Своими глазами. ЛНР: по дороге жизни - на работу, гибель "Варяга" и бригада "Призрак"

Константин Доброхотов, TUT.BY

Сегодня события в городах на Юго-Востоке Украины упоминаются в новостных лентах чаще, чем происходящее в Нью-Йорке или Париже. Как правило, их интерпретации имеют полярно расходящуюся оценку.

Тем важнее своими глазами увидеть, что все же происходит в самопровозглашенных народных республиках. Внештатный корреспондент TUT.BY на днях вернулся с территории ЛНР.


Детство под черной ленточкой

Попасть на территорию ЛНР не очень сложно – поезд Минск - Адлер доставит желающего, например, до Каменск-Шахтинского. Из него надо ехать до Донецка (РФ), а оттуда уже рукой подать до пограничного перехода "Изварино". Российские пограничники досматривают, конечно, с пристрастием. На стене фото осколков от снарядов, падавших прямо на КПП прошлым летом. А вот на стороне ЛНР – все по-другому. Кажется, если бы я не подошел к пограничнику сам, то он не спросил бы у меня даже паспорт. Перейдя границу воюющего государства, подсознательно ожидаешь того, что окажешься в другом мире. Но на первый взгляд здесь все выглядит как обычно: те же люди, маршрутки, гривны и грязь под ногами. Ощущение того, что ты находишься в прифронтовой зоне, приходит позже.

Когда садимся в машину, законопослушные белорусы спрашивают, надо ли пристегиваться. Хозяин авто не рекомендует:

– Мы – республика свободная. ГАИ тут все равно нет. А если начнется обстрел, лишние секунды возни с ремнем могут дорого стоить.

Молодой луганчанин Александр везет нас в столицу самопровозглашенной республики, и когда машина в очередной раз подпрыгивает на ухабах, объясняет – здесь дорога разбита танками, а вот здесь – залатанные воронки от снарядов. Летом прошлого года, когда Луганск усиленно обстреливали, Александр все равно не мог усидеть без дела. Надо было как-то зарабатывать на жизнь, и он перегонял машины под заказ. Пришлось поездить и под огнем. Александр поясняет – вот здесь били из минометов, а вот тут артиллерийские снаряды легли в 15 метрах за его машиной.

Въезжаем в поселок Новосветловка. В августе в его окрестностях шли тяжелые бои – украинская армия наступала здесь к границе, пытаясь отрезать и окружить занятый вооруженными формированиями самопровозглашенных республик Луганск. Потом сама попала под мощный удар деблокирующей группировки. Здание местного лицея разрушено прямыми попаданиями снарядов, стены Дома культуры обуглились от пожара. Рядом – памятник погибшим в Великой Отечественной войне.

Своими глазами. ЛНР: по дороге жизни - на работу, гибель "Варяга" и бригада "Призрак"

Новосветловка. Здание лицея

Своими глазами. ЛНР: по дороге жизни - на работу, гибель "Варяга" и бригада "Призрак"

Новосветловка. Дом культуры

Едем дальше. На обочине стоит подбитый танк Т-64. На поржавевшей броне – цветы, православная иконка. Александр рассказывает – еще недавно вдоль трассы стояло множество сгоревшей бронетехники, но сейчас ее утащили на металлолом. Последствия войны для многих стали бизнесом – особенно ценятся гильзы от артиллерийских снарядов, ведь они изготовлены из цветных металлов. По его словам, в ВСУ артиллеристы часто открывали огонь только для того, чтобы потом сдать стреляные гильзы на цветмет. Поля вдоль дороги не засеяны – как говорит наш "гид", из-за того, что здесь установлены мины и лежат неразорвавшиеся боеприпасы. К зиме Луганщина может остаться без хлеба.

В Краснодоне мы не можем проехать мимо музея знаменитой "Молодой гвардии". Вход в музей и экскурсия – бесплатные. Экскурсовод ведет большую группу детей. Останавливаемся у рубашки-"вышиванки" Олега Кошевого. В отличие от наших сорванцов, местные ребята слушают экскурсовода тихо и внимательно. На войне дети взрослеют быстро. У нескольких девочек в волосах – черные ленточки.

