Сэлфи на фоне разлагающейся экономики

Ярослав Романчук, Naviny.by

Премьер-министру Андрею Владимировичу Кобякову не позавидуешь. Он явно не распоряжается собой. Уже давно. Назначили, быстро ответил «Есть!» — и на должность.

Неважно, какую. Проводить заседания, перекладывать бумажки, объезжать структуры и организации с проверками, говорить банальные фразы про «усовершенствовать» и «улучшить» и «усилить» может каждый чиновник, особенно если он выпускник престижного московского вуза, пусть и более 30 лет назад.


Нулевая самостоятельность, 100-процентная лояльность

Андрей Владимирович обладает нулевой самостоятельностью при проведении экономической политики. Каждый свой шаг, взгляд, слог и чих он обязан согласовывать с вышестоящим начальством и смотрящими за ним. Одним из них является старый номенклатурный кукловод Михаил Мясникович.

На заседании правительства по итогам развития экономики в I квартале 2015 г. он сидел рядом с премьер-министром. Можно было подумать, что у него есть некий невидимый глазу инструмент влияния на Кобякова. С его помощью он не допускает критической для себя ситуации, когда новое правительство за структурный кризис и углубляющуюся рецессию валит вину на своих предшественников. При этом и Кобяков, и Мясникович прекрасно знают, что именно благодаря своей нулевой самостоятельности и 100-процентной лояльности они сумели продержаться в обойме Лукашенко так долго.

За более чем двадцатилетнюю карьеру в интеллектуальных загашниках VIP-номенклатуры остались одни штампы. Другое и не требовалось. Поддакивать на заседаниях, подписывать проекты документов, не вникая в их суть, безропотно подставлять свою шею, когда нужен козел отпущения — таковы правила игры в Вертикали власти.

За 20 лет Александр Лукашенко сформировал устойчивый спрос на винтиков в своем аппарате. И не просто винтиков, а винтиков с высокими учеными степенями, большим послужным списком и номенклатурным весом. Таков был один из способов самоутверждения молодого президента и консолидации власти под себя.

Формально в процесс принятия решений были включены доктора наук, профессура, передовые по советским меркам руководители предприятий, профсоюзов и силовых структур. Едва ли решение служить в Вертикали можно назвать компромиссом с совестью или научными принципами. БССР видоизменила эти качества человеческого капитала управленцев до оппортунистических «да-да, вы, конечно, правы» и «чего изволите». Президентство лишь отшлифовало их, добавив современного лоска.

Места на научные открытия, прагматические переосмысления и профессиональное управление в условиях кризиса не осталось. А именно оно остро нужно от своих подчиненных самому Лукашенко.


Выбор между отчаянием и безнадежностью

Сбываются самые пессимистические прогнозы в отношении белорусской экономики.

Если в январе 2015 г. ВВП сократился на 0,4%, то по итогам января-апреля падение ускорилось до 2,6% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. Производительность труда падает. Реальные доходы в минусе. Модернизационный пузырь, в котором распорядители чужого «утопили» десятки миллиардов долларов, сдувается. Инвестиции по указке чиновников в проекты «красных» директоров оказались тупиковыми.

Ситуацию усугубляет сжатие промышленного производства на 7,5%, уменьшение инвестиций в основной капитал на 5,9%. Впервые за многие годы в минус ушла оптовая торговля, а розничный товарооборот прогнозируемо уйдет в минус ближе к середине лета. Катастрофически быстро сжимается экспорт товаров. За I квартал он упал на 31,4%, а импорт — на 33,4%.

Инерция омертвления капитала затягивает в воронку всё новые ресурсы и активы.

Вопреки приказам Лукашенко складские запасы продолжают расти. В январе-апреле 2015 г. они выросли на Br6,45 трлн. — до Br39,1 трлн. Это 84,6% среднемесячного объема производства.

Нацбанк и Совмин в один голос говорят об ужесточении монетарной и фискальной политики. При этом за I квартал 2015 г. по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. долги по кредитам и займам выросли на 40,9%, а по сравнению с началом 2015 г. — на 17,4%. Кто-то же эти деньги даёт.

Есть основания считать, что львиная доля новых кредитных долгов — это льготные государственные ресурсы на поддержание штанов коммерческих номенклатурных приоритетов. Кто входит в их число, и на каких условиях они получают господдержку, пояснил премьер-министр Кобяков: «Если есть платежеспособный спрос, поддержка будет в тех объемах, в которых это необходимо…. Грузовики, комбайны, тракторы, станки, оборудование предоставляется в лизинг организациям АПК под 2%, для остальных потребителей — под 9,5% на срок до 8 лет с авансовым платежом 10-15%».

Вот такое у главы Совмина своеобразное толкование понятия «платежеспособный спрос». Кто бы частному бизнесу на таких условиях предоставил инвестиционные товары или кредиты.

