"Ощутив себя едва ли не эмиссаром Запада, Лукашенко, распоясавшись до безобразия, едва не плевал в лицо Путина..."

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Я - ежик, я упал в реку... (М-ф "Ежик в тумане")


Как только за 10 минут до Нового года на белорусском экране появилось кислое лицо А. Лукашенко, так тут же любому гражданину Республики Беларусь стало понятно, что праздника не будет. Надежд нет: наступивший 2015 год ожидается очень непростым.

Основной смысл новогоднего поздравления белорусского президента носил почти библейский характер. Пастор, извините, А. Лукашенко, унылым голосом призывал своих подданных обрести подлинное счастье в статусе безвольных, безмозглых и безмолвных роботов, день и ночь горбатящихся на «его» Беларусь, которую, в свою очередь, он «уберег» от цунами войны, захлестнувшего соседнюю державу. В этом формате сам белорусский президент казался «меньшим злом» на фоне украинского кризиса, чего он и добивался.

Полное отсутствие в новогоднем поздравлении упоминаний о России, евразийской интеграции, Союзном государстве в любой форме вполне можно использовать в качестве индикатора современного состояния российско-белорусских отношений.


Россия

Россия до 12 января отдыхает на рождественских каникулах, что совпадает с разгаром зимней непогоды – снегопады, холода, заносы на дорогах, неожиданные оттепели. Мегаполисы ощутимо опустели. За последние пятнадцать дней московские аэропорты отправили и приняли почти 3 млн. пассажиров. В общем, жизнь идет…

К концу праздничной недели кризис дал о себе знать: доллар перевалил 60 рублей, что, впрочем, было ожидаемо и никого не удивило. Переход к плавающему курсу рубля не усыпан розами. Но импорт ощутимо сокращается, что сказывается на инфляции. К примеру, сразу после Нового года сеть «Ашан» объявила о том, что сохраняет декабрьский уровень цен в своих гипермаркетах до марта. В принципе, этого же уровня придерживается «Лента» и другие сети.

Меняется российская экономика. Госкомпании активно избавляются от непрофильных активов, идет скупка российскими инвесторами подешевевших активов компаний, где до санкций доминировали иностранные инвесторы. Видимо, если санкции затянутся хотя бы на год, то российский фондовый рынок преобразится кардинально. Во всяком случае, западный капитал уже никогда не вернет своё влияние в российской экономике.

Надежд на экономический рост в 2015 году нет. Стагнация обеспечена минимум до конца осени. Подъем цен на нефть ожидается не раньше конца начавшегося года. Лишних денег не будет, как и новых «жирных лет», но с этим, судя по ситуации, в российских элитах уже свыклись. Труднее будет с населением, которое столкнется с весенней инфляцией. Люди стали жить не то что беднее, а скорее скромнее, бережливее…

Очень быстро изменился российский рынок труда. Появились данные, что количество гастарбайтеров из Центральной Азии сократилось на 70% (!), что с одной стороны, прежде всего социальной, неплохо, но с другой стороны свидетельствует о сокращении числа рабочих мест, требующих низкую квалификацию. Кроме того, понятно, что иностранцам работать в России после девальвации рубля стало не очень выгодно.

Парадокс в том, что негативные для импорта рабочей силы условия, сложившиеся на российском рынке труда, не остановили гастарбайтеров из Украины, которых с каждым месяцем становится в России все больше. Ситуация с белорусской рабочей силой пока не исследовалась.

С евразийским интеграционным проектом ощущается большая проблема, так как все возможные и даже невозможные авансы выданы, формально все этапы экономической интеграции пройдены, страны-партнеры вошли в стадию выполнения ранее принятых соглашений, в основе которых обеспечение четырех свобод перемещения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Именно этим Москва и займется в наступающем году. Видимо это понимается в Астане и Минске, что вряд ли их радует. Только в Бишкеке радостно ждут от России все новых денег и дотаций, ничего при этом не меняя в контрабандной структуре своей «экономики». В целом, российский политический класс и российское экспертное сообщество на фоне украинского кризиса раскололась в оценках перспектив развития евразийского интеграционного проекта.

Однако на «Белорусском фронте» без перемен. На границе российские пограничники выборочно проверяют паспорта, въезжающих в Россию, санитарные власти перехватывают фуры, периодически заворачивая мясо, молоко, яйца и т.д. Формально под запретом остается и т.н. «казахстанский транзит», что, тем не менее, не сказывается на ассортименте московских и петербургских оптовых баз, и рынков.


