Операция "Ликвидация"

Ярослав Романчук, Naviny.by

Экстренные меры по ликвидации очередного пожара в экономике неприлично затянулись на два месяца. Распорядители чужого (политики и чиновники) проверяют национальный бизнес на живучесть. В ход идут самые изощренные инструменты пыток.

Вышибают из рынка налогами, морят кредитным голодом, режут по живому арендной платой, кромсают валютным регулированием, давят сертификацией и вычурными техрегламентами, издеваются ценовым регулированием и ассортиментными перечнями, испытывают на прочность дискриминационными практиками. И так годами.

Белорусский бизнес оказался жутко живучим. На удивление чиновников, он всё еще работает и даже пытается конкурировать с бездарно управляемым госсектором. Раздраженные «слуги» народа решили потравить производителей товаров и услуг «дустом», т.е. попробовать смертельное оружие. Они просто подвесили бизнес в состояние неопределенности. Что бы он ни делал, может быть использовано против него.

Повышаешь цены — закрытие магазина или изъятие валютной выручки. Понижаешь цены — могут заподозрить в налоговых махинациях. Продаешь то, что люди покупают — получи запрет. Продавай строго по ассортиментным перечням. Неважно, что львиной доле импортозаместителей плевать на потребителя. Хочешь купить валюту? Не-а, занимайся дедолларизацией. Хочешь выкупить арендованное 10 лет помещение? Плати по $2500 за 1 кв.м, по старым ценам.

Пытать неизвестностью — это как приговорить человека к смертной казни, каждый день приходить в камеру смертника и на вопрос в его глазах высокомерно отвечать: «Завтра».

Сегодня диалог бизнеса и власти идет примерно так: «Когда освободят цены? Скоро. Когда можно будет свободно купить валюту? В недалеком будущем. Когда доступными станут кредиты? Как только, так сразу. Почему для отдельных государственных и частных предприятий кредиты под 2-5% в Br-рублях, а для нас под 50%? Потому что. Когда снизится аренда? Вы что, с ума сошли? Можно ли рассчитывать на снижение налогового бремени? Рассчитывайте. Когда государственные организации начнут рассчитываться с частными поставщиками товаров и услуг? Как-нибудь. Так вы хотите, чтобы национальный бизнес развивался и становился конкурентоспособным? Ya-ya, ов корс».


Состояние спячки как стратегия пережидания

За волной банкротств и закрытий индивидуальных предпринимателей следует гораздо более опасный вал закрытий крепких частных середнячков.

Собственники и управляющие бизнесов провели начало года в интенсивных поисках решений навалившихся проблем. Они ожидали от руководителей АпСоНы (Администрация президента, Совет министров, Нацбанк) внятной, адекватной экономической политики, разумных действий по выходу из валютного и структурного кризиса. Не дождались.

Первые решения правительства показали, что министры у нас превратились в страусов с улыбкой Петра Прокоповича. Они предпочитают делать все по-старому, жить в рамках привычных пятилеток, притворяться, что кризиса нет, а в ответ на существующие риски и угрозы — реализовывать стратегию выжидания.

«Торопиться не надо. Подождем, скорее всего, само рассосется» — вот идеология экономической политики Совмина.

Редкие здравые люди и мысли в органах госуправления потонули и растворились в патоке дежурного оптимизма. На мольбы, возмущения и конкретные предложения предпринимателей они отвечают: «Что я один могу сделать против этой махины? Я высказал шепотом свое особое мнение на одном из заседаний, но меня никто не услышал. Сижу дальше и жду своего шанса. Ты понимаешь, высунешься — получишь по шапке. И кому от этого будет лучше?»

Белорусский бизнес видит, что в АпСоНе у него надежных защитников нет. Зато есть масса тех, кто хочет на нем формально и неформально заработать. В такой ситуации все больше собственников бизнеса склоняются к мысли «лучше закрыться и переждать смутные времена, чем ходить по минному регуляторному полю без миноискателя в надежде, что повезет».

Сегодня они думают не над тем, как развивать бизнес, вносить новизну в маркетинг, инвестировать в человеческий капитал, новые технологии и бренд. Они ищут наименее затратный способ нажать кнопку hibernate и отправить свой бизнес в спячку на неопределенное время. Терпение, нервы и резервы капитала закончились. На заморозку цен, валютные безобразия, налоговые, арендные и другие регуляторные безобразия частный бизнес массово отвечает «Подождем, переждем, возьмем паузу».


Давалка сломалась

Начались массовые увольнения на малых и больших предприятиях. Заводы и фабрики, на которых работали от 200 до 1000 человек, переходят в режим сохранения с минимальным числом сотрудников.

Например, в Бресте большинство предприятий легкой промышленности стоят. Даже такие, казалось бы, устойчивые предприятий как «Инко-Фуд» и «Санта» отправляют людей в неоплачиваемые отпуска или увольняют. В Могилеве, Витебске и Гомеле большие заводы и те компании, которые работали с ними, мечутся не столько в поисках заказов, сколько поддержки в госструктурах.

Руководители частных фирм выбрали наименьшее из всех зол — временно приостановить работу и проводить время в судах и у должников, выбивая долги. Это не узко секторальное или региональное явление. В Беларуси не осталось ни одной отрасли, которая была бы в порядке. Разве что программисты, которые большую долю своих операций и так проводят в «серую».

