Леонид Злотников: Белорусов ждет падение зарплат на 20%


В последнее время участились тревожные сообщения от рабочих крупных белорусских предприятий. Одни жалуются, что завод перевели на четырехдневный рабочий график, другие в очередной раз жалуются на принудительные отпуска и на невыплату декретных, а остальные, судя по всему, просто ждут своей очереди.

То, что происходит сейчас в Беларуси — последствия многих обстоятельств, о которых в интервью charter97.org рассказал экономист Леонид Злотников.

— С чем связаны переход на четырехдневку и остановка крупнейших белорусских предприятий?

— Во-первых, после девальвации российского рубля ситуация стала хуже. Если в целом за 2014 год наш экспорт сократился где-то на 4-5%, то, например, уже в январе по сравнению с январем 2014 года он сократился на 39-40%. Доходы от экспорта упали. Продукцию, в общем-то, и продать некуда, потому что в России спрос обрезала девальвация, а с другой стороны у них стало тяжелее финансовое положение. Доходы населения в России уменьшаются, а цены растут. Спрос на белорусскую продукцию в России снизился.

Во-вторых, падают доходы белорусского населения. Например, с 1 августа по 1 февраля они сократились на 10%.

В-третьих, очень трудно привлечь валюту в страну с помощью внешних долгов, которые мы брали раньше. Валовой внешний долг за прошлый год вырос на 5.3 миллиардов долларов, а за первые три квартала 2015 года прирост составил еще 1.3 миллиарда. То есть, у страны меньше ресурсов для покрытия импорта и меньше ресурсов для поддержки доходов населения. Почему доходы населения связаны с привлечением валюты? Потому что даже собственное производство требует вливаний валюты. А если в этом году поступление валюты в страну стало меньше. Я не говорю о тех займах, которые мы взяли и которые пришлось сразу же вернуть за те долги, которые были сделаны раньше. Осталось 1.3 миллиарда, которые нужно пустить на покрытие отрицательного сальдо текущего счетно-платежного баланса, который в этом году составил 6 миллиардов долларов, и на поддержки зарплат.

Кроме того, в декабре был отток валюты из страны и он продолжается по сей день: сегодня население скупает украинские товары.

Получается такая ситуация, что экономические отношения с Россией и трудности с привлечением валюты в страну влияют на уровень жизни людей и на их доходы. Они снизились, естественно, снизился и спрос внутри страны. Поэтому многие предприятия не имеют сбыта своей продукции по ценам, которые окупают их затраты. Поэтому они или сокращают людей, или снижают объемы производства, устраивают рабочим неполную занятость и так далее.

— Но нельзя в наших бедах винить только ситуацию в России. В Беларуси всегда хватало внутренних проблем с промышленностью.

— Если посмотреть глобально, то эффективность производства снижается. Я приведу пример. В 2010 или в 2011 году премьер Михаил Мясникович ездил на БелАЗ. И он там сказал работникам: "Вы уже довели цены на свою продукцию до такого уровня, что ваши "БелАЗы" стали стоить столько же, сколько автомобили в Японии. А они по качеству хуже тех японских автомобилей", — и привел какой-то показатель. Он уже тогда сказал, что если вы не внесете в производство изменения, то у вас будут трудности со сбытом. И это относится ко всему белорусскому машиностроению. Падение сбыта белорусского машиностроения идет со второй половины 2012 года. Тут события в России не при чем, и трудности с займами не при чем. А самая главная промышленная отрасль Беларуси деградировала все это время. В первую очередь, зарплаты стали терять они. В январе зарплата этого года уменьшилась у рабочих этих заводов по сравнению с декабрем прошлого года на 30%.

— Почему зарплаты росли, а качество — нет?

