Правительство не выйдет из кризиса ранее 2017 года

Анастасия Башкатова, заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

Кабинету Дмитрия Медведева очень нравится разработанный им антикризисный план.

Если бы рейтинговые агентства знали, что у правительства есть план борьбы с кризисом, они не опустили бы рейтинг России до "мусорного" уровня, заявил вчера глава Минфина Антон Силуанов. При этом он сообщил, что цель правительства – выйти на бездефицитный бюджет к 2017 году при прогнозной цене нефти 70 долл. за баррель. Тем самым власти фактически признали, что при сегодняшних нефтяных ценах они не видят выхода из хронического бюджетного кризиса. Пока в правительстве решают, кому и сколько дать антикризисных денег, зреет вопрос: за счет каких средств будут профинансированы госрасходы, если нефтяные цены останутся на текущем уровне в течение ближайших лет? Если внешние займы невозможны, а внутренние нежелательны, властям остается рассчитывать на непрерывную девальвацию и работающий печатный станок.

Вчерашний день начался с обсуждения двух новостей – плохой и хорошей.

Плохая новость – агентство Standard&Poor's (S&P) в понедельник вечером опустило кредитный рейтинг России до "мусорного" уровня "ВВ+" с негативным прогнозом.

Как считают аналитики S&P, в России снизилась гибкость денежно-кредитной политики, ухудшились перспективы экономического роста, выросли риски сокращения резервов.

Агентство предупреждает: если российские власти прибегнут к валютному регулированию, не исключено новое снижение рейтинга РФ в течение ближайших 12 месяцев. Российские чиновники на это, однако, ответили, что в решениях рейтингового агентства куда больше политической ангажированности, чем экономической обоснованности.

Причем, как заявила вчера первый зампред Центробанка (ЦБ) Ксения Юдаева, такое снижение рейтинга S&P – вполне ожидаемое событие. И "во многих решениях оно уже было учтено". Например, ЦБ ранее решил не учитывать последние изменения международных рейтингов при оценке устойчивости российских банков.

Хорошая новость: президент Владимир Путин одобрил антикризисный план правительства, после чего премьер Дмитрий Медведев пообещал его подписать во вторник вечером.

"Возможно, когда агентство принимало решение об изменении рейтинга, еще не было известно о шагах правительства по реализации антикризисных мер", – объявил вчера глава Минфина Антон Силуанов. Из этого стало понятно, что правительственные чиновники в целом довольны проделанной работой.

Ранее чиновники объясняли, что их антикризисный план включает в себя три направления: активизацию экономического роста, меры поддержки отдельных отраслей, обеспечение социальной стабильности. Его реализация обойдется в 1,375 трлн руб. – такую цифру называл первый вице-премьер Игорь Шувалов. Затем о приоритетах плана сообщил Владимир Путин – это социальная и макроэкономическая стабильность.

Силуанов вчера раскрыл новые подробности. План рассчитан примерно на год. "В нем предусмотрена подготовка новых структурных реформ, для того чтобы мы имели новое качество госуправления и бюджета, с тем чтобы мы сохранили наши резервы и не потратили их за один–два года", – сообщил министр.

Слова о структурных реформах прозвучали довольно неожиданно. Ведь всего несколько дней назад правительство утверждало, что реформам не место в текущем антикризисном плане. Так, экс-министр финансов Алексей Кудрин заявил в Давосе, что антикризисная программа должна содержать план структурных реформ, а не просто набор текущих решений. На это Игорь Шувалов возразил, что правительство в первую очередь должно заботиться о том, как справиться с шоками, а "повестка по структурным преобразованиям – это отдельная повестка": "Она у нас есть, но ее надо заново переформатировать".

Прошло несколько дней, и эту повестку, если верить Силуанову, уже кардинально переформатировали.

Однако назвать антикризисный план воодушевляющим все же не получается. По крайней мере если судить о нем по комментариям чиновников, до публикации финального текста.

Например, Силуанов вчера уточнил: "В антикризисном плане записано, что мы будем проводить адекватную бюджетную политику, и к 2017 году мы ставим цель выйти на бездефицитный бюджет при прогнозной цене на нефть на уровне 70 долл. за баррель".

Примерно те же обещания звучали и раньше, правда, касались они 2015 года. Сначала в 2010 году о бездефицитном бюджете-2015 говорили представители Минфина, возглавляемого тогда Кудриным. Потом – в апреле 2012 года – Путин объявил о необходимости "окончательно, твердо" выйти на бездефицитный бюджет к 2015 году, ведь "даже небольшой дефицит для России является риском, особенно если учитывать нашу зависимость от мировой конъюнктуры".