Россия стоит…

Не происходит главного, на что рассчитывали прошедшей осенью в Вашингтоне, Брюсселе, Киеве и Минске – нет в России никакого дефолта и кризиса власти. Нет и признаков некой паники в Кремле, утери контроля над регионами, распада федерации и выполнения прочих алармистских сценариев, которыми так любят забавляться на отдельных белорусских информационных ресурсах. И самое главное, Россия не собирается идти на какие-либо кардинальные уступки Брюсселю и Вашингтону, продолжая тем не менее, весьма скользкий и двусмысленный диалог с Западом по сути минских договоренностей. Блокада Крыма и поставка Украине под честное слово, т.е. практически бесплатных, угля и электроэнергии, отвод тяжелого вооружения ополченцами от линии противостояния и т.д. – все это цепочка сложных маневров, позволяющая с одной стороны, уклониться от войны, а с другой стороны нащупать точку компромисса.

Но пока, Москва использует санкции для «расчистки» российского рынка от конкурентов, перемещения инвестиций в импортозамещение (включая аграрный сектор) и резкой активизации экспорта, что благодаря девальвации российского рубля оказалось делом вполне решаемым. В данном случае, как не раз писал автор этих строк, задача реального политика состоит в том, чтобы «минус» по возможности превратить в «плюс». Частично это удается, но не по причине какой-то особой одаренности российских властей и их административной расторопности, а скорее благодаря западным санкциям, которые создали сложный формат для выживания российской экономики и российского бизнеса. В прочем, российскому бизнесу к проблемам и сложностям не привыкать, что и позволило постепенно научиться извлекать некие преимущества из в целом негативной ситуации.

Какие пока сугубо предварительные выводы можно сделать из всей этой российской санкционной истории:

- экономика России оказалось все-таки в большей степени самодостаточной, чем представлялось практически всем направлениям российской экономической науки;

- Россию очень выручает относительно развитая рыночная экономика, которая быстро реагирует на изменившиеся внешние условия, не требуя администрирования в ручном формате (планерки, совещания, разносы, отставки, угрозы «посадить» и «оторвать головы»), позволяя властям сосредоточиться на макроэкономических проблемах, прежде всего валютно-финансовых.

Все это быстро ощутили в Европе. Заявление президента Франции о необходимости пересмотра санкционной политики в отношении России нельзя переоценивать, как и недооценивать. Естественно, заявление Парижа, вызванное целым комплексом внутренних проблем и внешнеполитических неудач, пока не может быть поддержано Евросоюзом, но то, что Европа Россию в очередной раз недооценила (это уже укоренившаяся традиция за последние 300 лет) уже понятно.


Новый посредник?

9 января в Берлин прилетел президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Тема переговоров с А. Меркель одна: как оживить «нормандский формат»?

Стоит напомнить, что состоявшая незадолго до появления президента Казахстана в Берлине, в столице Германии уже состоялась встреча на невысоком уровне в «нормандском формате», но она не принесла какого-либо результата, хотя речь шла о подготовке объявленного П. Порошенко 15 января саммита в Астане все того же «нормандского формата». Саммит оказался сорван…

Почему именно Н. Назарбаев оказался в роли международного посредника? Напоминаем, что за сутки-двое до евразийского саммита в Москве (23 декабря 2014 г.) президенты Казахстана и Беларуси посетили Киев. У Евросоюза был выбор: использовать минскую «переговорную площадку» или выбрать нового «шерпа» в лице Н. Назарбаева? Сейчас понятно, что выбрали все-таки лидера Казахстана. Почему? Причина не представляет какой-либо тайны. Известно, что В. Путин прислушивается к мнению только одного своего коллеги на постсоветском пространстве – президента Казахстана. Между двумя президентами имеется высокий уровень доверия. В понимании Запада Назарбаев имеет определенный ресурс влияния на президента России, чем необходимо воспользоваться.

А. Лукашенко, как известно, не только не пользуется доверием в Кремле, но и его влияние на В. Путина нулевое. Более того, поведение белорусского президента по итоговой пресс-конференции в Москве 23 декабря продемонстрировало, что вести дела с А. Лукашенко невозможно («заставь дурака Богу молиться, так он лоб разобьет»). «Зарядившись» встречей в Киеве и ощутив себя едва ли не эмиссаром Запада, белорусский президент, распоясавшись до безобразия, едва не плевал в лицо В. Путина. Возникло ощущение, что белорусский президент «сорвался с цепи» … почуяв «кость». В общем, поспешил… Видимо, роль А. Лукашенко, как и Минска, в разрешении украинского кризиса подходит к концу.