— Относительно высокая зарплата белорусов стала проблемой. Ко всему, что мы наблюдаем сегодня, дело шло постепенно. И сбыт, и темпы промышленного развития падали, а зарплаты под давлением Лукашенко — расли. И они к середине 2014 года выросли в 1.44 раза. А рост ВВП за это время — только 2%. Получается, зарплату, которая не соответствовала росту производительности труда, «загнали». Что произошло? Да, инфляция, да, дорогие белорусские товары. Также падение производства. А зарплаты росли! И вот, в феврале Лукашенко, отвечая на вопросы журналистов сказал, что, мол, да, такая проблема у нас была. Но сейчас, мол, мы эту проблему решили приведя в соответствие параметры: темпы роста зарплаты и темпы роста ВВП. В 2014 году темп роста ВВП был меньше 1%, и рост зарплаты тоже был около 1-2%. Но зарплаты-то разогнали до высокого уровня! Действительно, в первой половине 2014 года зарплаты увеличились на 4%, а во второй половине 2014 года они уже снизились. В самом деле, за год они вышли около 1%. Но смотрите: начиная с 2012 года зарплата выросла на 144%, потом немного понизилась, но она же все равно осталась высокой.

— Нынешняя ситуация на заводах — результат постоянного роста зарплат?

— Да, мы сейчас именно это и наблюдаем. В январе зарплата сильно снизилась по сравнению с серединой 2014 года. Но ведь в соответствие зарплата еще даже не приведена, она остается выше, чем декабря 2011 года почти на 30%. Страна не может обеспечивать сегодня такую зарплату в нынешних условиях. Это понижение зарплат продолжится, если мы, конечно, не займем за рубежом много денег. А занять сегодня деньги трудно.

— До какой степени продлится падение зарплат, если все будет так же и дальше?

— Падение может быть очень значительным. Зарплаты упадут еще на 15-20% к концу этого года, если не удастся занять около 10 миллиардов. Но, понимаете, это же даже не означает чистые деньги — большая часть этого займа все равно пойдет на погашение прошлых долгов. Денег стране сильно не хватает.

— А к чему придет ситуация на заводах? Дела в стране наладятся, если снова подкинут денег?

— К чему это идет, к тому и придет! Понимаете, это же командная экономика. Она не эффективна в принципе. Это же азы. Либералы в своих теориях это показали давным давно. То, что сейчас происходит — результат того, что Беларусь пошла не по тому направлению начиная с 1994 года. Рыночные реформы прекратились, а командная экономика в конце концов оказалась неэффективной. Мы имеем сейчас результат.

— Но ведь так много заводов не уходило в отпуска одновременно никогда!

— Знаете, в Северной Корее вообще очень много заводов не работает. Это там было даже в начале двухтысячных. Рабочие приходят, сидят у станка целый день, ничего не делают — и получают зарплату, которой хватает на килограмм курицы и на пару килограммов риса. В общем, бывает и хуже. Тут социализм — и там тоже социализм!

В моей книге "В петле популизма" есть прогноз, который я сделал еще в 1995 году. О том, что идеи социализма — это ценности малой группы, которые очень привлекательны для людей. Я писал, что там, где установится командная система, все кончится так, как закончилось в СССР — крахом экономики. Так же, как тянет свет мотыльков в лесу, их тянет инстинкт. Но мир изменился! В мире появились фонари. Но этот мотылек все так же летит на свет и — бух! — падает на землю. Опять поднимается — и летит на фонарь. Так и Беларусь после распада СССР. И опять впереди нас в очередной раз ждет удар, пока не обгорим на огне, как бабочки.

Напомним, в последнее время многие предприятия переводятся на сокращенную рабочую неделю или вынуждают рабочих писать заявления на отпуска за свой счет. Так, только за начало марта в редакцию charter97.org поступили жалобы с таких предприятий как "Гомсельмаш", Осиповичский завод автомобильных агрегатов, Светлогорский завод железобетонных изделий, Бобруйский завод деталей и агрегатов, "Могилевтрансмаш", "Строммашина", МТЗ, "Гомельдрев", Минский подшипниковый завод, Белорусская железная дорога, ОАО "Витебские продукты" и другие.

Новости по теме

Новости других СМИ