Капец подкрался незаметно, хоть виден был издалека

Владимир Абцугов, "Военно-политическое обозрение"

Украинский кризис коренным образом изменил ситуацию в регионе. Если еще год назад мало кто из маститых военных экспертов рискнул бы спрогнозировать даже локальный военный конфликт в Европе, то сейчас многие уже предполагают возможность чуть ли не III мировой войны.

И действительно, градус военной напряженности в регионе продолжает неуклонно расти. Уже можно говорить о начале новой "холодной войны" и гонки вооружений.

В начале сентября состоялся очередной саммит НАТО в Уэльсе, основной темой которого стала борьба с российской угрозой. По результатам этой встречи будет усилено военное присутствие в государствах Восточной Европы, увеличены расходы стран-членов альянса на свои национальные армии, оказана военная помощь Украине, в том числе и в реформировании вооруженных сил.

Россия, судя по всему, также не собирается сидеть сложа руки. По ее действиям в Крыму и на юго-востоке Украины можно понять, что она намерена вернуть себе статус ведущего игрока в регионе и готова решительно, вплоть до применения военной силы, отстаивать свои национальные интересы.

Сразу же после окончания саммита НАТО военно-политическое руководство России объявило о намерении до конца нынешнего года пересмотреть свою военную доктрину. Основной причиной изменений называется агрессивная политика Запада.

Примерно в это же время и украинское правительство озаботилось соответствием своей доктрины современным геополитическим реалиям. Новую военную доктрину власти Украины планируют разработать до декабря 2015 года. Главными новшествами нового документа могут стать отказ от внеблокового статуса, курс на вступление в НАТО и объявление России основным и единственным противником.

Получается, что за последний год военно-политическая обстановка вокруг Беларуси существенно накалилась. Милитаристская риторика звучит со стороны всех без исключения соседей. При этом и Польша, и страны Балтии, и Украина вооружаются против нашего главного союзника – России.

А готова ли к новым вызовам Беларусь? Это относится не только к текущему состоянию Вооруженных сил и военной организации в целом, но и к принципам их применения, дальнейшего развития и т.п. На эти вопросы и должна отвечать Военная доктрина. А этот документ принят в нашей стране в далеком 2001 году. Соответствует ли он требованиям времени?

Даже в тексте Концепции национальной безопасности, изданной в 2010 году, есть множество утверждений, не соответствующих современной военно-политической обстановке. Как, к примеру, о том, что военные угрозы Республике Беларусь в настоящее время отсутствуют в связи с «тенденциями развития Европейского региона». Такая самоуспокоенность уже вылезла боком нашей южной соседке.

О необходимости обновления этого важного документа мы уже говорили в начале текущего года в цикле статей Военная доктрина Беларуси: пора делать выводы. В этом материале практически "по косточкам" были разобраны большинство спорных и потерявших актуальность моментов. С тех пор прошло около восьми месяцев и, к сожалению, многие опасения, на которые обращалось тогда внимание, уже подтвердились практикой, а пренебрежение этими вопросами в соседней Украине стоило жизни многим сотням граждан этого государства.

Поэтому мы решили еще раз обратить внимание на те вопросы, актуальность которых обострил украинский конфликт.

В первую очередь, конфликт на Донбассе показал, что армии не удастся избежать участия во внутреннем вооруженном противостоянии, в случае возникновения такового в Беларуси. Ни военные, ни тем более, гражданское население, не знают, где в нем место Вооруженных сил, других войск и воинских формирований. Как должна действовать армия в обстановке массовых беспорядков? Вероятно, подразумевается, что основная тяжесть должна лечь на плечи Министерства внутренних дел. Однако, опыт Украины показывает, что такой подход может привестик крушению государственной власти, как мы все имели возможность убедится.

Возможно, что где-то в глубинах Генштаба уже проработаны какие-то варианты действий и задачи Вооруженных сил на этот случай. Но широкой общественности и, даже большинству военных об этом не известно. Ну например, некие сепаратисты скрываются в жилых кварталах города. Имеет ли право армия открывать огонь по их позициям?

Отсутствие нормативно-правовой базы, четко регламентирующей участие (привлечение или неучастие) Вооруженных сил в случае возникновения внутреннего конфликта может отрицательным образом сказаться на способности государства к обеспечению национальной безопасности. Как следствие, сама армия может стать заложником ситуации, на которую, впоследствии, можно будет списать вину за разжигание гражданской войны и обвинить в геноциде собственного народа.

Еще один важнейший вопрос – союзнические отношения. Судя по начавшемуся развертыванию российских авиационных баз в Барановичах и Бобруйске, принято окончательное решение обеспечивать военную безопасность совместно с Россией. Но полноценного военного договора с ней нет. А значит нет четких разграничений полномочий союзников. Не выполняются даже те положения, которые предписаны союзным договором, не говоря уже о более тонких вопросах.

Например, как будут действовать части российской армии, дислоцированные в нашей стране, в случае того же внутреннего конфликта? Каким образом будет определяться необходимость задействования Региональной группировки войск (РГВ)? Да и кто это будет определять? Допустим, белорусская сторона заявила о том, что она нуждается в такой помощи, а российская, в то же время, заявляет о нейтральной позиции в данном конфликте. А может случиться наоборот, Беларусь считает, что справится сама, а Россия говорит об угрозе ее национальным интересам и необходимости ввода своего компонента РГВ на территорию нашей страны. И таких непонятных аспектов союзнических отношений очень много.

В этом контексте Беларуси и России целесообразно было бы согласованно подойти к вопросу выработки национальных военных доктрин. Например, прописать в этих документах намерение заключить полноценный военный союз для совместного обеспечения безопасности.

И таких животрепещущих вопросов к Военной доктрине белорусского государства накопилось множество.

Все это показывает, что пришло время серьезно обратить внимание на главный документ, определяющий основополагающие взгляды и принципы обеспечения военной безопасности государства. Хотелось бы, чтобы новая Военная доктрина белорусского государства излечила "старые болезни", содержала четкий анализ военно-политической обстановки и, в соответствии с ним, конкретные направления развития военной организации государства. Необходимо иметь в этом документе обоснованные цифры и показатели, а также сроки их достижения, обязательные для исполнения, вместо голословных, ни к чему не обязывающих лозунгов.

Новости по теме

    НАТО: наращивание сил в Крыму неприемлемо

    Любое увеличение численности российских войск в Крыму нарушит перемирие в восточной Украине, считают в НАТО в связи с заявлением главы минобороны России Сергея Шойгу о необходимости создания военной группировки на аннексированном полуострове.подробности

Новости других СМИ