Именно Назарбаев должен, по мнению Запада, подтолкнуть В. Путина к уступкам, включая возвращение Крыма. Но это будет уже совсем другая история, к которой белорусский президент не будет иметь отношения.

Есть и второй вывод из этой истории: Запад явно торопится, ему необходимо поскорей завершить украинскую проблему, так как Киев обходится все дороже, аппетиты Украины растут не по дням, а по часам (список финансовых и материальных требований украинского руководства к Евросоюзу постоянно обновляется и ставит в тупик прижимистых европейцев). Западу необходимо во что бы то ни стало привлечь Россию к обеспечению Украины, которая в данное время не имеет реальной экономики. Страна живет за счет кредитов и финансовой помощи (вариант европейского Сомали).

С другой стороны, Европа вступила в реальную войну, к которой она не готова. Напоминаю, что на планете есть только две страны, которые располагают боеспособными вооруженными силами, способными к решению масштабных задач – США и Россия. Причем их военные машины прекрасно дополняют друг друга…


ИГИЛ

Открытие ИГИЛом второго фронта в Европе было давно ожидаемым событием. Европа к этому повороту событий, естественно, оказалась не подготовлена. Проблема здесь не столько в гламурной французской полиции и сонных спецслужбах (стильная форма, служебный парфюм, спецподразделения просто увешаны всякими прибамбасиками, шеврончиками, бейджиками и прочей белибердой для телевизионной картинки), а в том, что Европа, как и США в 2001 году оказались жертвами все той же политики двойных стандартов, когда есть «хорошие террористы» и «плохие террористы». Понятно, что против Асада воевали «хорошие террористы»… Правда большинство этих «хороших террористов», обученных в лагерях Аль-Кайды, потом вошло в подразделения ИГИЛ.

Интересно, а кто тогда устроил бойню в центре Парижа (полчаса пальбы и ни одной патрульной машины)? «Хорошие» или «плохие» террористы или бойцы за демократию в Сирии, которых в свое время так яростно поддерживали на белорусских форумах? В любом случае, все эти гонки по автострадам вокруг Парижа, 5 (пять) вертолетов, сначала болтающихся над типографией с 2 (двумя) террористами, а потом, как мокрые курицы, замерших на прилегающих лугах, фактически расстрел выбежавших во двор террористов, беззастенчивый пиар президента Франции на трагедии оставили крайне негативное впечатление. Понятно, что вместо реальной войны против терроризма, Европа и НАТО готовы устроить только шоу с десятками трупов.

К разряду шоу относятся и видеокадры с результатами бомбежки позиций и инфраструктуры ИГИЛ. Ситуация зашла в тупик. Безусловно, проблема ИГИЛ усугубляется и решения пока не имеет. В перспективе ИГИЛ может оказать дестабилизирующее воздействие, помимо Ирака и Сирии, и на страны Персидского залива, Саудовскую Аравию. Проблемы с Россией «разрывают фронт».

На этом фоне проявляются не менее интересные тенденции в контексте войны с ИГИЛ. К ним, в частности, можно отнести оперативное заявление генерального секретаря НАТО Столтенберга, который в четверг, 8 декабря шустро назвал Россию союзником НАТО в борьбе с терроризмом (http://lenta.ru/news/2015/01/08/partner/). Такие заявления руководство Североатлантического блока создают весьма неприятный политический фон для глав целого ряда центральноевропейских государств – членов НАТО, некоторые из которых совсем недавно объявляли Россию «террористическим государством». Тоже поспешили?


А что Минск?

Минск затаился, что не меняет общую картину, не предвещающую ничего хорошего:

- не смотря на применение целого комплекса административных мер, призванных вогнать девальвацию белорусского рубля в контролируемые рамки, угроза масштабной девальвации никуда не делась;

- финансовой поддержки от России на фоне нынешнего уровня доверия между Москвой и Минском ждать не приходится;

- цена на нефть оказывает разрушающее воздействие на белорусскую нефтехимию;

- затовариваемость складов белорусских предприятий ужасает и т.д. и т.п.

Автор этих строк не сторонник какого-то «очернения» современной Беларуси, но к сожалению, действительно не может найти хотя бы какой-либо позитивной тенденции… Между тем, через несколько месяцев «выборы».

В общем, поехали…

Новости по теме

Новости других СМИ