Станет ли Беларусь евразийской Грецией?

Александр Класковский, Naviny.by

Александр Лукашенко отправляется в Уфу, где 8–9 июля будет участвовать в мероприятиях саммитов двух организаций с мало что говорящими рядовому белорусу аббревиатурами — ШОС и БРИКС.

Не сказать чтобы наш обыватель был широко осведомлен и об инициативе Евросоюза "Восточное партнерство". Но в ней Беларусь, по крайней мере, состоит на равных.

А вот в ШОС — Шанхайской организации сотрудничества, включающей Китай, Россию, Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан и Узбекистан — Минск только лелеет надежду стать наблюдателем. И вот уже пять лет довольствуется туманным статусом партнера по диалогу.

Тем не менее, в Ригу на саммит "Восточного партнерства" белорусский официальный лидер в мае не полетел. В Уфу же — без вопросов. Почему?


Добыть денег здесь и сейчас

"В Риге Лукашенко ждали бы в какой-то мере оппоненты, в Уфе же вряд ли прозвучат слова о демократии и правах человека", — подчеркнул в комментарии для Naviny.by минский обозреватель-международник Андрей Федоров.

Он отметил, что, кроме пиаровских соображений, у белорусского руководства с саммитами ШОС и БРИКС могут быть связаны и чисто экономические интересы: "Не исключено, что удастся добыть какие-то деньги, поплотнее встроиться в китайский проект Шелкового пути".

Да, сегодня Минск отчаянно ищет деньги по всем азимутам. Золотовалютные резервы страны по стандартам МВФ сократились с начала года на 8,7% и, по данным Национального банка, измерялись на 1 июля весьма скромной суммой в 4 млрд 620,7 млн. долларов — грубо по 500 долларов на жителя страны. Ну разве это деньги? Ранее ЗВР сократились на 23,9% за 2014 год и на 17,8% за 2013-й. Кубышка пустеет.

Да, а как ее пополнить, когда экспорт и, соответственно, валютная выручка падают? В частности, наш товарный экспорт за январь — май нынешнего года, по данным Белстата, составил только 71,7% к показателю за аналогичный прошлогодний период. Отрицательное сальдо внешней торговли товарами за пять месяцев года превысило 1,1 млрд долларов.

По одной из версий, именно стремительное проседание экономики заставило Лукашенко приблизить президентские выборы. Как в старом анекдоте: наливай, пока не началось!


Добрые дяди — не очень-то и добрые

Короче, мы в глубоком минусе. И наши ЗВР в ближайшей перспективе могут только похудеть: на носу, в августе, погашение первого выпуска евробондов на миллиард долларов.

Остается идти с протянутой рукой к добрым дядям. Но они не такие уж и добрые.

В частности, Совет Евразийского фонда стабилизации и развития 3 июля (ложка дегтя к белорусскому Дню независимости) решил "продолжить работу" (для Минска этот казенный оборот звучит издевательски) по подготовке заключения относительно заявки Беларуси на получение финансового кредита.

Проще говоря, вопрос подвесили. А вопрос о последнем транше предыдущего кредита для Минска по той же линии, кажется, вообще похоронили.

С другой стороны, не торопится раскошеливаться и МВФ. И тоже ставит условия: структурные реформы и все такое. Как сговорились, черти.

Что же касается ШОС и БРИКС, то в них по финансовой мощи вне конкуренции Китай. Но, во-первых, с Пекином у Минска хватает площадок для диалога и без Уфы. Во-вторых, Беларусь не может освоить и уже открытые китайские кредитные линии. Кажется, даже второклассники усвоили, что у китайских займов двойное дно — они связанные: во многом под китайское же оборудование и рабсилу.


«Если бы нам сто миллиардов»

В свое время белорусский официальный лидер завидовал щедрости Евросоюза по отношению к грекам, подчеркивая, что запросы Беларуси не в пример скромнее: "Если бы нам 100 млрд., не надо 500, мы бы их не проглотили, мы бы их не переработали".

С 2010 года Евросоюз и МВФ выделили Греции кредиты на 240 млрд. евро. В итоге ее внешний госдолг превысил 315 млрд. евро, или 175% ВВП. И страна, как видим, не придумала ничего лучшего, чем показать кредиторам большой кукиш.

