Ковать "незалежнасць", пока горячо

Артем Шрайбман, TUT.BY

Ввстреча Александра Лукашенко с писателями еще до начала многими воспринималась с иронией. Мол, сейчас будет президент учить литераторов книги писать. Не обошлось и без этого: писателям указали, что от них ждут "Войны и мира", а они не могут планку Быкова и Короткевича удержать. Но если серьезно, встреча была не об этом.

Президент впервые за долгие годы решил пригласить, дать высказаться, а по отзывам самих участников встречи, и внимательно выслушать представителей негосударственного (в наших широтах – оппозиционного) Союза белорусских писателей. Дело в том, что, как и других, журналистских и профсоюзных, писательских союза в Беларуси два: пригосударственный и альтернативный. Думаю, разницу в отношении к двум организациям со стороны власти, ее телеканалов, газет и распорядителей бюджетными средствами объяснять не нужно.

Зачем Лукашенко это было нужно? Заигрывать с оппозицией или Западом? Нет, ситуация не та. Рейтинг растет, оппозиция в подполье (и там дерется непонятно за что), Запад занят войной у наших соседей, а за миротворчество готов простить белорусской власти многое, и уж точно – игнорирование мнения части писательского цеха. Еще менее вероятно, что президент вдруг так озаботился проблемами недовольных авторов, что решил выделить несколько часов, чтобы слушать их жалобы и отвечать на неприятные вопросы.

Я не открою Америку, это уже отметили многие наблюдатели: дело в том, что власть в последнее время заметно озаботилась национальной идентичностью белорусов. Эта тенденция последних месяцев, очевидно, была вызвана украинским конфликтом. Те регионы, которые меньше остальных ощущали свою ментальную принадлежность к единой Украине, население которых почти полностью говорило на русском языке, стали легкой мишенью для вежливых и не очень поклонников идеи "русского мира" из соседней страны и местных сепаратистов. Русифицированная Беларусь в этом смысле куда уязвимее, и власть это поняла.

Эту тенденцию эксперты начали фиксировать весной, после Крыма. Сначала власти помешали регистрации партии на базе пророссийского "Белорусского славянского комитета", лидер которого Сергей Костян пожаловался на беспрецедентное давление на всю тысячу членов организации. Затем в апрельском послании к народу и парламенту Александр Лукашенко приказал КГБ относиться как к диверсанту к любому, кто заявит о "притеснении русского языка" в Беларуси. Через две недели интернет взорвала новость о том, что столичные идеологи разослали на места указания отказаться от георгиевских ленточек во время празднования 9 Мая, а использовать только официальную белорусскую символику.

В июне в Витебске, под протесты местных русофилов, открывают первый в Беларуси памятник князю ВКЛ. Им стал Ольгерд, который известен, в первую очередь, своими военными походами против Московского княжества. Накануне официального Дня Независимости Александр Лукашенко впервые за долгие годы произносит речь на белорусском языке. В сентябре становится известно, что из Информационно-аналитического центра при Администрации президента, без официального сообщения в СМИ, уволен один из главных идеологов в стране – Лев Криштапович, ярый сторонник интеграции с Россией, назвавший незадолго до этого независимость Беларуси "вывеской и ярлыком".

В стране набирает популярность новая тенденция – мода на "вышиванки". Все больше фирм продают одежду с белорусским народным орнаментом. С полного согласия властей и при участии известных спортсменов в Минске проводится массовый спортивный праздник "Мова Cup". Позже президент выступает за увеличение числа часов белорусского языка в школах. Ему вторит вице-премьер Анатолий Тозик, который заявил, что потерять белорусский язык - "ужасно". "Чем мы тогда будем отличаться от соседей?" – пугал Тозик собравшихся на очередное совещание чиновников.

О языковой проблеме, среди прочего, зашла речь и на встрече с писателями 23 октября. Лукашенко повторил тезис о том, что недопустимо "забыть белорусскую мову, то, что нас отличает от других и делает нас государством". Президенту предложили увеличить количество белорусскоязычных школ и даже создать вуз, преподавание в котором велось бы исключительно по-белорусски.

И здесь представители белорусского гражданского общества, оппозиции и интеллигенции, те, кого власть, пытаясь высмеять, называет "свядомыми", попадают в сложную ситуацию. Их (могу сказать – наши) многолетние чаяния едва ли не впервые взяты на вооружение самой властью. Это приятно, что греха таить. Можно долго упиваться собственной прозорливостью, повторять "а мы же вам говорили" или "а где вы были раньше?".

Однако абсолютно правы и те, кто указывает: сегодняшние попытки власти заняться строительством белорусской нации конъюнктурны и, по большому счету, обречены на затухание. Да, власть прибегает к "незалежницкой" риторике и действиям лишь потому, что чувствует свою уязвимость, а не из-за серьезной озабоченности белорусской национальной идентичностью. Да, рано или поздно эти попытки будут свернуты. Во-первых, они ментально чужды самому Александру Лукашенко, который на дух не переносит все, что хоть как-то пересекается с идеями националистов. Видно, что ему эта тема дается с большим трудом. Во-вторых, белорусские чиновники – по своей сути советская номенклатура – не готовы сегодня к резкому виражу в сторону белорусизации. Потрясающе ироничным примером этого стал срыв гродненскими идеологами презентации романа "Мова" Виктора Мартиновича в тот самый день, когда Лукашенко наводил мосты между двумя союзами писателей.

Но даже в такой ситуации самое глупое, что могут сделать белорусские демократы, интеллигенция и сторонники возрождения нации, – это махнуть рукой и отказаться от любого сотрудничества с "преступным режимом". Важно понимать, что власть завтра не рухнет и свалить ее нет сил ни у кого внутри страны. Впервые за двадцать лет власть готова, пусть и в своих собственных интересах, делать хоть что-то из того, к чему оппоненты ее так долго призывали. Важно не только не спугнуть этот настрой, который может оборваться в любую секунду, но и по мере возможности быть активными самим. Это значит предлагать и реализовывать инициативы вроде "Мова Cup" или новых языковых курсов, лоббировать открытие белорусскоязычных школ, появление улиц Быкова и Бородулина, новых памятников белорусским князьям и историческим деятелям. Именно это может и должно стать программой-минимум на ближайшие годы для тех, кто всерьез заботится об укреплении белорусской независимости.

Вместо страха, что власть использует вас в своих интересах, лучше самим использовать ее неожиданный национальный порыв в интересах будущего страны. Упускать такой момент нельзя.

Новости по теме

Новости других СМИ