Заговор от падения рубля

Петр Орехин, "Газета.Ru"

Российская валюта вернулась к уровню 50–52 руб./$. Но крепкий рубль бьет по бюджету и доходам экспортеров. "Газета.Ru" искала "теорию заговора" в событиях на валютном рынке.

Российская валюта в последние пару месяцев укрепляется. В отдельные дни она укреплялась до уровня 49 руб./$, при этом нефть стоила в районе $55 за баррель. В ситуацию вынужден был вмешаться ЦБ, подняв 20 апреля ставку по валютному репо. Валютный рынок отреагировал ростом курса доллара, но затем вновь произошел разворот.

Любители «теории заговора» видят в этом преднамеренную игру иностранных спекулянтов.

Дело в том, что чем крепче рубль, тем меньше поступлений в доходную часть федерального бюджета от экспорта сырьевых товаров. Последняя версия бюджета на текущий год сверстана из расчета среднегодовой цены на нефть $50 за баррель и курса доллара 61,5 руб.

Поэтому текущий уровень нефтяных котировок $65 за баррель Brent более чем комфортный для федерального бюджета, главное, чтобы курс рубля больше не укреплялся.

Идеальными были бы, например, котировки рубля и нефти 60 на 60. В этом случае Минфин собрал бы на 20% больше доходов и смог бы сэкономить средства Резервного фонда, которые расходуются на покрытие бюджетного дефицита.

Первая массированная атака, по версии конспирологов, случилась в декабре, ее апофеозом стал обвал рубля 16–17 декабря, который происходил на фоне снижения цен на нефть. ЦБ вынужден был взвинтить ключевую ставку до 17% годовых и тем самым на несколько месяцев фактически остановил выдачу кредитов в стране.

Глава Службы внешней разведки России (СВР), экс-премьер Михаил Фрадков по следам декабрьских событий заявил в интервью Bloomberg, что «США и их союзники стремятся сменить правящий режим в Москве путем санкций и атак на рубль и цены на нефть».

С последствиями нефтяного и девальвационного шоков Россия разбирается до сих пор: рост цен на все товары и услуги, падение инвестиций, импорта и оборота розничной торговли, сокращение реальных зарплат населения и прочие прелести были зафиксированы Росстатом в первом квартале этого года. Так, накопленная на 20 апреля 2015 года инфляция составила 7,9%, по итогам марта в годовом исчислении она достигла 16,9%. ВВП, по словам премьер-министра Дмитрия Медведева, в первом квартале сократился на 2%.

Впрочем, слова президента США Барака Обамы о том, что «российская экономика разорвана в клочья», оказались преждевременными. Причем при всех очевидных минусах девальвация рубля послужила и защитным механизмом, который повысил конкурентоспособность отечественных товаров и помог более-менее сносно свести концы с концами федеральному бюджету.

В «конспирологическом» контексте игра на укрепление рубля — это новая тактика в экономической войне против России, поскольку крепкая нацвалюта несет очевидные убытки бюджету и компаниям-экспортерам.

Верить или нет в «теории заговора» — дело частное, но стоит отметить, что начиная с февраля этого года западные деловые информресурсы (например, Bloomberg и Reuters) стали активно публиковать хвалебные заметки про российскую экономику, а также рекомендации аналитиков вкладываться в российские финансовые инструменты. Даже если отмести версию о злонамеренном укреплении рубля, повышенный интерес нерезидентов к России сыграл здесь немалую роль.
«Наиболее вероятной причиной (укрепления рубля) мы считаем приток средств иностранных инвесторов в российские облигации, доходность трехлетних ОФЗ снизилась с 14,5% в марте до чуть более 11% сейчас. Снижение доходностей в российских еврооблигациях еще более драматическое, бенчмарк этого рынка Russia 30 фактически перестал существовать, поскольку почти весь объем был выкуплен с рынка и заложен в репо в ЦБ», — отмечает Михаил Кузин, портфельный управляющий УК «Райффайзен Капитал».

Константин Гуляев, руководитель управления рыночных исследований группы «ИФД КапиталЪ», полагает, что, «безусловно, есть целенаправленная игра участников рынка на повышение рубля, как, впрочем, и в некоторых других сырьевых валютах или валютах стран emerging markets в последнее время».

Повышательный тренд в рубле является отражением нескольких факторов — снижения геополитической напряженности вокруг Украины, отскока цен на нефть, игры с использованием заметного перекоса процентных ставок на рублевые и валютные инструменты, дефицита рублевой ликвидности.

«Учитывая мнение многих игроков на рынке (в том числе нерезидентов) о том, что дно в ценах на нефть уже пройдено, российский фондовый рынок и рубль выступают в ряде случаев как опережающий индикатор. Инвесторы спешат занять длинные позиции, принимая во внимание относительно низкую ликвидность и узость нашего рынка, — полагает Гуляев. — Приток средств нерезидентов на фондовый рынок, который, на мой взгляд, естественно, является спекулятивным, также усиливает тенденцию к укреплению рубля».

Говорить о целенаправленной игре «на укрепление» не стоит, полагает Анатолий Ходоровский, заместитель генерального директора инвестиционной компании «Регион».

Сегодня на динамику курса одновременно влияет несколько факторов. В частности, впервые с декабря прошлого года цена на нефть превысила $65 за баррель, к этому добавляется период налоговых платежей, а также по-прежнему нерастущий спрос на валюту со стороны импортеров. К тому же политический фон последнего времени достаточно стабилен и не оказывает серьезного влияния на валютный рынок. «Думаю, что именно эти тренды определяют сегодняшнюю ситуацию», — считает он.

Ближайший интерес участников рынка — это заседание ЦБ 30 апреля, на котором, как ожидается, регулятор понизит ключевую ставку.

Михаил Кузин говорит, что одна из наиболее обсуждаемых конспирологических версий — это скупка рублей банками с целью вынудить ЦБ к более агрессивному снижению ставки.

Константин Гуляев предполагает, что после решения ЦБ тренд может развернуться и «следующей целью для рубля станет уровень 58–62 руб./$». Это будет вполне соответствовать ожиданиям Минфина, и препятствовать такому развороту регуляторы не будут.

Новости по теме

Новости других СМИ