Бориса Немцова застрелили в нерабочее время

Николай Сергеев, Григорий Туманов, "Коммерсантъ"

Вчера стало известно, что Заур Дадаев, обвиняемый в убийстве оппозиционера Бориса Немцова, мог совершить инкриминируемое ему СКР преступление в отпуске, а вскоре после этого был уволен из внутренних войск МВД России. Между тем обжалован первый арест обвиняемого по этому делу.

Начальник пресс-службы внутренних войск МВД России Василий Панченков сообщил вчера, что Заур Дадаев, главный обвиняемый по делу об убийстве Бориса Немцова, 23 декабря 2014 года написал рапорт об увольнении с воинской службы по собственному желанию (якобы это связано с болезнью матери). Перед увольнением заместителю командира полка "Северный" предоставили отпуск с 27 января по 28 февраля, который, как считает следствие, лейтенант Дадаев использовал для последних приготовлений к убийству господина Немцова. Судя по предъявленному ему обвинению, предпоследний день своего отдыха, 27 февраля, офицер потратил на наблюдение с помощью своих подельников за будущей жертвой, а вечером застрелил политика на Большом Москворецком мосту, откуда его и забрал сообщник на ZAZ Chance. Еще через пару дней вернувшегося из Москвы в Грозный офицера уволили со службы и исключили из списков воинской части.

Напомним, что Заур Дадаев единственный из пяти фигурантов уголовного дела об убийстве господина Немцова, кто признал свою вину. Все фигуранты этого дела были арестованы Басманным райсудом до 28 апреля. До конца этой недели троим из них — Хамзату Бахаеву, Тамерлану Эскерханову и Шагиду Губашеву — следствие планирует предъявить официальное обвинение. Заура Дадаева и брата Шагида Губашева Анзора уже обвинили в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 и 222 УК РФ (убийство по найму и незаконный оборот оружия).

По некоторым данным, преступление было связано с выступлениями господина Немцова, в частности, в поддержку публикаций карикатур на пророка Мухаммеда. Однако следствие уже установило, что следить за политиком Немцовым предполагаемые участники заговора начали задолго до совершенного в январе этого года расстрела в Париже сотрудников журнала Charlie Hebdo. Таким образом, религиозная версия, на которую намекал глава Чечни Рамзан Кадыров, заявивший, что Заур Дадаев "является глубоко верующим человеком" и что "он, как и все мусульмане, был потрясен действиями Charlie и комментариями в поддержку печатания карикатур", вряд ли станет основной. "Версия о религиозности любого из них (подозреваемых.— "Ъ") пока не находит подтверждения. Немцов вряд ли мог кого-либо в Чечне или вообще среди мусульман так оскорбить, чтобы его планировали убить. Он, наоборот, очень корректно всегда высказывался",— сказала член совета при президенте Чечни по развитию гражданского общества и правам человека Хеда Саратова. По ее мнению, арестованные непричастны к произошедшему.

Фигуранты этого дела если и согласились участвовать в убийстве, то, скорее, ради денег. Во всяком случае, по словам их родственников, все они перебивались случайными заработками, а фактически безработному Хамзату Бахаеву приходилось содержать семью с шестью детьми.

По словам сестры Хамзата Бахаева Айны, он звонил ей перед задержанием в ночь на 7 марта. "Он говорил, что в апреле приедет к нам в Ингушетию (семья господина Бахаева проживала в этой республике.— "Ъ"), жаловался, что по-прежнему не может найти работу",— сказала она. Отсутствие работы и редкие заработки были общей проблемой как у Хамзата Бахаева, так и у Шагида и Анзора Губашевых. Братья снимали квартиру в одном подъезде с Хамзатом Бахаевым в Москве, работали охранником и водителем грузовика и были, по словам Айны Бахаевой, шапочно знакомы с ее братом. "Хамзат раньше работал инженером в компании по установке компьютерных сетей, а потом стал подрабатывать на стройке",— сказала она. Впрочем, долго работать Хамзату Бахаеву не удалось, поскольку у него был хронический гепатит С, в январе он даже проходил стационарное лечение в одной из столичных клиник. Небольшие деньги приносила в дом его вторая жена (с первой он развелся, она оставила ему шестерых детей). "В последний раз он попытался устроиться в какую-то фирму, но его не взяли из-за того, что не подходил по возрасту: ему 47 лет. Поэтому мы им часто в Москву отправляли деньги",— сказала сестра обвиняемого.

Защита последнего вчера первой обжаловала арест, санкционированный Басманным райсудом. В жалобе адвокат просит отменить постановление суда об избрании в отношении Хамзата Бахаева меры пресечения в виде заключения в СИЗО и освободить его из-за непричастности к совершению преступления.

Новости по теме

Новости других СМИ