Как власти понимают диалог

Валерий Карбалевич, белорусская служба радио "Свобода" / перевод UDF.BY

Привычная, казалось бы, для белорусских реалий скандальная история с арестом инициатора акции протеста грузоперевозчиков Сергея Штоды, идущего на прием к вице-премьеру, интересна по нескольким причинам.

Прежде всего, следует отметить, что ухудшение социально-экономического положения ведет к росту социальной напряженности не только потому, что растут цены, падают зарплаты, увеличивается безработица. Конфликтное поле гораздо шире.

Дело в том, что в поисках источников пополнения бюджета, который резко обмелел, власти ищут все новые способы, чтобы забрать деньги у субъектов хозяйствования и граждан. Вот ввели налог на «тунеядцев». Придумали какой-то странный налог на займы.

Новое дыхание приобретает компания собирания штрафов за различные реальные и придуманные нарушения. Увеличилось количество проверок субъектов хозяйствования (в частности, индивидуальных предпринимателей). Причем в 99% случаев нарушения находятся. Завалили штрафами грузоперевозчиков, что и вызвало конфликт, в ходе которого арестовали Сергея Штоду. Вот Министерство транспорта инициирует увеличение размера штрафов за безбилетный проезд пассажиров в общественном транспорте.

Все эти меры властей затрагивают материальные интересы многих людей. Закономерно, что люди пытаются сопротивляться. Вот грузоперевозчики (то есть хозяева транспортных компаний) угрожали акцией протеста. Это новое явление, так как до сих пор в Беларуси протестовали только индивидуальные предприниматели. На днях произошел конфликт между предпринимателями и налоговыми инспекторами на Южном рынке Гродно.

Можно предположить, что это тенденция. И по мере ухудшения экономического положения в стране социальная напряженность в обществе будет ощущаться все больше.

Еще один момент. На недавней пресс-конференции Александр Лукашенко предложил журналистам диалог. Он горячо поддержал предложение главного редактора «Народной Воли» Иосифа Середича, что белорусскому обществу нужно консолидироваться перед внешней угрозой. Но всем было понятно, что дальше слов дело не пойдет. Так и произошло.

События, о которых мы упомянули, лишний раз свидетельствуют, что ни на какой диалог власти не способны. Причем не только с оппонентами, с оппозицией, но даже и с политически лояльным обществом. Эта закономерность работает на всех уровнях власти, начиная от Администрации президента и заканчивая ЖЭСом.

Ведь в рамках патерналистского государства власть и народ — не равноправные субъекты. Здесь действует схема «я — начальник, ты — дурак». Ну и какой может быть диалог при такой системе отношений? Модель работает по принципу своеобразного политического нипеля. Движение идет только в одну сторону — сверху вниз. Обратный процесс не предусмотрен. Система представительства интересов существует в очень искаженном виде. Власть уверена, что она лучше знает, что нужно народу. («Народ реформ не выдержит», — заявил Лукашенко на пресс-конференции.) И любые попытки отдельных групп населения напомнить о своих интересах вызывают нервную реакцию государственных органов. Что мы и наблюдаем в случае с арестом Сергея Штоды.

Руководители нынешнего режима понимают диалог весьма своеобразно. Это когда народ безропотно подчиняется власти, благодарит ее за счастливую жизнь. А любые попытки публично заявить о своих интересах рассматриваются как путь к Майдану. Со всеми последствиями, которые отсюда следуют.

В такой модели нет никакого клапана, чтобы выпускать пар, запасного варианта, плана «Б». Она неспособна к трансформации, самоизменению, саманастройке, самокоррекции. Система может в какой-то момент только внезапно рухнуть.

Новости по теме

Новости других СМИ