Как оседлать китайского дракона

Юрий Дракохруст, TUT.BY

В комментариях по поводу визита в Беларусь председателя КНР Си Цзиньпина основное внимание уделялось экономической составляющей. Меньший интерес вызывал политический аспект взаимодействия Минска и Пекина.

Что и понятно: экономические отношения — это живые деньги. Ну, может, не совсем живые: связанные кредиты — это не совсем то, о чем мечтается, но это, пожалуй, лучше, чем отсутствие денег.

Тем не менее сотрудничество и в политической сфере не лишено интереса. Правда, стоит точно определить, в чем оно может заключаться.

Достаточно популярны рассуждения об азиатской природе России. Однако эти рассуждения — в основном от непонимания, что такое настоящий Восток, настоящая Азия. И в частности Китай, который и в Азии стоит особняком. В сравнении с ним и Россия, и Беларусь, и Америка — сугубая Европа. И не в том смысле, что названные страны отвечают неким замечательным европейским стандартам. Нет, просто они мыслят, чувствуют, ведут себя, видят мир примерно одинаково. Правда, эта похожесть проявляется лишь в сравнении с Китаем.

Как отмечал глубокий знаток Китая, бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, даже любимые игры европейцев и китайцев разные, Европа (и Америка) играют в шахматы, китайцы — в го. В шахматах цель — мат неприятельскому королю, в го — взятие под свой контроль большего пространства, чем противник. Это — отражение политической и жизненной философии цивилизаций. Европейцы веками лили кровь друг друга с целью грубого захвата территорий. Символ китайского видения политики — Великая стена, видная даже из космоса, назначение которой — отгородиться от варваров, от чужаков. В отличие, скажем, хоть от России, хоть от США, хоть от Великобритании с Францией, для Китая в его истории, насчитывающей пять тысячелетий, территориальная экспансия не была характерна. Зачем к Чжунго, "Серединному царству", центру мира присоединять дикарей, неспособных понять китайскую культуру?

Впрочем, это не синоним полной травоядности и миролюбия. Территориальной экспансии — нет, контролю — да. Пекину и сейчас даже в своем регионе не нужны его генерал-губернаторы, скажем, в Ханое, Сеуле или Рангуне. Однако нужно, чтобы во всех важных вопросах, касающихся жизни стран региона, последнее слово оставалось за Пекином. И чтобы эти страны сами это понимали.

Европейцы, американцы и русские веками вступали в обязывающие военно-политические союзы. Американцы, положим, до ХХ века без особого энтузиазма, но никуда не делись. Китай никогда не брал на себя никаких обязательств, вступающих в силу автоматически.

С учетом всего сказанного политическое сотрудничество с Китаем на первый взгляд мало что обещает Минску, он — "пешка" на доске для го, в которую Пекин играет уже тысячи лет.

Попытка использовать КНР в качестве второй, запасной или дополнительной России не увенчается успехом по той причине, что Китай — не Россия. Нет, проголосовать в Совете ООН по правам человека против осуждения Беларуси — это пожалуйста, проголосовать за кандидатуру Беларуси непостоянным членом Совета безопасности ООН — это тоже возможно. Но никакие гарантии безопасности от Китая Беларуси в обозримой перспективе не светят в принципе. И щедрые подарки вроде немереных российских кредитов и скидок на поставки ресурсов — тоже вряд ли. Китай может практиковать нечто подобное в отношении КНДР. И не по причине родственного характера режимов, а из соображений безопасности. Северная Корея — это слишком близко, это вопрос выживания самого Китая. Беларусь слишком далеко.

По крайней мере пока. В очень далекой перспективе, если проект нового "Шелкового пути" станет реальностью, если жизненные интересы Китая распространятся так далеко, тогда может быть. Но это — дело десятилетий.

Кстати, это еще одно отличие Европы в самом широком ее понимании — от Вашингтона до Москвы — и Китая. Оно — в разных горизонтах политического планирования. Китай, при всем его теперешнем динамизме, стратегически никуда не спешит. Сто лет сюда, сто лет туда — что это для цивилизации, для культуры, ровесницы Египта фараонов?

Однако для Беларуси, если Китай невозможно использовать в качестве второй России, это не значит, что контакты с ним никак нельзя использовать в политической сфере. Можно, например, использовать его как... Европу. В смысле - похожим образом. Я уже писал о том, что официальному Минску не очень нужна Европа как таковая, не очень нужно сотрудничество с ней само по себе. Но она весьма полезна как геополитическая альтернатива, отказ от которой можно очень выгодно продать Москве. А чем в этом качестве хуже Китай?

Конечно, при зрелом размышлении для Беларуси в ее нынешних политических параметрах что европейская, что китайская альтернатива России выглядят весьма туманно. Но российская политическая элита живет немножко в своем мире. В свое время председатель думской комиссии по международным делам Алексей Пушков вывел из нескольких любезных слов, сказанных в адрес Беларуси чиновницей госдепартамента Викторией Нуланд, ужасную перспективу союза Минска и Вашингтона и предупредил Александра Лукашенко о пагубности такого союза. Теперь тот же Пушков, видимо, под впечатлением от приезда Си Цзиньпина на парад на 9 мая в Москве, вывел возможность союза РФ и КНР. То, что Китай не вступал и не вступает в союзы вообще ни с кем, российского геополитического "шахматиста" ничуть не смутило. Правда, его фамилия не Путин, но в Москве он человек далеко не последний и в определенной степени его заявления отражают тамошние представления о мире.

Стоит вспомнить и небольшой конфликт, когда несколько лет назад посол РФ в Беларуси Александр Суриков высказал раздражение Москвы по поводу проекта строительства в Беларуси завода по сборке китайских автомобилей Geely, который, по мнению посла, противоречил российским государственным интересам. Кстати, во время теперешнего визита председателя КНР именно этот проект президент Лукашенко упомянул в качестве одного из самых значимых примеров белорусско-китайского сотрудничества.

Иными словами, известная ревность по отношению к контактам Беларуси с Китаем со стороны Москвы присутствует. И определенная неадекватность оценок положения в мире. Так почему бы их не использовать? Если есть ревность, то верность повышается в цене.

Российских любителей геополитики можно припугнуть любимыми ими дугами, осями, геополитическим окружением, жутким образом китайского меча, приставленного к горлу России со стороны гипотетического белорусского сателлита Поднебесной.

Причем китайцы же не будут ничего ни подтверждать, ни опровергать, будут только вежливо улыбаться. Отчего "китайская угроза" со стороны Синеокой будет выглядеть еще более зловеще. А ведь предотвращение этих геополитических "клещей" будет стоить-то Москве всего ничего — пару миллиардов долларов. И ведь стоит того, согласитесь.

Кто сказал, что в го умеют играть только китайцы?


Об авторе.

Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы Радио "Свобода". Кандидат физико-математических наук. Автор книг "Акценты свободы" (2009) и "Семь тощих лет" (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

Новости по теме

Новости других СМИ