Гениальный план белорусского правительства: одалживать по всем азимутам

Александр Класковский, Naviny.by

Расплачиваться по долгам белорусское правительство намерено за счет залезания в новые. Так можно перевести на простой язык свежие заявления премьера Андрея Кобякова.

Между тем валюту, столь нужную для расчетов с кредиторами, можно было бы получать и через рост экспорта, прямых иностранных инвестиций, приватизацию. Но по всем этим направлениям, как пишут в интернетах, "пичалька".


Кредитная пирамида вырастет

Итак, Кобяков 16 апреля в Минске бодро заявил журналистам, что Беларусь выполнит все обязательства по внешнему госдолгу. Премьер также заверил, что государство в полном объеме исполнит свои обязательства по финансированию из бюджета зарплат, пенсий и других социальных выплат.

Откуда возьмутся деньги, чтобы расплатиться с заимодавцами? Во-первых, "все обязательства перед Россией российские партнеры рефинансируют на такую же сумму", сказал Кобяков. Во-вторых, "есть определенные планы по размещению еврооблигаций".

В третьих, отметил премьер, Минск работает над новыми программами как с Антикризисным фондом ЕврАзЭС, так и с МВФ. Иначе говоря, просительно тянет длани сразу по двум противоположным азимутам, надеется раскрутить на деньги и близких по духу восточных союзников, и проклятых западных буржуинов.

Что же в сухом остатке? От рефинансирования долг перед Россией не растает. Напомню, в 2015 году Беларусь должна была выплатить 716,3 млн долларов по межгосударственным кредитам России и 541,2 млн по кредиту Антикризисного фонда ЕврАзЭС (который тоже контролируется Москвой). Теперь Кремль, сжалившись над союзником, откладывает час расплаты, но не более того.

"Москва смягчает ситуацию" перед выборами в Беларуси, пояснил в комментарии для Naviny.by экономист, эксперт "Либерального клуба" (Минск) Антон Болточко. Иначе "вылезли бы многие болячки", могли оказаться под ударом социальные выплаты.

Но при этом, заметьте, по российским кредитам набегут дополнительные проценты, так что гуманизм тут очень условный.

Далее, еврооблигации — те же займы, причем под невыгодный процент. Наконец, новые программы с МВФ и АКФ ЕврАзЭС — это в переводе на бытовой язык также означает попросить в долг еще.

Таким образом, правительство продолжает громоздить долговую пирамиду "на радость" нашим детям и внукам.


А какие еще варианты?

А какие еще варианты у правительства, спросите вы. Не объявлять же дефолт — это полный позор для страны.

Дополнительную валюту можно получить за счет наращивания экспорта, но он упорно падает. За первые два месяца нынешнего года валютные поступления от экспорта белорусских товаров составили 3,76 млрд долларов, что почти на 1,5 млрд меньше, чем страна получила за январь — февраль 2014-го.

Причем, как отмечают эксперты, мы минусуем во многом из-за сжатия российского рынка, к которому так в свое время привязались.

В частности, экономист Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрий Крук в интервью БелаПАН заявил: "Снижение нашего экспорта связано, во-первых, с сжатием самого российского рынка ввиду экономического спада в России. Кроме этого, образно выражаясь, уменьшилась еще и доля нашего пирога на российском рынке".

Важный момент: дело не только в экономических трудностях восточной соседки, а и в том, что белорусский товар в принципе теряет конкурентоспособность.

Далее, источником валюты являются прямые иностранные инвестиции. Но и с ними у нас не блестяще...

Наконец, валюту способна дать приватизация крупных предприятий. Но Александр Лукашенко в конце прошлого года заявил вновь назначенному Кобякову: "Сразу предупреждаю, никакой болтовни о приватизации. Прежде всего, необходимо серьезно работать над повышением эффективности работы государственного сектора".

Беда в том, что госсектор упорно не желает становиться более эффективным.

Впрочем, боязнь приватизации отчасти можно объяснить и тем, что первые охотники до белорусских активов — россияне, которым палец в рот не клади.

В частности, именно поэтому, полагают эксперты, белорусский президент явно тормозит реализацию так называемых пяти интеграционных проектов, связанных с продажей отечественных активов.

Так, в марте, назначая нового директора Минского завода колесных тягачей, на который давно положили глаз российские оборонщики, Лукашенко строго наказал сохранить предприятие в госсобственности: "Никакой игры в продажу, перепродажу".

