Житель Донецка: Шахтёры идут в "ополчение", чтобы добывать себе хлеб

Змитер Лукашук, Еврорадио

Как живёт Донецк под властью сепаратистов, почему шахтёры идут воевать с "укропами", рассказывает журналист из Донецка Евгений Ясенов.

- События на Донбассе и конкретно в Донецке заставили вас несколько месяцев назад покинуть город, вы были там с тех пор, ситуацию в городе отслеживаете?

- Я хоть и уехал, но там остаются мои родственники и знакомые — созваниваемся с ними ежедневно. Сам был в Донецке в начале октября и поэтому ситуацию знаю отлично. Тем более, что моя квартира находится в одном из самых "горячих" районов Донецка — "Октябрьские Шахты", который стал известен в связи с боями за Донецкий аэропорт. И мои соседи, мои друзья постоянно мне докладывают, что там творится. Что происходит в аэропорту, я вам, безусловно, не расскажу, а вот в каких условиях там живут люди... Ночь, проведённая в квартире во время моего последнего приезда в Донецк, даёт хорошее представление этого — когда ночью начинают дрожать стены из-за того, что канонада приблизилась. Люди постоянно живут в артиллерийском фоне и на это уже никто даже не реагирует. Но это днём, ночью совсем другое ощущение: когда канонада усиливается и снаряды падают рядом с твоим домом. Особенно психологически тяжело переносятся залпы из "Градов": лёгкое, не впечатляющие шипение залпа, а потом вдруг начинают взрываться снаряды по всему посёлку — это впечатляет. Поэтому ночами люди отсиживаются в ванных комнатах, в тамбурах, там, где нет окон и куда не попадают осколки. И каждое утро, выходя из дома, люди видят, что там дом сгорел, а вокруг ходят их соседи-погорельцы, там рынок повреждён... Вот в токай психологической ситуации живут люди, которые попали в эпицентр этих событий.

Ко всему, у меня сложилось впечатление, что обе стороны конфликта делают всё для того, чтобы уничтожить инфраструктуру города: регулярно портятся подстанции, водопровод, газопровод постоянно перебивает снарядами. Коммунальщики донецкие работают просто героически — всё постоянно налаживают и ремонтируют. Иногда, некоторые районы по месяцу без света сидят. А приближается отопительный сезон, коммунальщики уже было дали тепло, но после очередного обстрела оно снова исчезло. Интернета практически нет и для журналистов это большая проблема, найти место, где можно нормально поработать.

- Действительно в начале всех событий на Донбассе весь Донецк бегал с российскими триколорами и с ужасом ждал приезда страшных львовских бандеровцев?

- Люди с триколорами — да, ходили по улицам. Несколько тысяч человек. Но согласитесь, в наше время организовать выход нескольких тысяч человек под любыми лозунгами в любом месте не проблема. Но массовых демонстраций в поддержку российского триколора не было. И быть не могло: в Донецке спокойный и толерантный народ, который трудно раскачать на какие-то социальные действия. Он трудолюбивый, но не склонен к социальному протесту. При этом поддержка "русской весны" была на эмоциональном уровне довольно сильная. И во время референдума 11 мая подавляющее большинство выразило свою поддержку ДНР. И за "крымский сценарий" на Донбассе действительно было довольно много народу.



Сейчас шахтёры записываются в "ополчение", чтобы с оружием в руках добывать себе хлеб

- Готовы ли они были с самого начала бороться за ДНР с оружием в руках?

- Нет, и если бы им чётко объяснили последствия поддержки ДНР, то они бы за это не голосовали — никто не хочет зла своему дому. Но все искренне верили, что и у нас вполне возможно "дублирование Крыма". Если бы Украина упёрлась и хоть какое-то сопротивление оказала в Крыму, то дончане подумали трижды, прежде, чем поддерживать ДНР. Но сопротивления в Крыму не было, у дончан родились безосновательные надежды, которые в итоге привели к большой крови и разрушению города.

- Ваши земляки действительно так сильно боялись бандеровцев, что те заставят по-украински говорить?

