурге, середина 90-х, у родителей денег для дочерей есть только на билет в одну сторону и на месяц прокорма. Никакого надрыва или душевных мук, будничное: «Да, спим иногда за деньги». И наливают всем нам коньяку.

У той, что жила со мной в одном подъезде, история тоже незамысловатая, но уже «потяжелее», с налетом «безвыходности». Одна растила ребенка. Квартира съемная. У нее была и обычная работа (какая, не вспомню сейчас), но денег не хватало, подрабатывала. Тридцать лет, выглядела не очень (и сама это признавала), потому брала не много, но достоинства не теряла.

Стало быть, сексуального опыта с проститутками у меня не было, но об их мастерстве я кое-что знаю, причем не из книг и кинофильмов. Общежитские, понятно, рассказали мне о профессии гораздо больше, чем мать-одиночка, потому что с ними я познакомился раньше, был моложе и больше спрашивал.

Однажды выпивали, стали шутить на тему секса; их соседки, мой товарищ и я стали спрашивать: «А правда, что проститутки имитируют оргазм?» «Специалистки» переглянулись между собой и одна сказала другой: «Ты скажи». И та сказала: «Я почти всегда имитирую. Ну, чтобы все быстрее закончилось. Видит, что я на пределе, и, довольный тем, что заставил меня кричать, через несколько секунд и сам кончает».

Когда выпивали больше, доходили до таких «откровений», о которых пишут только в порнографических романах. Мог бы и о них написать, но отношение к теме — которая, как вы догадываетесь, не только плотская, но и политическая — имеют исключительно сам факт проституции и имитация оргазма.

Итак, перехожу к политике.

В роли проститутки выступает Беларусь, в роли ее клиента — Кремль (не пишу «Россия» или «Москва», чтобы грамматически подчеркнуть «мужественность» клиента).

Казалось бы, об отношениях «союзников» в проекции на отношения мужчины и женщины, жениха и невесты, любовника и любовницы сказано много. И формулировки были хорошие. Хотя бы вот эта: «Нефть в обмен на поцелуи». Блеск!

Что же эдакого хочу сказать я?

Уже сказал: Беларусь-проститутка имитирует оргазм. Чересчур грубо и унизительно для Беларуси? Нисколько. Даже мои общежитские подружки (люди, а не абстракция в виде государства) не стеснялись признаваться в том, что они проститутки и имитируют оргазм.

Они говорили: «Да, спим иногда за деньги».

Беларусь говорит: «Да, беру деньги с Кремля, потому что ему нужен союзник».

Они говорили: «Имитируем оргазм, чтобы быстрее все закончилось и клиент получил удовольствие от осознания того, что он хороший любовник».

Беларусь говорит: «Клянусь в верности союзническим обязательствам, чтобы Кремль думал, что я никуда от него не денусь, и был готов неплохо заплатить и следующий раз».

Хорошо было моим подружкам с их клиентами? Пару-тройку раз было, но опыт взял свое: научились разделять работу и получения удовольствия.

Было ли хорошо Беларуси с Кремлем? Было и не раз. Но время идет. Подружки из общежития уже давным-давно не зарабатывают своим телом (обе удачно трудоустроились по окончании университета). Профессия чрезвычайно зависимая от возраста. Моя соседка по подъезду в тридцать уже не ломила цены. Для иной деятельности чем больше стаж, тем лучше, а тут — забег на короткие дистанции, как у большинства спортсменов.

Беларусь слишком долго имитировала оргазм в союзнических отношениях с Кремлем. Сейчас как бы громко она ни кричала: «О, мой Кремль, как же мне хорошо с тобой!», Кремль ей не поверит. Не только потому, что знает Беларусь-партнершу как облупленную, но и потому, что сам постарел. Постарел и понял: «Может, и зря я так долго платил. Однако теперь я такой старый, что даже все мои деньги не оставляют мне надежды почувствовать вблизи себя биение молодой жизни. Хотя, как бы не горько было сознавать, я по-прежнему буду приплачивать старухе Беларуси, чтобы обманывать себя, что в прошлые годы из политических соображений все-таки имело смысл спонсировать союзницу».

А Беларусь будет брать эти деньги и, замазывая тоннами косметики морщины на старом лице, смотреться в зеркало и убеждать себя: «Для своих лет я, при всех трудностях профессии, неплохо сохранилась. Да, платить готов только ветхий Кремль, но уже поздно менять спонсора».

«Беларусь, не отчаивайся! — попытается подбодрить ее антироссийский белорус-патриот или западный политик. — Свободный мир в лице Евросоюза ждет тебя».

«Да кому я могу быть нужной, бл...дь истрепанная?! — ответит пожилая Беларусь. — Только второму, такому же как Кремль, старому импотенту: вашему долбаному Евросоюзу. Отстаньте, не буду я менять шило на мыло…»

И видавшая виды Беларусь права. Хватит с нас отношений «проститутка-клиент». Нужны здоровые партнерские отношения. Но чтобы они были таковыми, и в Беларуси, и в России необходимо провести чистку «элит». Как будут «чистить»? Скорее всего, посредством революции (или череды революций) в России и вызванных ею социальных и политических потрясений в Беларуси.

Революция — это молодость, которая настойчиво требует, чтобы старые проститутки и их клиенты ушли на покой. Если бы сами ушли, то можно было бы обойтись и без революций. А ведь не уйдут…


Справка.

Игорь Драко. Родился в Фергане (Узбекистан), в школу ходил в Ивье (Гродненская область), окончил Санкт-Петербургский университет (Россия). Гражданин Республики Беларусь, которому почему-то не дают эфир на БТ. Любит читать, слушать, смотреть, писать и говорить, но не верит, что в споре рождается истина, поэтому предпочитает беседу.

Новости по теме

Новости других СМИ