Белорусский десантник в "ДНР": Я приехал сюда, когда услышал про распятого мальчика

Змитер Панковец, nn.by

В интернете появилось видеоинтервью с командиром взвода подразделения "Спарта", бывшим белорусским десантником "Белым".

Мы не можем разместить на своей странице это видео, поскольку оно содержит призывы к вооруженной поддержке "ДНР" и изменению существующих государственных границ. Но мы посчитали важным процитировать некоторые моменты.

"Белый" — вместе со снайпершой из Борисова Натальей Красовской — самый известный белорусский наемник в рядах "ДНР". В зоне боевых действий он уже с июня 2014 года. Говорит, что из Беларуси выехал в Москву, оттуда — в Ростов, а уже потом — в зону конфликта. "Белому" 23 года, разговаривает с явным белорусским акцентом, с твердым "ч". На это даже обращает внимание ведущий.

"Поэтому, наверное, и "Белый", поскольку из Беларуси?" — спрашивают у бойца.

"Ну да, ну да", — улыбается тот.

Речь "Белого" довольно бедная и путаная. Фактически лишь однажды он дает развернутый ответ, когда разговор заходит о боях за Донецкий аэропорт.

Именно "Белый" установил флаг "Новороссии" над старым терминалом аэропорта, а при штурме нового — был ранен в ногу.

"Белый" с ностальгией и уважением вспоминает службу в "5-й отдельной бригаде спецназа" в Марьиной Горке. "Там все осталось советским, там прекрасно все. Каждую неделю стрельбы, полевые… Учения, учения, учения".

Почему белорусский парень поехал воевать за "ДНР"? "В интернете увидел видео, как в Славянске женщину привязали к БТРу и таскали по городу. Ребенка приколотили к забору. Это все не показывали, но говорили. Это меня задело. Было ли это на самом деле или нет… Но это задело. Это был край".

Речь идет об истории с "распятым мальчиком", которая оказалась самым грубым и непрофессиональным фейком российской пропаганды. Но, как видим, на него это подействовало.

У Белого спрашивают, в каких боевых действиях он принимал участие?

Станица Луганская [там, кстати, был ранен белорусский снайпер из батальона "Торнадо" с позывным "Моджахед"], Луганский аэропорт — там все быстро было, никто не держался за этот аэропорт. Сдача Дебальцева в июне. На Саур-Могиле был в июле, когда памятник ночью "Градами" разнесли.


"Мы не просто кучка. Мы — регулярная армия. Хорошо укомплектованные, у каждого есть свое оружие, своя позиция. Есть ПТРД калибром 14,5 против техники, есть "Утесы" калибром 12,7. А так в основном АК, наши советские, доблестные АК. Регулярные украинские войска имеют фактически то же вооружение, а вот Национальная гвардия, батальоны, так мы там много встречали М-16, даже есть русские винтовки ВСС и ВСК", — говорит "Белый".

"Противников нельзя недооценивать", — говорит он об украинских военных.

Сколько же белорусов воюет на стороне "Новороссии". "Нас здесь единицы, — искренне говорит "Белый". — До ноября я был один.
Тогда приехал Дима Макаревич, о нем все знают. Теперь еще 8 человек приехало. И еще 23 подъедет".
Эти слова похожи на пропаганду: если о "Белом" и Макаревиче действительно хорошо известно, то об остальных бойцах никогда ничего слышно не было.

"Бандеровцы — хуже фашистов. У нас в Беларуси есть легендарная Хатынь, кто ее сжег? Лично Бандера. Я родился в семи километрах от Хатыни, потом мы уже переехали в Минск. Там же лично был Бандера", — утверждает "Белый".

Вот так действует российская пропаганда. Ясно, что никакого Степана Бандеры в марте 1943 года в Хатыни быть не могло. В это время глава Организации украинских националистов находился в заключении в немецком концлагере Заксенхаузен. А Хатынь сожгла зондеркоманда, набранная из бывших советских военнопленных — да, украинцев, но такие же формировались нацистами из числа и русских, и латышей.

"Белый» говорит, что не планирует возвращаться в Беларусь.

"Новороссию" он считает своей новой родиной. Мечтает о карьере военного. "Мне это нравится".

"Мне хотелось бы ездить в Беларусь в гости, но нам нельзя, потому что правительство белорусское приняло закон, что те, кто едет воевать в зону АТО приравниваются к террористам… Наемникам. Дают большие сроки. Только я не знаю за что. Я уважаю белорусского президента, мне там все нравилось. Нормальный мужик. У нас в 2015-м году выборы, он боится, что мы приедем и сделаем переворот. Зачем нам это надо?"

"Белый" говорит, что в украинских батальонах белорусов несравнимо больше:

Сколько белорусов в "Айдарах", "Азовах", их там больше тысячи уже. Очень много!


Он даже рассказал историю о своем друге из 5-ой десантной бригады, воевавшем на стороне Украины. Это тоже преувеличение. На украинской стороне белорусов, действительно, больше, чем на стороне боевиков. Но там их, по нашим оценкам, десятки, а не сотни.

"Страх есть всегда. Страх — это самосохранение", — говорит он. За время боевых действий "Белого" трижды ранили, было четыре контузии. "У нас все уже контуженные", — смеется он.

Новости по теме

Новости других СМИ