- Чего-то такого они и боялись, никто не знал, в чём может проявиться бандеровский прессинг, но в том, что он будет, не сомневался никто. У меня много знакомых, вполне адекватных людей, ни в коем случае не бандеровцев, которые стояли на Майдане. Они мне говорили: "— Как ты мог подумать, что мы хотим зла Донбассу, как можешь нас в каком-то бандеровстве обвинять?! — Но разве на Майдане не звучали антироссийские, антидонбасские призывы, призывы к расправе с инакомыслящими? — Звучали, были и на Майдане идиоты, но таких там был 1% от всех!" Но именно призывы этого 1% услышали на Донбассе. И никто нам не объяснил, что на них не стоит обращать внимания. Зато российские СМИ подхватили сказанное на Майдане тем 1%, как будто это специально для них и было сказано, и растиражировали лозунги на Донбассе. Так и возник этот страх, а Майдан на Донбассе восприняли как насилие над тем, что позволяло Донецку нормально существовать — режим Януковича здесь воспринимался как некий барьер, сдерживающий национализм, который не даёт ему затопить Донбасс. При этом, Януковича и у нас не любили, потому что ничего хорошего Донбассу он не принёс.

Ко всему, где-то с середины мая, когда началось "сепаратистское шевеление", киевские власти почти месяц ничего не делали и позволили ситуации дойти до того, что сложился настоящий оплот противодействия киевской власти в лице людей, которые незаконно заняли местную администрацию и там сидели. Реакции нет — и начинают занимать другие государственные здания. Была смешная ситуация: пришло сообщение, что здание обладминистрации заминировано. Оттуда вышли все, в том числе, и террористы. Занимайте силовики здание и контролируйте ситуацию! Нет, через некоторое время силовики оттуда уходят и туда снова возвращаются террористы. Как это прокомментировать? Это похоже на "сдачу" с какой-то целью. Я уже не говорю о том, что ликвидировать группу террористов, которые с оружием в руках заняли госздание, нормальная спецслужба могла с помощью одной операции. У меня есть уверенность, что всем было необходимо, чтобы эта ситуация зашла достаточно глубоко. Зачем, вопрос другой...

- Если по вашим словам ваши земляки не горели желанием брать в руки оружие, то кто сейчас воюет в так называемой "армии ДНР"?

- Мы говорили о настроениях в мае. Но с тех пор многое изменилось. И прежде всего — социальная перспектива. Шахтёры видят, что их отрасль полностью забита и вряд ли уже восстановится. И теперь они записываются в "ополчение", чтобы с оружием в руках добывать себе хлеб. Плюс — люди, которые всегда были социально маргинальными и всегда имели склонность к такой деятельности. А есть и такие, как сын моего друга: он за свои 23 года жизни сменил около 20 мест работы и не всегда это происходило по его вине — фирмы закрывались и рабочие места исчезали. В результате, ещё в апреле он записался в "ополчение ДНР", тогда это была просто охрана Донецкой обладминистрации без угрозы каких-то боевых действий. Потом ему предложили за хорошие деньги пойти в серьёзное военное формирование и пройти подготовку на снайпера. Он согласился — так человек решил свой социальный вопрос. Таких людей много, сейчас тех, кто готов взять в руки оружие, гораздо больше, чем было в мае.

- Фактор "отомщу укропам, которые разбомбили мой дом" присутствует?

- Безусловно. Ведь люди считают, что обстреливают жилые районы исключительно "укропы". Несмотря на то, что доказать это невозможно, как невозможно доказать и обратное — что их специально обстреливают "ополченцы". И несмотря на то, что международные эксперты заявили: делают это и те, и другие. Но массовое сознание Донецка склонно винить в этом прежде всего "укропов". А потом злость и обида толкают людей в "ополчение". И честно скажу, нужно было сильно постараться, чтобы заставить дончан взять в руки оружие — они намного менее на это способны, чем жители остальных регионов Украины.

- Вы не сепаратист, но и не патриот Украины. Кто же вы?

- Прежде всего, я — пацифист. Во-вторых, я за Донецк, я против войны и за любое решение проблемы Донецка, которое пойдёт ему на пользу. Не хочу сказать, что нам было плохо в составе Украины, но с другой стороны, я чувствую симпатию к русской культуре и "русскому миру". Я понимаю уникальность Донбасса, который находится на разломе двух культур, и поэтому я не могу сказать, что я за Киев или за ДНР — я против и тех, и тех. Потому что и те и другие воюют, и по их вине гибнут донецкие люди. Я люблю Украину, но мне не нравятся сегодняшние власти: я был против Майдана, как против любого насилия, в результате которого гибнут люди, и я против новой власти не потому, что она пришла благодаря Майдану, а потому, что мы имеем последствия такие вот. Но я против и ДНР. Мне не нравится то, что они меньше всего думают о том, чтобы уберечь людей от последствий сегодняшней ситуации. Поэтому моя позиция такая вот, "двурушницкая".

