Страна вступила в один из самых сложных этапов в своей истории, и белорусскому народу придется сполна хлебнуть невзгод и лишений


Дела на МТЗ безнадежны – денег на модернизацию не найдет ни предприятие, ни белорусское государство. Не будет восстановлен нормальный рабочий график на МТЗ, а также на МАЗе, Гомсельмаше, других крупных промышленных предприятиях ни в этом, ни в следующем году, ни в обозримой перспективе – никогда.

Откуда у нищего деньги? Рельсы закончились, дальше ехать некуда, и остается одно – раскачивать вагон и имитировать движение поезда. Беларуская власть привела свой состав под названием "экономика" в тупик, а импортозамещение – и есть пресловутое раскачивание вагона.

Что касается борьбы с "тунеядством" и пьянством, то власть сама же успешно воспроизводит разгильдяев, пьяниц, тунеядцев и проходимцев на предприятиях и не имеет ни единого шанса от них избавиться. Поэтому пьяниц и разгильдяев не только никто не собирается увольнять, но и за руку держат, чтобы не сбежали. Иначе некому будет работать.

Громкие заявления и лозунги, озвученные Лукашенко 15 мая при посещении ОАО "Минский тракторный завод", анализирует председатель Белорусского Конгресса демократических профсоюзов Александр Ярошук, пишет "Белорусской правде".

- "Держитесь за свои рабочие места. Поменьше слушайте болтунов", – сказал Лукашенко сотрудникам МТЗ. Этот совет» попахивает шантажом: либо вы работаете на предложенных условиях (2-3 дня в неделю за ползарплаты), либо не работаете никак.

- Вероятно, ничего другого от Лукашенко при посещении МТЗ не следовало ожидать. Сегодняшнее поведение властей мне в точности напоминает их поведение в 2011 году – они не хотят и, самое плохое, не способны признавать реальность. Тогда дело закончилось трехкратным обвалом беларуского рубля и почти таким же падением заработной платы. Последствия нынешнего социально-экономического кризиса будут несравнимо более тяжелыми. Поскольку власть так и не отважилась взглянуть в лицо реальности, то совет рабочим МТЗ "держаться рабочих мест" и не "слушать болтунов" является не более чем ритуальным заклинанием.

Не будет восстановлен нормальный рабочий график на МТЗ, а также на МАЗе, Гомсельмаше, других крупных промышленных предприятиях ни в этом, ни в следующем году, ни в обозримой перспективе – никогда. А это означает, что не сможет власть годами выплачивать рабочим не заработанную зарплату, следовательно, не за что будет им держаться. Без нашептываний всяких "болтунов" будут они покидать предприятия, поскольку надо будет как-то зарабатывать на жизнь, содержать семьи. Заклинаниями и призывами тяжелую болезнь в форме постигшего страну острого социально-экономического кризиса не лечат.

- Лукашенко ожидал увидеть на МТЗ худшее. "Главное, что вы – ваши руководители от технологов до гендиректора – видите перспективу развития завода на ближайшие пять лет. И я уверен, что те деньги, которые нужны на модернизацию, вы найдете в собственном производстве". Какова реальная ситуация на МТЗ?

- Чем хорош Лукашенко, так это своей патологической способностью проговариваться. Вероятно, со стариной Фрейдом он также не может справиться, как и с беларуской экономикой, поэтому ключевое выражение здесь – "ожидал увидеть худшее". То есть знал, что дела на МТЗ плохи. Они и в самом деле плохи. Скажем больше – безнадежны. Пора, наконец, признаться, в том, что вам скажет любой сельский механизатор: трактор МТЗ – плохой трактор, который по качеству невозможно поставить рядом с зарубежным аналогом – Мерседесом, Джон Диром и т.д. А их, на свою беду, в тучные нулевые годы власть немало закупила для села, и у механизаторов есть возможность сравнивать.

Никаких собственных средств для модернизации руководство МТЗ не найдет, – чтобы предприятие работало рентабельно, надо или в разы сократить численность рабочих, что невозможно как с политической, так и с технологической точки зрения, или уменьшить уровень зарплаты до 200-300 долларов, что будет выглядеть для власти как самоубийство. Примерно также обстоит дело на МАЗе, Гомсельмаше, БелАЗе, остальных промышленных предприятиях.

Не отыщет средства на модернизацию крупных государственных предприятий и беларуское государство – им просто неоткуда взяться. Но даже если бы они были чудесным образом найдены, то не способно государство решать такие задачи. Напомним еще раз – оно расписалось в бессилии решить куда менее амбициозную задачу – модернизировать деревообработку.

Единственный, кто был бы способен дать шанс МТЗ, МАЗу и другим промышленным предприятиям на возрождение – стратегический инвестор. Но его нет, и при нынешнем экономическом и политическом курсе никогда в стране не будет.