Похоже, у Москвы уже лопается терпение. Российский вице-премьер Аркадий Дворкович во время недавнего визита в Минск заявил, что создание автохолдинга "Росбелавто" с участием МАЗа пока снимается с повестки дня. Так что ударных интеграционных проектов уже не пять, а четыре.

В плане сохранения экономического суверенитета оно, может, и к лучшему. Только вот денег все равно нет. И правительство, как видим, не находит ничего более креативного, чем залезать в новые долги.


Деньги потратят на "текущий ремонт"?

Тем временем Владимир Путин дал понять: дружба дружбой, а молочко врозь. Во время прямой линии 16 апреля президент России посетовал: производители молока в его стране страдают из-за того, что цены сбивает завоз сухого молока из Беларуси.

По словам Путина, двум странам следует договориться о единых способах субсидирования сельского хозяйства.

Проблема не новая, об этом шла речь еще в рамках ЕЭП. При этом в Беларуси уровень субсидий селу значительно выше, чем в России и Казахстане. Так что догадайтесь с трех раз, по чьим аграрникам ударит нивелировка.

И таких болезненных решений, связанных с отказом от протекционизма, волюнтаризма в финансово-экономической сфере, белорусским властям в процессе евразийской интеграции предстоит принять немало. Или же — бодаться с союзниками, прежде всего с Москвой.

К слову, в январе — феврале нынешнего года экспорт белорусской сельхозпродукции в Россию и так снизился примерно на 200 млн долларов по сравнению с аналогичным прошлогодним показателем.

В целом же Путин на прямой линии оправдывался: мол, цель евразийской интеграции — отнюдь не возродить империю, а "поднять уровень жизни людей, проживающих в наших странах".

Да, последнее получается очень здоровски: если в прошлом году, до старта Евразийского экономического союза, белорусы зарабатывали в эквиваленте в среднем по 600 долларов в месяц, то теперь — по 400. Причем белорусское начальство сетует именно на падение российского рубля, сужение рынка восточной соседки и проседание цены на ее нефть, к которой мы так хорошо было пристаканились.

Короче, отечественный обыватель вправе спросить по-простому: на кой ляд нам еще теснее интегрироваться, если это вылезает боком?

Заверения интеграторов, что за временными трудностями нас ожидают светлые перспективы, выглядят все более неубедительно.

Путин заявил 16 апреля, что на восстановление экономики его страны может потребоваться около двух лет. И это, как вы понимаете, максимально оптимистический прогноз.

Но даже это восстановление по целому ряду причин не способно вернуть золотой век белорусской экономической модели, которая, если коротко, просто выработала свой ресурс, стала анахроничной. Завязка на Россию не даст второго дыхания.

Тут можно лишь, как Мюнхгаузен, вытянуть себя из болота за волосы. Иначе говоря, спастись за счет реформ. С чем у белорусского руководства, как известно, большая ментальная закавыка.


Кремль выручает Лукашенко, но берет на крючок Беларусь

"Даже если проводить реформы, структурную перестройку экономики, деньги все равно нужны", — говорит Антон Болточко, отмечая, что внешний госдолг (12,6 млрд долларов на 1 января) по отношению к ВВП (16,6%) у нас пока не критичен.

В общем, занимать в любом случае придется. Вопрос в том, на что пойдут средства. Прежние кредиты, по словам аналитика, пошли в основном на "текущий ремонт белорусского здания". А нужен апгрейд экономической модели.

Да, новые заимствования способны поддержать стабильность до осенних президентских выборов. Однако пока со стороны правительства мы не видим мер, которые бы позволили экономике расти после выборов, считает Болточко.

К тому же условия займов с российской стороны (в том числе и по линии АКФ ЕврАзЭС) менее прозрачны, чем со стороны МВФ, отмечает собеседник Naviny.by. Предоставление займов Москвой "может быть политически мотивировано"; есть риск, что возрастет давление на нашу страну, полагает эксперт.

Чего потребует Кремль? Сдачи активов, размещения авиабазы, более промосковской позиции по Украине, единой валюты — алтына или евраза? А может, всего по очереди?

Быть должником с нарастающим итогом — дело в принципе неблагодарное. Тут особо не поерепенишься. А уж быть должником у бывшей метрополии (которая от великодержавного мышления отнюдь не отказалась) — и вовсе "пичалька".

Да, Кремль явно выручает Лукашенко перед выборами, но при этом еще надежнее подсаживает на крючок Беларусь.

Новости по теме

Новости других СМИ