- Тогда ответьте, чей Крым?

- Я не жил в Крыму и мне трудно сказать, до какой степени были фальсифицированы результаты референдума — пусть Крым разбирается со своей проблемой сам. Пусть Россия и Украина думают над тем, чей Крым, меня это волнует в меньшей степени, чем проблема Донбасса.


Людей не с донецкой пропиской могут снять с автобуса и увести в неизвестном направлении

- Вернёмся к ежедневной жизни Донецка: работают ли там школы и садики, поликлиники?

- Всё это работает под постоянной угрозой артобстрела и с учётом этого. Даже в микрорайонах, которые обстреливаются, работают и поликлиники, и школы. В моём районе наша больница продолжает работать, хотя в неё уже попадали снаряды. Учебный год начался 1 октября, как и заявляли ДНР. Правда, это была никому не нужная показуха, так как в одну из школ предсказуемо попало несколько снарядов и погибли люди. К счастью, не дети, но всё равно. Социально-коммунальная сфера в городе работает, но очень часто это связано с большим риском и грандиозными проблемами.

- Пенсии люди получают? И кто их выплачивает?

- Пенсии люди получали до сентября и выплачивала их Украина — пока работал Сбербанк. Потом им предложили получить карточки и получать деньги на них, потому что получение наличных в Донецке становилось всё более опасным делом. Потом все отделения Сбербанка закрылись и Украина заявила, что выдавать пенсии на территории ДНР и ЛНР она отказывается. Людям, которые хотели по-прежнему получать пенсии от Украины предлагалось выехать на "украинские" территории, переоформиться и ежемесячно приезжать туда для получения денег. Для многих это физически невозможно и поэтому появились люди, которые предлагали за определённое вознаграждение съездить и оформить людям карточку, на которую они будут получать деньги. Что получится — неизвестно, потому что эта схема начнет работать с ноября. ДНР тоже обещает что-то платить и якобы даже уже небольшой группе пенсионеров что-то выплатили. Здесь тоже не известно, что будет: ДНР заявила о создании своего банка, но какие фонды будет формировать этот "Нацбанк" совершенно не понятно. И поэтому вся "дэнээровская" социальная политика провисает. Обещает ДНР и зарплаты бюджетникам в близком к уровню жизни объёме. И, наверное, будет их выплачивать, но, как, когда и откуда будут появляться эти деньги, непонятно. Что будет с финансовой сферой ДНР — туман, тут вообще обещают мультивалютную зону сделать. Напряжённость с получением денег у бюджетников и пенсионеров сильная, но она ещё не переросла в катастрофу. Хотя, иногда балансирует на грани этого.

- И виноват Киев, который не выплачивает деньги вовремя?

- Чаще всего, именно так. Хотя, расширяется и другое настроение: не важно, кто виноват, пусть уйдут все и чтобы можно было нормально жить дальше.

- А что с продуктами?

- Голода нет. Работают магазины и можно купить всё самое необходимое: ассортимент не такой широкий, как до войны, но... Правда, уже были случаи, когда среди дня — хлоп — и посреди торгового зала падает снаряд. Периодически подвозят "гуманитарку" — то от Рената Ахметова, то ещё откуда для самых незащищенных слоёв населения. Вот, моя тётя-пенсионерка такую помощь регулярно получает. В Донецке сейчас больше вопрос насчёт холода стоит, чем о голоде.

- Вы ездили в Донецк просто, чтобы проверить свою квартиру — проехать туда так легко?

- Из Киева в Донецк можно попасть на обычном рейсовом автобусе. Правда, теперь они ездят не по тому маршруту, который у них был в мирное время — едут в объезд, по дорогам, которые не простреливаются. Все блок-посты они проходят нормально: люди, стоящие на блок-постах, в курсе, что есть регулярный маршрут из Киева. На блок-постах не возникает никаких проблем у людей с донецкой пропиской. Единственное, им могут попытаться надавить на сознание: "Дончанин, а не защищаешь свой город, мы в ополчении, а ты за нашими спинами". А вот людей не с донецкой пропиской могут легко снять с автобуса и увести в неизвестном направлении. И что там с ними дальше происходит, это вопрос второй. На улицах города... пустовато. Особенно тяжёлое впечатление от закрытых магазинов, банков. Транспорта на улицах значительно меньше — люди боятся, что машину могут банально "отжать" или просто берегут от пуль и снарядов. Людей на улицах немного. Случаи немотивированного задержания людей просто на улице бывали, но не могу сказать, что это система. И классифицировать это сложно, потому что в Донецке действует помимо более-менее регулярных формирований ДНР ещё множество группировок, которые не контролируются — от уголовников до диверсионных групп, которые тоже могут сделать что-то такое.