Въезжаем в Луганск. Город убран ко Дню Победы и, кажется, живет обычной жизнью. Только билборды здесь необычные для нашего взгляда: "Защитим, не забудем, не простим". Потом на центральной улице видим и несколько разрушенных "Градами" и гаубицами зданий. Александр показывает на невысокий парапет:

– Летом я называл это место дорогой жизни. Я по этому маршруту на работу ходил. Когда обстрел застигает на открытом месте, это очень плохо. Нужно искать укрытие, хотя бы какой-нибудь бордюр. А за этим парапетом можно было укрыться от огня и с одной, и с другой стороны.

По словам луганчанина, обстрел в городе – самый опасный. В отличие от поля, тут не видно, откуда стреляют и когда что "прилетит". Укрываться у стен домов Александр не рекомендует – их обломки сами превращаются в поражающие элементы. Но когда пропало электричество, прятаться стало легче – запертые ранее на домофоны подъезды можно было использовать как укрытие. Правила поведения под артобстрелом, на заминированной местности, при обнаружении неразорвавшихся боеприпасов регулярно передают по луганскому радио.

Своими глазами. ЛНР: по дороге жизни - на работу, гибель "Варяга" и бригада "Призрак"

Луганск, руины гипермаркета "Эпицентр". Фото: vk.com/lugansk_city

Тяжелее всего было, говорит он, когда в Луганске отключили воду. У оставшихся артезианских колодцев выстраивались огромные очереди, по ним и "работали", неизвестно умышленно или нет, "кочующие" минометные группы.

В ополчение Александр не пошел – говорит, в армии не служил, и в нем не развит "дух воинского братства". Участником боевых действий себя не считает. Только иногда он выезжал на дежурство на передовую, сменить кого-нибудь на сутки:

– В меня стреляли, я стрелял. Попал или нет – не знаю, зрение не очень.


Мирная жизнь

А какова мирная жизнь обычных людей в этом регионе? Крайне непростая. Во-первых, нет работы – многие предприятия разрушены либо не имеют сбыта, поставщиков и т.д. Один из предлагавшихся вариантов выхода из кризиса – национализация крупного производства и его планомерное восстановление силами государства. Когда на Донбассе начались массовые выступления в противовес киевскому Майдану, многим их участникам хотелось вернуть времена СССР. Первая декларация ДНР даже провозгласила "приоритет общественной над другими формами собственности", этот документ был выложен в интернете. Но вскоре к власти в самопровозглашенных республиках пришли консервативные силы, напрочь отказавшиеся от требований "низов" о конфискации имущества олигархов. В частности, прошлым летом поход жителей Донецка к резиденции Рината Ахметова ничем не закончился. Герб ЛНР имеет пятиконечную красную звезду и прочие атрибуты социализма, но, как нам сказали в общественном объединении "Коммунисты Луганщины", ни одно предприятие на ее территории не было пока национализировано. Кроме крупного торгового центра по продаже строительных материалов, цены на которые, кстати, здесь очень высокие.

Во-вторых, даже те скромные зарплаты, которые еще платят, надо как-то получить наличными. Учитывая, что пластиковые карты заблокированы Киевом, сделать это непросто. Однако один из банков все же предоставляет такие услуги, разумеется, не бесплатно. На этой теме развилась целая спекулятивная сфера, и первоначально "комиссионные" за обналичивание достигали 10-15 процентов. Сейчас процент, как говорят, сильно упал. Законотворчество в ЛНР тоже весьма хромает, многие нормативные документы просто отсутствуют, что создает чрезвычайно благоприятную почву для злоупотреблений.

Своими глазами. ЛНР: по дороге жизни - на работу, гибель "Варяга" и бригада "Призрак"

Фото: vk.com/lugansk_city

Любопытно, что некоторые предприятия и фирмы, зарегистрировавшись в ЛНР, не отказываются и от своего старого юридического статуса в Украине. И ради этого готовы платить двойные налоги – и Луганску, и Киеву.

