Василий Парфенков: Из нашего батальона пленных не берут - сразу убивают


Пророссийские боевики никого из волонтерского батальона в плен не берут: если дошло до огневого контакта, то - на уничтожение.

Бывший белорусский политзаключенный воюет на Донбассе в составе добровольческого батальона ОУН. По дороге в Киев, куда он ехал на ротацию из-под Донецка, Василий Парфенков ответил на вопросы "Радыё Свабода".

По его словам, добровольцы в Песках как стояли, так и будут стоять, и никто оружие не сдавал, хотя ранее и появлялась информация о сдаче позиций. "Была небольшая паника, когда к нам подошла 93-я бригада Вооруженных сил Украины из Харькова. Они поставили свою технику у наших позиций, и тогда возникли слухи, что якобы нас окружили и велели сдать оружие. Но это не верно. А у меня просто очередная ротация. Теперь вот нахожусь в Красноармейском, а где-то через 2 недели буду возвращаться", - рассказывает белорус.

За почти два месяца, которые Василий пробыл в Песках, боев как таковых не было, но работают снайперы. "Приходится ходить согнутым, дабы не попасть под выстрел. Бывает, из АГСов работают - это автоматический гранатомет, который бьет очередями. Но их артиллерия в основном не работает. Если по нашим позициям стреляют, мы отвечаем огнем, они видят это и останавливаются. У нас были легкие ранения. В том числе осколком от АГС в спину ранило белоруса. Он был в бронежилете, поэтому это скорее контузия, а не проникающее ранение. Если человек в бронежилете "ловит" пулю или осколок, то это очень сильный удар, ощущение, как будто конь бьет копытом. Такое уже приходилось испытать", - отметил Парфенков.

Из обычных стрелков его перевели в ДРГ - диверсионно-разведочную группу. "Ходим в разведку, в том числе в тылы противника. Это, конечно, более опасно, так как мы ходим, и они ходят рядом с нами, и мы часто даже слышим, как они ведут переговоры по рации. Так приходится сейчас воевать", - сказал белорус.

По его словам, трудно сказать, готовятся ли на другой стороне к наступлению.

"Последние пять дней вообще было очень тихо в Песках. Они не стреляли даже из стрелкового оружия и не отвечали на нашу «профилактику», хотя раньше сразу отвечали. Возможно, к чему-то готовятся. Они выходили на нашу частоту и кричали, что «случился неурожай укропа, вешайтесь, мы 9 мая будем в Киеве» и так далее", - рассказывает Василий Парфенков.

Международная амнистия сообщила о факте расстрела пророссийскими боевиками четырех украинских военнослужащих-пленников. Полевой командир Моторола публично признался, что лично расстрелял группу украинских пленных.

"Из нашего волонтерского батальона - а здесь служат в батальонах "Правого сектора" и ОУН - они нас в плен не берут. Убивают сразу. Они берут в плен в основном парней из Вооруженных сил Украины, то есть военных. А с теми по-разному обходятся. Знаю о случае, когда у человека была наколота татуировка "трезубец" на запястье - так отрезали вместе с рукой по плечо.

Бывает, меняются пленными. Но что касается нас, добровольцев, то нас они в плен не берут. В основном, как и мы их. Если дошло до огневого контакта, то - на уничтожение",
- отметил Василий Парфенков.

На войну белорус поехал не за наградами. "Я вообще иностранец, меня награждать нельзя по закону, да и мы воюем не за награды, а за свободную Украину и за свободную Беларусь. Ведь если мы дадим здесь, на Донбассе, Путину по рукам, он немного успокоится со своим «русским миром». Здесь ему не «русский мир», и в Беларуси - не «русский мир». Может, немного поймет, что не надо сюда лезть. И мы это уже доказываем. Пески фактически уже год держали, держим и будем держать. И они там не пройдут", - резюмировал боец.

5 декабря 2014 года общественный активист Василий Парфенков вышел из горецкой тюрьмы. Почти сразу после этого парень вместе с семьей — женой и сыном — уехал в Украину. Как выяснилось, Василий записался в добровольный батальон Организации украинских националистов и теперь воюет на Донбассе против пророссийских сепаратистов, пишет "Белорусский партизан".

Новости по теме

Новости других СМИ