Национализация вместо приватизации

Валерий Карбалевич, радио "Свобода" / перевод UDF.BY

Таким образом, еще одно частное белорусское предприятие национализировано.

Уже можно считать фактом, что сотрудникам "Мотовело" представили нового директора - бывшего руководителя Минска Николая Ладутько. Что косвенно подтверждает кулуарную информацию об аресте хозяина этого предприятия Александра Муравьева, а также других партнеров компании ATEC Holding, в том числе двух его братьев. Всего за решеткой, якобы, оказались девять человек.

Александр Муравьев - известный бизнесмен из Австрии. Он купил в Беларуси три стеклозавода, "Мотовело" с дочерними структурами, ряд других предприятий. Александр Лукашенко не мог нарадоваться сотрудничеству с этим предпринимателем, его деятельность отмечалось главой государства как образец работы иностранного бизнесмена. В качестве общественной нагрузки на него повесили Белорусскую федерацию велосипедного спорта. И вот такой конец.

По той же официально не подтвержденной информации, арестованных обвиняют в невыполнении инвестиционного договора, попытке вывести капитал из Беларуси.

"Дело Муравьева" - очень показательно, оно много говорит об условиях работы в Беларуси иностранных инвесторов, дает много поводов для размышлений и выводов.

Прежде всего, если арестовывают бизнесмена, который близко знаком с Лукашенко, был под его персональной опекой, то чего можно ожидать другим предпринимателям, которые не так защищены?

Можно представить, какая нервная атмосфера царит сейчас в правящих верхах, когда одного за другим сажают за решетку людей на весьма сомнительных основаниях. Вспомним, например, "дело Мальцева" и вот теперь - "дело братьев Муравьевых".

Трудно что-то говорить о юридической стороне дела. Но невыполнение инвестиционного договора - не преступление. Вообще, в цивилизованных странах спор между государством и частной компанией рассматривает суд. Часто выполнение инвестиционного договора невозможно по независимым от предпринимателя причинам. Например, меняются экономические условия в стране, мире и др. И вообще, если бизнесмен не может свободно распорядиться полученной прибылью, перевести ее из одной страны в другую, то зачем такой бизнес?


Сейчас в Беларуси экономический кризис. Многие отрасли оказались в провале. Производство стекла стало убыточным. Вот как председатель наблюдательного совета СЗАО "Стеклозавод Елизово" Александр Муравьев объяснял ситуацию:

При производстве стеклотары 30% себестоимости занимает газ. Когда начинали работу, стоимость одной тысячи кубометров был и для нас, и для наших российских конкурентов одинаковый - 40 долларов... С 2011 года наметился разрыв в тарифах. Ныне он катастрофический. Российское предприятие платит за тысячу кубов газа 70 долларов. Мы - 340. Можно конкурировать в таких условиях?


Напомню, что Россия продает газ Беларуси в этом году по цене 134 доллара за 1 тыс. Куб. м. Но государство перепродает его субъектом хозяйствования в 2,5 раза дороже. Остаток забирает в бюджет, а потом обвиняет хозяйственников в плохой работе.

Муравьев приобретал белорусские предприятия без конкурса, тендера, что само по себе - нарушение законодательства. С ним договорились "по понятиям". Его бизнес в Беларуси - это классический пример индивидуальных льгот. Вот теперь чем оборачиваются для иностранных бизнесменов те льготы. Если бизнес основывается не на законах, правилах, а на персональных договорах, то и с этим инвестором сейчас разбираются "по понятиям". Неизвестно также, на каких юридических основаниях власти назначают директором "Мотовело" своего чиновника. Об формальной национализации этого предприятия ничего не слышно. Вероятно, как и с фабриками "Коммунарка" и "Спартак", достаточно было устного приказа главы государства. А оформят изъятие чужого имущества уже задним числом.

Правительство разработало проект стратегии привлечения в Беларусь прямых иностранных инвестиций на 2016-2020 гг. Вопрос на засыпку: много ли еще в мире осталось рисковые, которые захотят попробовать специфические белорусские условия ведения бизнеса?

Новости по теме

Новости других СМИ