"Отжать" - знаковое слово в Украине и до, и после Майдана. ЛНР – не исключение. В начале существования самопровозглашенной республики случаев самовольного захвата автомобилей и разной собственности было немало. Теперь, как говорят местные жители, по мере сокращения неподконтрольных вооруженных формирований и упорядочения жизни, их становится все меньше. В центре Луганска нам показали площадку с "отжатыми" автомашинами, опознав которые, владелец может потребовать их возврата.

По разным данным, от трети до половины жителей бежало от войны. Поскольку множество квартир стоят брошенными, случаи мародерства имеются по обе стороны фронта. В ДНР как-то задержали бывшего милицейского начальника, перед миграцией в Россию решившего изрядно прибарахлиться за счет брошенного имущества. По словам ополченцев, их противники в большом количестве отправляют домой бытовую технику и разные вещи, захваченные на востоке. Ополченцы из Горловки рассказывают нам, что бывают случаи, когда целые города откупаются от бомбардировок за приличную сумму. Они же говорят, что за 150 гривен на передовой у ВСУ "милитари-турист" может пострелять из автомата, за 350 – из миномета.

Несмотря на ограничения поставок со стороны Киева, основной набор продуктов в магазинах присутствует. Хоть прилавки и не отличаются разнообразием. Завозят товары с Украины, договариваясь на блокпостах. В республике мультивалютная система, ходят и гривны, и российские рубли. При этом продавцы просто пересчитывают цены по курсу 1 гривна за 2 рубля. Но луганчане жалуются на цены, которые, по их мнению, слишком высокие и стали почти как в России. Хуже всего старикам, оставшимся без заблокированных пенсий, лекарств и социальной помощи. В недавнем прошлом были случаи голодных смертей немощных пожилых людей, особенно в отдаленных поселках и у линии соприкосновения.

Гуманитарная помощь, в соответствии с последними постановлениями, теперь должна поставляться и распределяться централизованно. Сделано это, по официальной версии, во избежание спекуляции, поставок недоброкачественных продуктов и так далее. Но гуманитарка здесь – это власть. Возможно, руководители ЛНР хотят таким образом ограничить самостоятельное хозяйствование отдельных полевых командиров в их собственных "республиках". Некоторые же командиры бригад народного ополчения обвиняют власти Луганска в том, что они таким образом стремятся установить свою очередную монополию. Неизбежным спутником экономической разрухи становятся спекуляция и паразитизм.

Своими глазами. ЛНР: по дороге жизни - на работу, гибель "Варяга" и бригада "Призрак"

Луганск. 15 мая. Фото: vk.com/lugansk_city

Но не все следует списывать на войну. При выезде из Луганска, при виде полуразрушенных корпусов завода имени Пархоменко, я спрашиваю: "Прямое попадание?" Но выясняется, что это результат работы не "Градов", а "экономических реформ" в правление Ющенко-Януковича.

Кстати, политическая власть здесь является фактически однопартийной. Большинство существующих партий и организаций к выборам допущены не были – под формальными предлогами. В местный парламент прошли в основном представители общественного объединения "Мир Луганщины" – по сути, бывшие "регионалы". Не было зарегистрировано для участия в выборах и общественное объединение "Коммунисты Луганщины". Это – бывшая местная организация КПУ, исключенная из партии Петра Симоненко "за сепаратизм". По мнению самих луганских коммунистов, высокий уровень их электоральной поддержки, достигающий, по их данным, 60 процентов, испугал и власти ЛНР, и политтехнологов из Москвы. В результате коммунистов к выборам просто не допустили.


