Чиновники похожи на группу начинающих танцоров при растерявшемся учителе

Ярослав Романчук, Naviny.by

Белорусские органы госуправления похожи на группу начинающих танцоров при растерявшемся учителе.

Кто в лес, кто по дрова. Какофония предложений, клэш взглядов, конфликт интересов — всё это мы видели на очередной публичной разборке Александр Лукашенко с правительством и Нацбанком 11 ноября. Глава страны вел себя как режиссер, уставший от глупостей и безобразий актеров, которые никак не могут выучить свои роли.

Действительно, не могут, потому что Лукашенко пытается в один формат засунуть несколько спектакле, и не предупреждает подчиненных, когда им нужно переключиться.


Срежисированный клэш

С одной стороны, глава страны хотел заверить страну в стабильности и в том, что всё у него под контролем. Мол, и ВВП растет, и промышленность восстанавливается, и зерна намолотили почти 9,3 млн. тонн. Калийные удобрения и нефтепродукты продолжают спасать страну от рецессии. Реальные зарплаты хоть и не выросли такими же темпами, как в два предыдущих года, но и не сократились в долларовом выражении, как в России. Он оценил доверие населения к банковской системе. Депозиты только физических лиц за первые десять месяцев года выросли почти на 25 трлн. рублей.

То, что белорусская экономика еще вертится, не является достижением Совмина и Нацбанка. Предприятия крутятся, изыскивают возможности остаться на плаву не благодаря, а вопреки действиям распорядителей чужого (политиков и чиновников). Негативной оценке их вклада в развитие страны Лукашенко посвятил гораздо больше времени. Причем он не столько сам атаковал Совмин и Нацбанк, сколько дал возможность это сделать своему помощнику Кириллу Рудому и новому руководителю Комитета госконтроля Леониду Анфимову.

Их критика звучало весьма убедительно. Премьер Михаил Мясникович и глава Нацбанка Надежда Ермакова не нашли, что ответить, кроме невнятного "давайте создадим рабочую группу" или "давайте жить дружно и обсуждать проблемы в узком кругу лиц, вне открытого формата".

Нет сомнений, что такого рода клэш был срежиссирован самим Лукашенко. Ему доложили, что из-за погони за валом правительство "закопало", по самым скромным подсчетам КГК, более миллиарда долларов. За сумму в тысячи раз меньше у нас открывают уголовное дело по статьям за хищение или нанесение ущерба государству в особо крупном размере. По сравнению с ущербом, который был нанесен совместными действиями Нацбанка и Совмина, бывшего директора "Борисовдрева" судят за то, что он положил в карман наполовину пустой коробок спичек.

Упущенная выгода белорусской экономики от "жирующих" банков, которые работают под прикрытием Нацбанка, оцениваются в 3-5 млрд. долларов. Если бы белорусские предприятия и домашние хозяйства имели доступ к кредитным ресурсам по ставкам мирового рынка, то они могли бы производить гораздо более конкурентоспособные товары и услуги.

Лукашенко не мог не сказать о кредитных безобразиях, особенно когда глава КГК Леонид Анфимов публично обвинил Нацбанк в потворствовании создания денежной пирамиды. Таких жестких выпадов и обвинений в непрофессионализме и нанесении ущерба экономике страны в отношении Ермаковой и ее подчиненных до совещания 11 ноября не делал ни один высокопоставленный чиновник.

По сути дела, КГК встал на сторону независимых экспертов, которые уже много лет подряд указывают на высокие риски депозитной пирамиды для устойчивой работы белорусской экономики.


Президентская карта "Рудый"

Не менее острой прозвучала критика Нацбанка и Совмина со стороны Кирилла Рудого. Лукашенко позволил молодому доктору экономический наук высказать вполне банальные, с точки зрения экономической теории, вещи, но для Мясниковича, Семашко и Кобякова его мнение прозвучало, как приговор. Помощник президента сказал, что качественный рост ВВП сейчас важнее количественного. Тем самым он констатировал работу правительства на вал, показуху и выполнение формальных показателей вне контекста цены, которую налогоплательщикам приходится платить за это.

Кирилл Рудый не просто помощник президента. Он еще председатель межведомственной комиссии по безопасности в экономической сфере при Совете безопасности. С высоты этой должности он назвал прогноз роста цен на сырьевые продукты в 2015 году оптимистичным. Принимая во внимание значение нефти и нефтепродуктов для бюджета Беларуси, учитывая тенденции мирового рынка нефти, расчет показателей по завышенным ценам заведомо обрекает государственный бюджет на дефицит. Кирилл Рудый говорит как прагматик — технократ в правительстве дежурных утопистов, которые продолжают верить в мощную внешнюю конъюнктуру на товары белорусского экспорта.

