Абонемент на грабли

Ярослав Романчук, Naviny.by

Стараются белорусские власти, пыхтят. Хотят убедить Александра Лукашенко, что стратегическая дорога выбрана правильно. Достаточно поставить перед основными факторами белорусской экономической модели приставку "нео" или определение "новый" — и экономический путь до 2030 года определен.

Были "точки роста" — стали "новые точки роста". "Инновационные приоритеты" трансформировались в "нео-приоритеты". Нео-Совмин с министрами по 35-45 лет — это PR-версия правительства образца 1996 года, когда начинались белорусские пятилетки. Нео-Нацбанк — это совсем даже не Нацбанк, а ОАО «Банк развития». Он обрастает не только новыми бесплатными государственными ресурсами, но и невиданными полномочиями. А ведь должен бы всего-то управлять плохими долгами государственных банков.

Нео-Вертикаль — это всё та же Вертикаль, только с большими полномочиями людей в погонах, с выросшим числом циничных, моложавых кадров и припудренными инструментами блокировки горизонтальных связей, т.е. добровольных рыночных отношений субъектов без посредничества государства. Казаться новым — не значит им быть. До тех пор, пока не поменяется структура собственности, пока не уйдут на покой теоретики и идеологи нынешней экономической политики и не будет сформулирован чёткий политический спрос на настоящее новое, Беларусь будет прыгать по кочкам больших и малых кризисов, затыкая дырки в бюджетах страны и особо гневных субъектов новыми кредитами, инфляцией, а где можно — хулиганским "кидалово".


Недостаток денег замечаем быстрее дефицита ума

Вот за январь-октябрь 2014-го о темпах роста ВВП в 1,5% отрапортовали. В прошлом году не было российско-украинской войны, не было рецессии экономики России и оглушительного падения экономики Украины — темпы роста были меньше, всего 1,2%. В прошлом году не было соглашения о Евразийском экономическом союзе — и наш товарный экспорт в России в 2013 г. вырос на 3,2%.

Сегодня мы живет на новом витке интеграции. Белорусский экспорт в Россию упал. За первые 10 месяцев 2013 г. инвестиции в основной капитал увеличились на 9,2%, но за этот же период объем промышленного производства упал на 4,7%. В этом году инвестиции сократились на 9,6%, зато промышленность сумела вырасти на 1,7%.

В прошлом году Нацбанк обещал ужесточить денежно-кредитную политику и так усердствовал, что за 10 месяцев сделал инфляцию 14,8%, а в годовом выражении (октябрь 2014 г. к октябрю 2013 г.) — 19,4% (в 2013 г. было 18,9%). Денежная разнузданность оказалась на руку Министерству финансов. Инфляция помогла ему в номинальном выражении выполнить свои обязательства. За январь-сентябрь 2014 г. исполнить консолидированный бюджет с профицитом в 3,1 трлн. рублей или 0,6% ВВП. Минфин утверждает, что сдерживал расходы, чтобы ограничить инфляцию. А мы и не заметили.

Заметно ужесточение позиции Министерства труда и социальной защиты. За январь-сентябрь 2014 г. реальные располагаемые денежные доходы населения выросли на 1,5% при росте производительности труда на 3%. Именно этого добивались основные кредиторы Беларуси. Для сравнения, в 2013 г. темпы роста этих двух показателей были 18,7% и 1,8%.

Чтобы жить не по средствам, нужно, чтобы эти средства кто-то вам давал. Блаженная эпоха российского изобилия и интеграционной щедрости заканчивается, и белорусские власти решили начать закручивать гайки с доходов людей. У нас же социально ориентированное государство. В последние годы под воздействием мощных стимулов правительства оно поменяло ориентацию. Вот его и возвращают в привычное русло: скромно и без излишеств.

Социальность остаётся в том, что пенсии, пособия и зарплаты платят вовремя, на детей деньги есть, равно как и на льготные кредиты для небольшой группы многодетных семей. Ещё белорусские власти успешно убеждают белорусов в том, что социальность — это чистота на улицах, хорошие дороги и возможность жаловаться на каждого в Администрацию президента и КГК.

Нет сомнений, что в 2015 году это направление социальной политики будет усилено. Для усиления ощущения обратной связи власти участят аресты чиновников, "лжепредпринимателей" и банкиров. В Беларуси это организовать несложно: следуй букве закона — и не получишь цифру срока. Буква у нас не главное. Главное — дух, который многие называют понятием. Жить по понятиям, судить по понятиям — такова суть белорусских общественных институтов.

Наше "духовное" законодательство способно зажать "лишние" рты, которые слишком рьяно орудуют у бюджетного корыта. Высока вероятность того, что в 2015 году в этом направлении будет много политической и силовой активности.


Кого накажут за $5 миллиардов?

Лукашенко научился латать в экономической системе большие дыры, а вот с мелкими дырочками, порывами и течами ему справляться гораздо тяжелее.

Состояние белорусской экономики в целом и финансов коммерческих организаций в частности можно сравнить с теплотрассой. Магистральные трубы у нас в порядке, но вот мелкие трубы постоянно дают течь, и количество порывов с каждым годом увеличивается. В 2014 году, по оценке Лукашенко, с них "вылилось" полезных веществ на сумму 5 млрд. долларов.

Официальная статистика говорит лишь часть правды. За январь-сентябрь 2014 г. убыточными были 1111 организаций, 13,7% от их общего количества. Для сравнения, за аналогичный период 2013 г. было 689 убыточных организаций. Вроде бы немного, но это с учётом той щедрой государственной поддержки, которую они получают.

Например, по данным Белстата, в сельском хозяйстве убыточных организаций только 6,4%, а если учесть господдержку, то их число увеличится почти в 8 раз. Даже динамика суммы чистого убытка убыточных организаций за январь-сентябрь 2014 г. — рост в 1,8 раза, до 9,8 трлн. рублей, не показывает всей правды о финансах коммерческих организаций.

Реальную картину финансового состояния приоткрывает состояние дебиторской задолженности. За январь-сентябрь 2014 г. в сельском хозяйстве она увеличилась на 32,0%, строительстве — 27,4%, связи — 37,8%, образовании — 74,9%. Причём просроченная дебиторская задолженность выросла на 29% до 37,6 трлн. рублей. Темпы роста долгов и неплатежей в разы превышают скорость роста самой экономики и прироста чистой прибыли.

Получается, что в результате модернизации и реализации теории выделения точек роста около трети коммерческих организаций оказались в зоне устойчивых убытков и неплатёжеспособности. В 2014 году этот сектор заметно увеличился. Субъекты в нём так часто посылают SOS, что он уже превратился в сплошной гул "Дааайте деееенег!"

Минфин больше не даёт, потому что ему сверху не велят — нельзя допустить инфляции выше 25% и оттока вкладчиков из банковской системы. Нацбанк тоже ограничен в своих действиях — ему 4 млрд. долларов нужно насобирать, чтобы в 2015 году государственные внешние долги отдать.

Лукашенко поставил экономику перед целым рядом сложных дилемм. Мы уже их многократно проходили, но уроков из своей истории не извлекли. Бизнесу и населению пора покупать абонемент на грабли. А вот действия властей иррациональными не назовёшь. Распорядители чужого целенаправленно и прагматично идут к своим целям: сохранить власть, уменьшить обязательства государства, переложить долги на налогоплательщиков через 5 лет. Их линии жизни явно расходятся с линиями жизни национальной экономики.


Справка.

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года.

Новости по теме

Новости других СМИ