Луганский Махно

Из Луганска наша журналистская группа прибывает в город Алчевск. Отсюда до линии фронта около 30 километров, что теоретически позволяет накрывать город из тяжелого вооружения. На фоне слухов о готовящемся на 9 мая масштабном наступлении украинской стороны – это существенное обстоятельство. Но за все время войны Алчевск почти не обстреливали – будто бы есть негласная договоренность не делать этого из-за химкомбината, повреждение которого могло бы иметь серьезные последствия. Только один раз на Алчевск упала сбитая баллистическая ракета "Точка У". В магазине, куда мы зашли, нам показывают пробитые ее осколками двери.

Своими глазами. ЛНР: по дороге жизни - на работу, гибель "Варяга" и бригада "Призрак"

Алексей Мозговой общается с журналистами

В Алчевске стоят подразделения отдельной механизированной бригады "Призрак". Ее комбриг Алексей Мозговой – личность весьма известная на Донбассе. Он не просто полевой командир, но и человек с ярко выраженными чертами народного вожака. Мозговой открыто критикует власти ЛНР, хотя и пережил уже покушение на себя. Нам удалось пообщаться с харизматичным комбригом, чем-то похожим на Владимира Ленина и батьку Махно одновременно.

На вопрос о том, допустимо ли сейчас выступать против руководителей ЛНР внутри республики, Алексей Мозговой ответил, что ни о каких силовых действиях с его стороны против ЛНР, конечно, речи идти не может.

– Иначе мы попадем в ситуацию борьбы на два фронта. Действовать надо с умом. Прежде всего, следует обращать внимание на социальные проекты. Но помощь людям должна оказываться не по указке, а по велению души и сердца. Главное – не терять надежды. Даже если завтра станет хуже, то послезавтра – обязательно будет лучше.

Дело в том, что многие до сих пор заблуждаются по поводу того, что такое власть. Власть – это мы с вами. Те, кто сейчас находится в кабинетах – это просто люди, делегированные нами для выполнения особых чиновничьих функций. Как мы решим с вами в нашей республике – так и должно быть.


Как рассказал Алексей Мозговой, бригада "Призрак" действительно оказывает помощь местному населению, организует бесплатное питание для детей и стариков в Алчевске и прилегающих районах. Настолько, насколько это позволяют ее собственные средства. А их – немного. Ополченцам иногда даже на задания приходится выезжать, скинувшись собственными деньгами на бензин. "Призраки" отличились в боях под Дебальцево, сегодня почти вся тяжелая техника в этой механизированной бригаде – трофейная.


Добровольцы

В бригаде воюют добровольцы – местные и из соседних Ростовской области и Краснодарского края. Причины, побудившие этих людей взяться за оружие, – разные. Одни из них – искатели военных приключений, другие – идейные. Доброволец "Джокер" выглядит почти как подросток, но для него это – не первая война. Воюет уже пять лет. Говорит, что не страшно – затягивает, как наркотик.

Своими глазами. ЛНР: по дороге жизни - на работу, гибель "Варяга" и бригада "Призрак"

Боец ЛНР, позывной – "Митяй". Говорит, что пошел воевать, потому что "не хочет видеть фашизм у себя дома". Последний месяц провел на передовой, четверых товарищей уже похоронил. Во время разведки их накрыли 152-мм минометы, осколок ранил "Митяя" в спину. Его друг, доброволец из Якутии, подорвался на мине.

– Врачи хотели отнимать ногу – говорят, нет пульсации. Признаюсь, я бил врача – говорю, лечите. Сейчас мой товарищ лежит в аппарате Елизарова. Самое страшное для меня – остаться без ноги или руки, тогда лучше сразу на гранату лечь.

На растяжке несколько недель назад подорвался и доброволец из Беларуси, позывной "Варяг". "Митяй" говорит, что хорошо знал "Варяга", это был добрый, общительный, очень отзывчивый парень.

– То был безоболочечный фугас, всего один осколок - и прямо в мозг, - говорит "Митяй". Ополченцы вспоминают убитых товарищей, часто опускают голову. Больше всего "Митяй" боится, что в случае чего – его мама не сможет пережить.

В политотделе бригады служит одессит Влад Войцеховский. Член украинской организации "Боротьба", находился среди защитников Дома профсоюзов 2 мая в Одессе. Позже был арестован СБУ. Выпущен по обмену военнопленными. Участвовал в боях.