Наступил 2015 год – обещания не изменились. Но тревожит даже не это. А то, что, заявляя о бездефицитном бюджете, который Россия получит к 2017 году при 70 долл. за баррель, власти фактически признают, что при текущей цене – около 50 долл. за баррель – стране из кризиса, по крайней мере бюджетного, не выйти.

Силуанов уверяет, что реализация антикризисного плана не приведет к увеличению бюджетных расходов.

"Все ресурсы, которые будут выделены на реализацию этого плана, будут найдены за счет антикризисного резерва, сформированного в бюджете, объем которого составлял на начало года 193 млрд руб., сейчас, после принятия ряда решений... объем около 170 млрд руб.", – сообщил министр.

Также планируется взять деньги из Фонда национального благосостояния (ФНБ), при этом правительство надеется оптимизировать бюджетные расходы. У экономистов, однако, возникает вопрос: что делать, если кризис продлится дольше одного года?

Новая версия антикризисного плана мало отличается от той версии, которая была в 2008–2009 годах, замечает в своем блоге на «Эхе Москвы» директор Института стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев.

"Раздадим деньги (благо пока еще кое-что осталось) – 1,375 трлн руб. А там, глядишь, цены на нефть пойдут вверх, и все самое страшное окажется позади. Причем и приоритеты распределения финансовых средств примерно те же: банковский сектор – 1 трлн руб., сельское хозяйство – 50 млрд руб., промышленный сектор – 20 млрд руб., на закупку импортных лекарств – 16 млрд руб. и т.п. А если все не закончится в 2015 году?" – спрашивает экономист. Ведь власти и сами уже как бы случайно оговариваются, что кризис может стать затяжным.

Напомним, о затяжном характере кризиса говорил Игорь Шувалов в Давосе: "Ничего хорошего в существующей ситуации нет, она очень тяжелая, и думаю, что она будет усугубляться". А значит, одного года антикризисной поддержки может быть недостаточно, и не исключено, что в следующем году резервов для подпитки экономики уже не хватит.

При этом нагрузка на бюджет неумолимо растет и без всякого антикризисного плана. Некоторые депутаты, например, уверены, что многие сферы в России нуждаются в срочном дополнительном финансировании – причем вовсе не для того, чтобы улучшить ситуацию, а для того, чтобы она хотя бы не ухудшалась.

"Мы сможем стабилизировать смертность в этом году на уровне 2014 года, только если расходы на бесплатную медицинскую помощь не упадут. Для этого нам дополнительно необходимо не менее 300 млрд руб. Если 300 млрд руб. поделить на 117 тыс. потенциально потерянных жизней, то получается, что одна жизнь стоит 2,5 млн руб. Может быть, эти жизни для всех нас дороже, чем сохранение инвестиций на космос, железные дороги или атомные станции?" – заявил вчера член думского комитета по охране здоровья Федот Тумусов.

С депутатом можно поспорить насчет альтернативы – медицина или космос, дороги и атомная энергетика, – но одно очевидно: далеко не на каждую сферу можно безболезненно сократить расходы.

Еще одна угроза для бюджета – недополучение доходов из-за невыполнения планов по приватизации. Состояние рынка и ухудшение рейтингов "драматически" снизили стоимость всех активов по сравнению с тем, что можно было предположить еще даже два месяца назад, заявила вчера глава Росимущества Ольга Дергунова. Она призналась, что у Росимущества нет "понимания, когда могут реализовываться готовые к приватизации пакеты акций".

Опрошенные "НГ" эксперты считают, что власти все же постараются сначала расходовать по мере необходимости резервные средства и только потом перейдут к более рискованным шагам.

Так, руководитель управления правового консалтинга компании "ФинЭкспертиза" Виктор Демидов уточняет, что для покрытия бюджетного дефицита средств ФНБ как раз должно хватить до 2017 года. "Но при отсутствии каких-либо положительных изменений в экономике и структуре доходов бюджета РФ останется только прибегнуть к печатному станку", – добавляет эксперт.

"Нельзя утверждать, что выхода нет и печатный станок будет запущен", – считает эксперт Русской школы управления Кирилл Линник. Однако он тоже не исключает самые разные варианты развития событий, вплоть до новой игры на курсовой разнице рубля и доллара.

Новости по теме

Новости других СМИ