Обстановка в Донецке напряжённая, важно ни на минуту не расслабляться, понимать законы этого времени. Но... жить можно, как говорят люди, которые остались в Донецке, ну, и живут. По-своему.

- Что местные говорят про российские войска, они там есть?

- Конечно, русских там видели. Но что такое российские войска? Это регулярные части, которые соответственно и действуют: куда-то заходят, базируются, и такого в Донецке не видел никто. А вот российские военные там есть и этого никто не отрицает. Другое дело, стороны расходятся в трактовке того, как эти военные туда попали — или они туда приехали во время отдыха, или это специально направленные "зелёные человечки".

Дети беженцев с Донбасса должны учить белорусский язык

- Много жителей Донецка уехало в другие места, и куда больше едут?

- По сведениям, из миллионного города уехало приблизительно 300-350 тысяч. Едут прежде всего в ближайшие области — Днепропетровскую, Харьковскую, Запорожскую и в Киев. Я, к примеру, поехал в Киев, но не потому, что там какие-то политические или патриотические мотивы были, а просто потому, что моя работа в Донецке "умерла", а в Киеве мне нашлась хорошая работа — чисто экономическое решение.

- Кто же тогда "массово" едет в Россию?!

- Едут и в Россию, но эти цифры я вам сказать не могу. Из моих знакомых только несколько человек поехали в том направлении.

- Едут из Украины люди и в Беларусь. Есть мнение, что это "носители вируса идеи русского мира". Нам следует их опасаться?

- Я на конкретном примере. Моя хорошая знакомая несколько месяцев назад выехала из Донецка в Киев, ведь понятно, что с тем миром, который ей предлагает ДНР, ей невозможно сосуществовать. Она поехала в Киев, надеясь найти там спокойную альтернативу. Но пожив два месяца альтернативы она не нашла: то, что предлагает Киев со своей сегодняшней пропагандой и идеологией, с тем психологическим настроем, что там сейчас существует, ей тоже оказалось жить невозможно. В пределах Украины она не сумела найти того уголка, где ей было бы нормально и комфортно. В результате она оказалась в Минске и здесь ей очень нравится: спокойно, доброжелательные люди, русскоязычная среда, Минск, как она считает, очень похож Донецк. Вот пример человека, который сюда попал, понятны его мотивы. В том, что она является угрозой для белорусского культуры, чего-то ещё, очень сомневаюсь. Может, она и сработает как "шестая колонна" сама того не понимая, но намерения такого у неё изначально нет.

- Нужно, чтобы эти люди, их дети в школе, учили белорусский язык? Ведь известно, что они пишут заявления на основании своего статуса беженца с просьбой освободить детей от изучения языка...

- Я против насилия в языковом вопросе. Если белорусский язык будет им в жизни необходим — нужно изучать. Что касается детей, то если эти украинцы хотят остаться в Беларуси, а не просто переждать здесь определённое время, то не будет лишним, чтобы их дети знали белорусский язык. Я от того, что выучил в школе украинский язык, не только ничего не потерял, а много приобрёл в культурном смысле. Поэтому, считаю, дети язык учить должны. А вот они сами... Я считаю, что белорусский язык должен стать до такой степени значимым в повседневной жизни, что всем, кто живёт здесь, стало бы нужным его выучить.

- Надеетесь ли вы вернуться в Донецк, в свою квартиру?

- Как только появится такая возможность, то я это сделаю. Но опять же, нужно понимать, что есть работа, а это в нашей жизни, к сожалению, всегда важно. Если мне придётся находиться в Киеве по работе, то я это буду делать и дальше — после того, как война завершится. Но рано или поздно я надеюсь вернуться в родной город.

- Даже в том случае, если там останется власть так называемой ДНР?

- Да. Ведь для меня мой город более важен, чем страна. У меня есть чёткая система ценностей: на первом месте семья, на втором — город, на третьем — страна. Страна — это абстракция. Здесь могут быть разные люди: был Янукович, был Ющенко, был Кучма, и это три совершенно разные страны. А я должен держаться чего-то более стабильного. Семья — это то, что мне дорого и что никогда не подведёт, город — здесь мне тоже понятно, что это такое. Такой системы ценностей я и буду придерживаться.

Новости по теме

Новости других СМИ