Сергей из батальона "Спарта" говорит, что накануне Дня Победы его товарищи по рации связались с ВСУ: "9 Мая будете отмечать?" "А то, шашлык будем жарить". "Так у вас же запрещено?" "Это Петя себе запретил, а мы – будем праздновать" "А если прикажут стрелять?" "Выстрелим в поле".

Как сообщили в политотделе бригады "Призрак", в ополчении воюют перебежчики из срочников и офицеров ВСУ, есть даже один американец – позывной "Техас".

Своими глазами. ЛНР: по дороге жизни - на работу, гибель "Варяга" и бригада "Призрак"


Луганчане

Ночной жизни в ЛНР официально нет – кафе и прочие заведения работают до 10 часов, после чего наступает комендантский час. В бригаде "Призрак" даже вывешен приказ: в случае повторных случаев распития спиртного, нарушения комендантского часа и употребления наркотиков – расстрел. Но вечером 8 мая мы были свидетелями нешуточной драки у одного из питейных заведений. С одной стороны кричали "Мы воюем за Новороссию!", с другой по этому поводу придерживались совсем нелицеприятного мнения. Не обязательно, что последние участники уличной стычки были политическими оппонентами самопровозглашенной государственности, скорее – пьяными дебоширами. Эксцессы с участием как ополченцев, так и гражданских, здесь еще случаются.

Проукраинское подполье тут тоже есть. И в Донецке, и в Луганске на стенах много граффити за единую Украину. Когда в спальном районе Алчевска мы стали фотографировать одно из них, местные жители едва не набросились на нас: "Зачем вы всякую дрянь снимаете?".

Вечером 8 мая знакомимся с группой местных, "культурно отдыхающих" после праздничного концерта. Юрий, из центральной Украины, но поддерживает ЛНР. А вот его жена Наталья, разгоряченная праздничными возлияниями, буквально атакует нас:

– Зачем вы сюда приехали? Освещать события? Что освещать? Вы цены наши видели? Эти, новые, просто дорвались до кормушки, а на нас им наплевать. Но все равно под Киев не пойдем – после того, как они такое здесь творили...

Магазин, где работает Наталья, закрылся. Но искать новую работу она тоже не спешит – у нее маленький ребенок, и она требует от новых властей гуманитарной помощи.

Группа мужчин с георгиевскими ленточками возвращается с праздничной демонстрации в Алчевске. Негромко переговариваются между собой: "Да, тяжело сейчас все восстановить. Мы же думали, что будем жить, как в России…"

Тем не менее, праздничные шествия на 9 мая в Луганске и Алчевске проходят в обстановке искреннего подъема. В одной колонне вместе с ополченцами, жителями и школьниками идет сотня активистов из Греции, Италии, Испании, Турции, Германии и Великобритании. Европейские тусовщики в антифашистских "тату" и георгиевских ленточках, приехавшие поддержать Донбасс, смотрятся весьма экзотично, но вызывают у местных жителей бурные овации. После демонстрации итальянская группа "Банда Бассоти" устроила для жителей Алчевска бесплатный концерт. Массированного обстрела со стороны ВСУ, которого с тревогой ждало все население ЛНР, не было.

http://img.tyt.by/620x620s/n/0a/8/lnr_3852.jpg
9 Мая. Алчевск

Я возвращаюсь домой в одном поезде с ополченцами, беженцами и украинскими гастарбайтерами. Ополченец из Горловки Влад, молодой парень атлетического сложения, программист по специальности. Был тяжело ранен в боях под Дебальцево. Еще он потерял друга – тот медленно умирал, истекая кровью, лежа на поле боя с разорванной ногой, пахом и селезенкой. Вытащить его так и не смогли. Влад ехал в Беларусь – он не хочет больше воевать. Много раз бывший ополченец задавал всем нам вопрос: "Что же будет дальше?" Ответить на него в поезде не смог никто.

Новости по теме

Новости других СМИ