Беларусь пока, сжав зубы, все выплачивает исправно. Ее внешний госдолг — и в абсолютных цифрах (12,7 млрд. долларов на 1 мая), и по отношению к ВВП — несравненно меньше греческого. Правда, не следует забывать, что совокупный внешний долг (который тоже, в общем-то, висит на стране) в три с лишним раза больше — на 1 апреля было 38,2 млрд. долларов.

Главная же проблема — не в цифрах и даже не в тенденции их роста, а в том, что все это — как в прорву. В этом плане Беларусь, если разобраться, идет по той же кривой дорожке, что и Греция.


Что роднит Минск и Афины

Действительно, белорусские власти ищут сейчас деньги по многим направлениям, отметила в комментарии для Naviny.by минский экономический обозреватель Ирина Крылович.

По ее мнению, "суть конфликта с кредиторами на сегодняшний день в том, что наши власти хотят тактически действовать, а кредиторы хотят увидеть стратегическое мышление".

Власти же не готовы принимать стратегическое решение о масштабных реформах, полагает Крылович.

В этом, на ее взгляд поведение Минска и Афин похоже: "Закрываются дырки, а реформы, под которые и берутся деньги, не проводятся. Это такой синдром “недореформ”, когда власти пытаются сохранить видимость социально ориентированного государства, которое на самом деле несостоятельно, поскольку на всю эту социальную часть оно не может заработать себе денег экономикой".

Беда греков не столько в том, что набрали много денег, сколько в том, что не провели реформы до конца, не использовали эти деньги как следует, подчеркивает Крылович.

Беларусь, по ее словам, постоянно нуждается во внешнем финансировании из-за дефицита текущего счета платежного баланса. "Наша экономика не производит достаточно валютной выручки, чтобы оплачивать свои расходы", — поясняет собеседница Naviny.by.

Дыра закрывается внешним финансированием. "Мы все время берем стабилизационные кредиты, а не кредиты на развитие", — подчеркивает Крылович. Приток внешнего финансирования лишь помогает выплачивать предыдущие долги, и не более. Без реформ, уверена собеседница, "мы постоянно будем находиться в преддефолтном состоянии".

В конце концов это может закончиться предложением Москвы вступить в валютный союз, резюмировала Крылович.


Россия даст, но не за красивые глазки

Отметим, что большие московские чины уже не раз поднимали вопрос о перспективе валютного союза в рамках ЕАЭС. В марте такое пожелание высказал Владимир Путин. Но ни в Астане, ни в Минске восторгов в этой связи не последовало.

Партнеры понимают, что Москва попытается навязать свой рубль. А он нынче слаб и неустойчив, причем падение цен на нефть и западные санкции не обещают радужных перспектив.

Главные же опасения Лукашенко и Назарбаева — политические. Какие бы бочки ни катили греки на Германию, она сегодня не империя. А вот Россия Крымом и Донбассом показала, что ее "вставание с колен" может далеко зайти. Для Минска новые российские займы грозят обернуться как минимум усилением военного присутствия Кремля. А уж валютный союз и вовсе может отобрать изрядную часть суверенитета.

Тем не менее, в кулуарах мероприятий в Уфе белорусскому руководителю наверняка придется просить финансовой помощи прежде всего у Путина.

Ну а преобразования в экономике властям Беларуси доведется начинать через не хочу. Только вот начнут, похоже, с кошельков граждан. После назначенных на октябрь президентских выборов грядет довольно крутое поэтапное повышение тарифов на коммуналку и транспорт. Уже в 2018 году, по расчетам правительства, белорусам предстоит оплачивать услуги ЖКХ, за исключением теплоснабжения, на 100%.

Проблема в том, что без системного реформирования экономики все сведется к банальной обдираловке. Но начальство будет называть это стабильностью. И да, зато у нас нет войны.

До кукиша кредиторам со стороны дисциплинированной Беларуси даже при наращивании внешнего долга, вероятно, не дойдет. Но если не изменить экономическую политику, то долговая яма и прозябание в ловушке бедности будущим поколениям белорусов обеспечены.

Новости по теме

Новости других СМИ