Как мы слезали с "нефтяной иглы"

Игорь Николаев, экономист, блог на сайте "Эхо Москвы"

Нефть продолжает дешеветь, вот уже Brent опустилась ниже 85 долларов за баррель по декабрьским фьючерсам, а нефть марки WTI и вовсе ушла ниже 80 долларов США за баррель (последнее для нас особенно актуально, потому что российская нефть марки Urals примерно и стоит, как WTI).

На фоне этого как-то естественным образом вспоминаются все эти разглагольствования о необходимости слезать с «нефтяной иглы», которые мы слышали все последние годы. Ладно, слова-то были правильными… Да с ними никто и не спорил.

Давайте посмотрим, что на самом деле происходило в последнее десятилетие с этой нашей сырьевой зависимостью. Ключевой показатель здесь – доля нефтегазовых доходов в доходах федерального бюджета. Корректно рассчитать данный показатель можно на основе имеющихся данных, начиная с 2005 года, когда он равнялся 42,2%. В 2007 году был достигнут минимум – 37,2%. В 2008 году, в период резкого ухудшения финансово-экономической ситуации (всё-таки первая волна мирового финансового кризиса), доля нефтегазовых доходов в доходах федерального бюджета резко увеличилась – до 47,3%. Сегодня, в 2014 году, когда нынешний кризис ещё только начинается, доля нефтегазовых доходов достигнет рекордно высокого показателя – 51,9% (последний показатель взят из пояснительной записки к проекту федерального закона «О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов», который был принят Госдумой в первом чтении несколько дней назад). То есть Россия дошла до максимальной зависимости от нефтегазовых поступлений именно в 2014 году, во второй половине которого и началось резкое снижение цен на нефть.

Как так получилось? Никто из ответственных за экономическую политику последних лет не хочет ответить на этот вопрос?

У меня-то есть объяснение, почему так произошло, но хотелось бы всё-таки услышать авторов.

P.S.: Рассчитать так же точно данный показатель для экономики СССР затруднительно ввиду отсутствия всех необходимых данных. Однако примерную оценку сделать всё-таки можно: максимальная доля нефтегазовых доходов в бюджете СССР была где-то в пределах 10-15%.

Новости по теме

Новости других СМИ