Еще жестче прозвучали его оценки работы Национального банка и плотно связанной с ним банковской олигополии: "Стоимость кредитов превышает рентабельность предприятий в три раза. Долги промышленников в пять раз превышают объем производства. В итоге растет количество убыточных предприятий, и дело тут не столько в курсовой разнице. К примеру, убытки "Бобруйскагромаша" за 9 месяцев составили 41 млрд. рублей, а на обслуживание кредитов ушло 68 млрд. рублей".

Помощник президента полностью прав, когда подвергает критике Нацбанк за высокую инфляцию и Совмин за увлечение убыточными и затратными для экономики страны государственными программами.

Это приговор — горький, но справедливый. Разоблачение финансовых "баронов" получилось таким убедительным, что руководителям Нацбанка и Совмина впору было подавать заявления об отставке. Они выглядели явно растерянными, понимая, что публичное оглашение такого рода оценок — это не личная инициатива Рудого. В стране, где вплоть до мелочей согласовываются темы и участники даже не совсем топовых телепередач такую разоблачительную критику мог позволить только лично сам президент.

Он видит насквозь очковтирательскую натуру нынешнего руководства Совмина. Он ведь сам утверждает каждый его шаг. Глава страны также понимает риски финансовой системы. Он неоднократно показывал понимание реального влияния инфляции, как мощного перераспределительного инструмента при строительстве жилья и оказании бюджетной помощи "точкам роста".


Постепенный катарсис или быстрая клизма?

Санкционируя критику Совмина/Нацбанка, Лукашенко добивается нескольких целей. Во-первых, он проверяет сплоченность "красного" директората и номенклатуры. Ему нужно осторожно убрать из правительства «динозавров» вроде Мясниковича, Прокоповича и Семашко и обеспечить лояльность номенклатуры и директората к новым, молодым лицам в правительстве.

Во-вторых, он готовит почву для введения реального режима экономии бюджетных ресурсов. Лукашенко даже без расчетов чует, что 2015 год будет для экономики Беларуси очень сложным, в том числе из-за резкого ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры. Поэтому он хочет связать наступающие проблемы с бездействием и непрофессионализмом старой правительственной команды, а в бой за сохранение общественного и номенклатурного доверия бросить молодых "волков".

В-третьих, раздел госактивов после президентской кампании, очевидно, главы страны хотел бы провести без участия старых, отработанных начальников и директоров. Новые и молодые начальники не будут чувствовать себя вправе претендовать на некие значимые куски собственности. Они будут рады своей технократической роли. А старым "коням", которые не портили старую же борозду, наверняка подготовят уютные, денежные места где-нибудь вдали от коридоров реальной власти. Мемуары можно писать и на почетной дипломатической работе где-нибудь в Бангладеше или Боливии.

Лукашенко подчеркнул, что тотального обновления правительства не будет. Тем самым он дал понять, что кадровых революций он не приемлет. Мясниковичу и пенсионерам в Совмине от этого не легче. Смириться со статусом отработанного материала, выжатого лимона непросто даже привыкшим к нравам белорусской вертикали начальникам.


Рыночные реформы под знаком диктатуры?

Рудый и Лукашенко старательно избегают слов "либерализация", "либеральный" и "либерализм". Предлагая снизить инфляцию до 9%, он подчеркнул: "И это не либеральное предложение. Скорее, предлагается введение денежной диктатуры. Предлагается сделать приоритетом на ближайшие два года снижение инфляции до среднегодового значения 9%, а далее стараться снижать еще ниже. Это вполне реально".

Лукашенко также предлагает выжигать каленым железом бесхозяйственность и халяву, жить по средствам и зарабатывать прибыль, а не ориентироваться на вал. Всё это — вполне либеральные тезисы. Очевидно, руководитель Беларуси перенял опыт китайского руководства. Оно под красным коммунистическим флагом и при сохранении институтов формального социализма провело капиталистические, либеральные реформы. Пусть только в СЭЗах, но все лучше, чем ничего.

В Беларуси не будет изменения риторики, флагов и внешних атрибутов "социально ориентированной" экономики неогосплана. Высока вероятность того, что после президентских выборов начнет меняться суть экономической политики. Хоть горшком назови, только в печь не ставь. Главное, чтобы белорусы и номенклатура не заподозрили, что "ироды" подменили им президента — народника на президента-либерала.


Справка.

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года.

Новости по теме

    Властный трайбализм

    Нацбанк и Совмин больше любят и обхаживают МВФ и Всемирный банк, чем национальный бизнес. Это унизительно для белорусского предпринимательства. Это высокомерно для "народной" власти. Это в корне неправильно как с точки зрения баланса выгод иподробности

Новости других СМИ