Процесс разрушения национального бизнеса находится на такой стадии, что без значительный потерь его остановить нельзя. АпСоНа уже нанесла смертельный удар по десяткам тысяч коммерческих организаций. Такого массового закрытия бизнесов и схлопывания предпринимательской деятельности Беларусь еще не знала. Даже в 1998 году было полегче.

В ближайшие месяцы без работы могут реально (а не по официальной статистике) оказаться 400-500 тысяч человек. 300-400 тысяч белорусских гастарбайтеров возвращаются из России. Не уволенные рабочие благодарны даже за зарплату в эквиваленте $200.

«Проседают» местные бюджеты. Остро не хватает денег на завершение строек. Зияющие дырки в весеннем асфальте будут указывать на дефицит ресурсов даже на ремонт дорог. Самое популярное слово госпредприятий в диалоге с властями «дай, дай, дай!». АпСоНа рада была бы поделиться, да давалка сломалась.

О том, что будет происходить с курсом Br-рубля, инфляцией, доходами населения и банковской системой, если Россия не подставит плечо на $2,5-3 млрд. даже думать страшно. Похоже на то, что власти не придумали ничего иного, как перед лицом множественных рисков и угроз принести в жертву нервному электорату национальный бизнес.

Понятное дело, что самые прозорливые, расчетливые и состоятельные предприниматели не согласятся со статусом рождественского гуся из духовки на праздничном электоральном столе вертикали.


Закапыватели будущего Беларуси

А в это время Совет министров продолжает жить своей тихой номенклатурной жизнью в отрыве от производства, макроэкономической и геополитической реальности. На фоне массового схлопывания бизнеса президиум Совета министров одобрил Национальную стратегию устойчивого социально-экономического развития Беларуси на период до 2030 года.

Белорусские чиновники, как религиозные миссионеры, призывают бизнес не думать о смутном настоящем, а надеяться на светлое будущее, на блаженство на небесах. Жертвуйте во имя светлых идеалов пятой, шестой и седьмой пятилеток свои деньги и ресурсы, и вам на том свете воздастся.

У премьер-министра Андрея Кобякова, действительно, трудная задача. Рабочие, собственники бизнеса, банкиры и директора ему про острейший кризис неплатежей, заморозку экспорта, зашлаковку балансов и токсикацию активов, а он, ссылаясь на стратегию устойчивого развития до 2030 года: «Товарищи, верьте, что к 2030 году ВВП Беларуси увеличится в 1,5-2 раза, а жить белорусы будут уже 77 лет. И мы обязательно войдем в первую сороковку стран с очень высоким уровнем человеческого развития. Ну а для бизнеса мы сделаем подарок в виде 30-го места Беларуси в рейтинге Doing Business-2030».

Такого рода документ очень напоминает обещания Хрущева в 1960-е к 1980 году построить коммунизм.

На фоне регуляторного, валютного и налогового геноцида национального бизнеса Совет министров создал рабочую группу для разработки Программы социально-экономического развития Беларуси на 2016-2020 годы. Костяк ее сформировали те товарищи, которые еще в середине 1990-х навязали Беларуси сегодняшнюю модель развития.

Они — убежденные противники свободного рынка, частного предпринимательства и открытой торговли. Когда в составе некой правительственной группы есть такой человек, как Владимир Шимов (один из идеологов белорусского госплана), легко предсказать, какой документ будет на выходе. Отрадно, что в группе разработчиков из 21 человека появились редкие светлые головы, но у них нет шансов против довлеющей массы идеологов белорусского номенклатурного интервенционизма.

В то время как частный бизнес зашивается в проблемах, правительство продолжает обхаживать и ублажать тех, кто стал соавтором нынешних макроэкономических и структурных проблем.

Так, в список льготников по экспорту попали 49 предприятий, в том числе частное «Амкодор». Совет министров постановлением № 76 от 7 февраля 2015 г. приказал Банку развития выделить на поддержку госпрограмм ~Br10,2 трлн. В новом списке число проектов увеличилось с 35 до 67, а объем финансирования — почти на Br2 трлн. И это в ситуации, когда руководители Совмина публично обещали со всей строгостью подойти к анализу бизнес-планов участников госпрограмм.

Кому война, а кому мать родна. Номенклатурное начальство нежно оберегает от рыночных условий и финансовой ответственности около 150 корпоративных любимчиков. По понятным причинам нынешняя модель экономики им очень нравится. Ликвидацию частного бизнеса, издержки для потребителей они воспринимают, как должное. В Беларуси сформировалась узкая группа лиц, которая уполномочена зарабатывать не только на этапе роста, но и на кризисе и ликвидации частного бизнеса. Для них начинается настоящий пир духа.


Справка.

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года.

Новости по теме

    Властный трайбализм

    Нацбанк и Совмин больше любят и обхаживают МВФ и Всемирный банк, чем национальный бизнес. Это унизительно для белорусского предпринимательства. Это высокомерно для "народной" власти. Это в корне неправильно как с точки зрения баланса выгод иподробности

Новости других СМИ