Мы с вами можем зафиксировать как медицинский факт банкротство белорусской промышленной политики. Помните известный анекдот советских времен – рельсы закончились, дальше ехать некуда, и остается одно – раскачивать вагон и имитировать движение поезда. Белорусская власть привела свой состав под названием "экономика" в тупик со всеми вытекающими последствиями.

- Лукашенко вернулся к старой заезженной и не оправдавшей себя идее импортозамещения – защитить внутренний рынок от необоснованного импорта по тем видам продукции, которая производится в Беларуси. "Упаси вас господь, если наши предприятия в этом году купят (по импорту) трактора и другую технику, которую мы производим". Насколько адекватна эта идея?

- Это и есть уже упоминавшееся нами раскачивание вагона при закончившихся рельсах для имитации движения. Но идея импортозамещения в наших реалиях, опять же, не более чем политическая риторика. О какой адекватности здесь можно вести речь, если производственный процесс на МТЗ, МАЗе, БелАЗе, Гомсельмаше завязан и возможен исключительно на импорте сырья, прежде всего – металла? А что касается импорта тракторов, грузовых автомобилей, то в общем объеме импорта они занимают незначительный процент, и никакой существенной экономии средств не способны обеспечить. Зато запрет на импорт техники, можно не сомневаться, еще более усугубит и без того критическое положение с качеством производимых белорусских тракторов и грузовых автомобилей. Эти грабли под названием монополизм и отсутствие конкуренции мы имели удовольствие почувствовать на своем лбу уже не однажды.

- Похоже, Лукашенко дал отмашку для массовых увольнений, в том числе и на МТЗ: "разгильдяям, тунеядцам, алкоголикам и проходимцам в трудовых коллективах делать нечего". Сокращения, или "высвобождение рабочей силы", "оптимизация", идут на белорусских предприятиях полным ходом. Какие масштабы приобретает "оптимизация"?

- Вы знаете, есть такое определение – находиться в колее. Незавидная участь ожидает человека, общество, страну, которые попадают в колею. Причем попасть туда легко, а выбраться оттуда, даже осознавая, к каким катастрофическим последствиям, к какой обреченности приводит нахождение в колее, невероятно сложно. Лукашенко – типичный пример человека, попавшего в колею своих заблуждений и предрассудков о сути государственной политики в сфере социально-экономической политики, занятости, сфере трудовых отношений. Поэтому и слышим мы уже более 20 лет пропахшие нафталином выражения "разгильдяи, тунеядцы, алкоголики и проходимцы".

Власть беспощадно, с невероятной жестокостью, как нам торжественно объявляют, борется с этим уродливыми явлениями, этим социальным злом, а его меньше не становится. В чем дело? Дело в колее – двигаясь в русле своей политики авторитарного руководства с командно-административной системой управления экономикой, власть сама же успешно воспроизводит разгильдяев, пьяниц, тунеядцев и проходимцев на предприятиях и не имеет ни единого шанса от них избавиться. Поскольку для этого многие из предприятий и производств надо попросту остановить или закрыть. На этот шум и угрозы со стороны власти можно не обращать никакого внимания.

Куда более тревожное явление, и руководители предприятий это подтвердят, – набирает обороты процесс стихийной "оптимизации". Предприятия в первую очередь покидают лучшие работники – более молодые, более квалифицированные, инициативные, знающие себе цену. Поэтому во многих случаях пьяниц и разгильдяев не только никто не собирается увольнять, но и за руку держат, чтобы не сбежали. Иначе некому будет работать.

- Накануне на совещании о текущей ситуации на рынке труда и социальной защите населения Лукашенко пытались убедить, что ситуация с безработицей находится под контролем. Похоже, не убедили: «Мы не можем допустить социальной напряженности в обществе и в трудовых коллективах. Это важнейшая задача правительства, органов власти на местах. Дело не в социальной напряженности».

- Все обстоит как раз наоборот тому, что сказал Лукашенко. При такой социально–экономической политике, которая проводится в стране, власть не может не допустить роста социальной напряженности в обществе и в трудовых коллективах. Разве можно считать ответственной политикой призывы "держаться за свои рабочие места" на предприятиях, когда там нет и не предвидится работы? Разве допустимо бороться с безработными, обзывая их тунеядцами в то время, когда сокращаются рабочие места и наблюдается массовый исход рабочих с предприятий?

- Страна вступила в один из самых сложных этапов в своей современной истории, и, похоже, белорусским трудящимся, всему белорусскому народу придется сполна хлебнуть невзгод и лишений. Поскольку власть оказалась не способна адекватно отреагировать на вызов времени и предложить программу действий по выводу страны из острого социально-экономического кризиса. Что еще раз со всей очевидностью подтвердил визит Лукашенко на МТЗ.

Новости по теме

Новости других СМИ