Совмин продолжает раздавать разные финансовые и материальные блага, как Санта Клаус, но на этот раз почему-то оправдывает это рыночным спросом. Жонглирование терминами не может скрыть тот факт, что перед нами набившая оскомину форма дотации промышленных гигантов, которые не в состоянии на рыночных условиях продавать свои товары не только за рубежом, но и внутри страны.


«Надоело жить, как на вулкане»

Опасную абсурдность экономической политики правительства наглядно демонстрирует статистика по строительству. Надуваемые последние годы пузыри на рынке коммерческой и жилой недвижимости начали быстро сдуваться, но инерция ввода в строй всё новых объектов очень сильна.

За январь-апрель 2015 г. по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. ввод в эксплуатацию жилья увеличился на 27%. При сокращении инвестиционных затрат на покупку машин, оборудования и транспортных средств на 18%, строительно-монтажные работы выросли на 1,6%. Рост предложения при резком падении спроса на жилье и коммерческую недвижимость = падение цен.

Ситуацию усугубляет рвение налоговиков, которые тщательно мониторят покупателей недвижимости. В условиях резкой интенсификации охоты контрольных органов за доходами граждан отток капитала с рынка недвижимости гарантирован.

Всё больше беларусов голосуют ногами, предпочитая работать и вкладывать деньги в другие страны. Немало состоятельных и состоявшихся белорусов в условиях рецессии и активизации административно-силовых подходов «штрафовать», «конфисковать», «доналогообложить» и «посадить» уже находятся в процессе перевода бизнеса и семьей за рубеж.

«Если в ближайшие годы ничего не поменяется, я в Беларусь больше не вернусь. Устал доказывать чиновникам, что я не верблюд. Надоело жить, как на вулкане, как будто я не нужные людям товары произвожу, а наркотиками торгую», — жалуется бизнесмен, потерявший сотни тысяч долларов из-за неплатежей государственных структур. Они не платят не потому, что денег нет, а потому, что в стране сложилась порочная практика, что частникам можно не платить, и за это им ничего не будет.


Сэлфи на фоне разлагающейся экономики

АпСоНа (Администрация президента, Совет министров, Национальный банк) ведет себя, как самовлюбленная стареющая дама явно постбальзаковского возраста, которая увлечнно делает сэлфи для своей странице в «Одноклассниках» в надежде познакомиться в молодым, умным, красивым, богатым, неженатым юношей до 30 лет без вредных привычек. Её гораздо больше занимает форма, чем содержание, совещания, а не нужные решения, заседания, а не конкретная работа. Если в условиях экономического роста в период 2000-2008 гг. такое поведение распорядителей чужого сходило им с рук, то сегодня оно граничит с саботажем.

Экономике Беларуси срочно нужны структурные реформы, экономическая свобода, полноценная частная собственность, запуск механизмов по быстрой идентификации токсических активов, неликвидов и «омертвлённого» капитала, а правительство убаюкивает Вертикаль и ее главного начальника.

«Мы видим, что подавляющее большинство предприятий не растерялись в новых экономических условиях, обновили ассортимент выпускаемой продукции, удерживают традиционные и нащупывают новые рынки сбыта, справляются с кризисными явлениями собственными силами, работают над издержками», — рапортует Кобяков.

«Подавляющее большинство» — это еще одна любимая цифра премьер-министра. Работа в Вертикали научила его изворачиваться и прикрывать вербальными подвыподвертами смысловую пустоту. Главное, чтобы картинка была.

Ради нее Кобяков потрудился на заводе по производству сульфатной беленой целлюлозы в Светлогорске, обещая самые современные технологии. С такой же целью он съездил на «Гомсельмаш», чтобы заявить об очередном щедром пакете господдержки этому промышленному банкроту. При этом он пояснил, что «кредитную поддержку правительства получат только эффективные и быстро окупаемые проекты». Правда, как превратить «Гомсельмаш» в быстро окупаемый проект, когда его долги по кредитам превышают годовую выручку, он не пояснил.

Правительство ставит задачу Белкоопсоюзу не уменьшать товарооборот, и тот бодро отвечает «Есть!», получая из бюджета очередную порцию госпомощи. Совмин продолжает растекаться восторгами по поводу обещанных китайских $18 млрд. Нашлось время и немного денег на поддержку талантливой молодежи. На эту благородную цель выделено целых Br6 млрд. (чуть больше $400 тысяч). Вот настолько наши власти оценивают национальные молодые таланты. Мелочь, а приятно. И от дурных мыслей отвлекает.

АпСоНа идет своей дорогой, а белорусская экономика своей. Их пути всё больше расходятся. Для распорядителей чужого главное встать, а проснуться можно потом. Приходят они на работу, садятся и сидят, не покладая рук. Всё надеются, что вдруг, откуда ни возьмись, появится могучая кучка богатых дядей, которая в очередной раз спасет нас кредитами и массовыми закупками наших традиционных товаров. Всё верят в то, что внешним кредиторам, иностранным инвесторам можно втюхать куклу по имени «реформы».


Об авторе.

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года.

Новости по теме

Новости других СМИ