Зимовский: Мне не за что каяться

Дмитрий Яненко, "Журнал"

США продлили еще на год введенные в 2006 году санкции в отношении высокопоставленных беларусских чиновников. Является ли санкционная политика эффективной? Хочется ли членам списка поехать в Европу и США и раскаиваются ли они в содеянном?

Есть ли перспектива у отношений Беларуси и Запада? Эти и другие вопросы "Журнал" задал Александру Зимовскому – он находится в "американском списке" под №4: в 2006-м он руководил Белгостелерадиокомпанией и был членом верхней палаты парламента, а сейчас работает медиаконсультантом в Санкт-Петербурге.


ЗА ЧТО КАЯТЬСЯ?

– Александр Леонидович, поздравлять или соболезновать? Все-таки президент США о вас вспомнил, а ранее и Евросоюз?

– Понятия не имею. Все зависит от того, является ли для вас американская виза высшей ценностью или нет. Что же до ЕС, то он идет в фарватере США: дядя Сэм дает команду, и Европа берет под козырек.

– Часто выезжали за границу до санкций?

– Я был в Нью-Йорке 15 лет назад, и то, в общем-то, проездом. Больше не было необходимости там бывать. А после введения санкций такая необходимость даже гипотетически отпала. В Евросоюз я ездил по службе. Сейчас нет службы – нет поездок.

На мой взгляд, эти ограничения более эффектны, нежели эффективны. Санкции играют роль своеобразных маркеров, они заставляют сателлитов проявлять солидарное отношение к наклоняемому объекту, в данном случае – к Беларуси. Поэтому вся их направленность чисто ориентировочна. Это знаете, как плакаты в райотделе висят: «Их разыскивает милиция».


– Наличие санкционного списка создает неудобства?

– Конечно, создает. Я знаю, что некоторые сталкивались с проблемой денежных переводов. Кто-то, желая пощупать западную систему на прочность, ехал через границу, а там упирался в пограничный контроль и в список невъездных. Но это единичные случаи, ведь в основном люди же неглупые, они понимают, что если санкции введены, и ты их преодолеть не можешь, то незачем и соваться. С приклеенной бородой или по "чужому" паспорту с переклеенной фотокарточкой ведь не поедешь.

– Лидия Ермошина не раз говорила, что хотела бы посетить Париж. Однако дорога в столицу Франции для нее закрыта. Признайтесь: хотелось бы позагорать на Лазурном берегу, половить корюшку в Паланге, кинуть фишки в Лас-Вегасе?

– Что до фишек, то я в казино был лишь на экскурсии. Что меня может завлечь в казино, так это лишь наличие в нем хорошего рыбного ресторана. Если говорить в целом о приведенных в вопросе Париже, Паланге, Лас-Вегасе, то не стану, конечно, спорить о шарме и притягательности этих городов. Однако они не были никогда главными объектами моих туристических вожделений. Здесь простая философия, как у Лепорелло в "Каменном госте": что ж, вслед за ней другие были. А живы будем, будут и другие.

С точки зрения чисто георгафической я проехал всю Европу: от Лиссабона до Варшавы и от Рейкьявика до Рима. В том числе – и во времена, когда санкции уже были введены. Много где побывал, и если в социальных сетях нет фото, то это не означает, будто бы сижу все это время на месте.


Хорошо знаю Европу, европейскую культуру, культуру каждой страны, где побывал. Конечно, сейчас связи между мной и Европой разорваны. Наверное, эту ситуацию следовало бы исправить, но вопрос не от меня зависит, поэтому и не вижу причины заморачиваться по этому поводу.

– А если бы вас исключили из списка, поехали бы?

– Скажу так: на следующий день я за визой не побежал бы. Через какое-то время, съездил бы в какой-то уголок Европы, который меня интересует. Но, допустим, рынок в Белостоке или Тересполе меня мало привлекает, да и в каких-то модных магазинах в Вильнюсе не горю желанием побывать. Есть много других мест в Старом Свете.

– Вот видите – все же тянет. Так, может, стоит покаяться, глядишь, и жизнь наладится?

– Есть только одна инстанция, перед которой я буду каяться. Она находится и не в Вашингтоне, и не в Брюсселе, и даже не в Минске. Я не делал ничего дурного, не нарушал ни беларусское законодательство, ни международное. Так за что каяться?

– Знаете, многие до сих пор на вас зуб держат, ждут не дождутся, когда можно будет иск подать о защите чести и достоинства.

– Честно говоря, я ни одного человека в жизни не обидел. Чтобы оскорбить честь и достоинство, эти честь и достоинство необходимо иметь. А как человек их может иметь, если он получает американские бабки?

Продолжение читайте здесь.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter