Кто победит на выборах после Лукашенко?

Александр Класковский, Naviny.by

Александр Лукашенко получил Беларусь 21 год назад, когда 10 июля 1994 года победил во втором туре тогдашнего премьера Вячеслава Кебича.

А между первым и вторым турами номенклатура, почуяв, что старый хозяин спекся, спешила переметнуться в лагерь будущего триумфатора. Кебичу, кстати, советовали под каким-нибудь предлогом отменить второй тур, но чрезвычайный сценарий не был пущен в ход.

Нынешний же хозяин Беларуси в вопросе сохранения своей власти, судя по его же высказываниям, мягкотелости не допустит. Так что разговоры некоторых обозревателей о вероятности второго тура на предстоящих 11 октября выборах (мол, чтобы блеснуть перед Европой видимостью конкуренции) мне лично представляются абсолютно неубедительными. Не тот человек Лукашенко, чтобы играть в такие опасные, глупые игрушки.

Другое дело, что и железные правители не вечны. И если исход той президентской кампании, что разворачивается сейчас, многим представляется фатальным — не видно факторов, которые помешали бы действующему президенту, будучи во здравии, оформить себе пятый срок, то вот исход первых выборов после Лукашенко для думающего человека не столь очевиден.


Система никуда не денется

В классической оппозиционной парадигме на смену нынешнему авторитарному режиму как бы автоматом (ну, народ же истомился под игом) приходит власть демократов-рыночников-европейцев. Поэтому-де главное — бороться за свободные, справедливые выборы. А значит — прежде всего против нынешнего авторитарного правителя, создавшего по-своему совершенный механизм "элегантных" побед.

Но кто вам сказал, что выборы после Лукашенко непременно окажутся свободными? Ведь останется созданная им система. Останется у рычагов власти вертикаль, в том числе силовики. И что, они безвольно уступят эти рычаги тем, кто начнет чистки и люстрацию?

Другое дело, что ныне кажущаяся монолитной вертикаль на самом деле состоит из разных групп интересов. И вот между ними вероятна ожесточенная схватка за право поставить у руля государства своего человека.

Впрочем, схватка будет, скорее всего, молниеносной. В частности, с учетом того, что иначе, как в том анекдоте, придет лесник и всех разгонит. Москва ведь, памятуя украинский опыт, наверняка будет жестко мониторить развитие сюжета после Лукашенко.

В итоге велика вероятность того, что на выборах в новой исторической ситуации какой-то из номенклатурных кланов, захватив инициативу, постарается создать зеленую улицу для своего кандидата. При этом будут даны закулисные гарантии Кремлю: не волнуйтесь, Беларусь никуда не уйдет!

Короче, выборы, которые мы тут пытаемся смоделировать, с большой долей вероятности окажутся под жестким контролем как здешних близких к кормилу элит, так и Москвы.

"Режим консолидирован не столько фигурой лидера, сколько общностью интересов", — отметил в комментарии для Naviny.by эксперт НИСЭПИ Сергей Николюк. По его словам, электоральные авторитарные режимы не для того строятся, чтобы проигрывать на выборах — их можно сбросить только революцией.

От себя добавлю, что те же опросы НИСЭПИ показывают: настроя на революцию в нашем обществе нет. В периоды усугубления экономической ситуации белорусы в принципе пока не рвались на баррикады, напротив — старались держаться за рабочее место. В итоге, например, попытки оппозиции организовать народные сходы осенью гиперинфляционного 2011 года провалились.

События же на Украине только усилили среди белорусских обывателей страх перед революцией. К тому же в ситуации временного управления страной после ухода первого президента на каждом углу, не сомневайтесь, будут стоять БТРы.


Чего хотят белорусы?

Но даже если представить, что по-какой-то непонятной причине вожжи будут ослаблены и первые выборы второго президента окажутся более-менее конкурентными, то кто вам сказал, что нынешние политические противники режима возьмут верх?

Они-то и сейчас, когда биполярность внутренней политики просто требует собрать все силы в кулак, не в состоянии между собой договориться, выдвинуть единого кандидата. Что уж говорить о ситуации, когда покажется, что жар-птицу власти можно ухватить за хвост в одиночку!

Здесь вспоминается еще раз сюжет выборов 1994 года, когда те, кого называли демократами (Станислав Шушкевич, Зенон Пазьняк, сошедший с дистанции Геннадий Карпенко) попытались бороться за власть порознь. Я прекрасно помню, как мои знакомые, люди прогрессивных взглядов, разделившись на приверженцев Шушкевича и Пазьняка, жестко полемизировали между собой. Так же был разорван весь демократический электорат. Кто в итоге оказался на коне, все вы хорошо знаете.

Но сделаем еще одно допущение: на выборах после Лукашенко оппозиция, вдруг осознав историчность момента, консолидируется, выдвигает сильного кандидата — рыночника, поборника прав человека, европейца и пр.

Вы уверены, что его лозунги реформ (ясен пень, понуждающих к лишениям) окажутся более убедительными (особенно если уровень жизни и так упадет ниже плинтуса), нежели программа того, кто пообещает стать новым батькой — более щедрым и мягким, умеющим договориться с Москвой о коврижках и при этом не пишущим чересчур крутых указов?

Независимая социология (НИСЭПИ, BISS) показывает, что среди белорусов сильны патернализм, ориентация на "русский мир". Большинство вроде как и за перемены, но не хочет терпеть ради этого тяготы, то есть может выбрать новую сильную руку или, по крайней мере, предпочтет радикальному трибуну "крепкого хозяйственника".

Как видите, даже при ряде маловероятных допущений перспектива, что после эпохи первого президента к власти придет адепт демократии, рынка и европейского выбора, более чем туманна.


Проклятие патернализма

"Смена власти — это не финиш, а только старт, шанс построить другую Беларусь", — подчеркивает Николюк.

Он приводит пример Украины, где было уже два Майдана, причем первый оказался мирным триумфом противников прежней авторитарной власти — казалось бы, чего еще желать? Но решительных реформ, активного строительства новой Украины не видно и сегодня, причем не только из-за войны, считает собеседник Naviny.by.

По словам Николюка, и для Беларуси проблема заключается отнюдь не только в отстранении Лукашенко. "В белорусском обществе очень много тех, кто способен жить лишь в условиях государственной опеки", — говорит эксперт.

Он подчеркивает: в обществе должны быть силы, способные построить другую, более передовую систему. Причем речь идет не сугубо о раздаче министерских портфелей иным персонам, но и о готовности социума в целом.

Вот в этом направлении, считает Николюк, и следует прежде всего работать тем, кто хочет изменить систему в Беларуси. В том числе и пытаясь наладить контакт с частью правящей элиты, поскольку своего потенциала для обеспечения кардинальных перемен в стране у нынешней оппозиции явно недостает.


Режим станет помягче, но не более того

Так кто же — не в смысле персональном, а в смысле идейном — победит в Беларуси на первых выборах после эпохи первого президента?

"Зависит от ситуации. Если уход Лукашенко будет сопровождаться политическим и социальным землетрясением масштаба краха коммунизма, то возможны самые разные варианты. Уж чего это будет Беларуси стоить — это другой вопрос", — сказал в комментарии для Naviny.by политический аналитик Юрий Дракохруст.

Но поскольку такие катаклизмы не часты, то наиболее вероятно, прогнозирует эксперт, что придет к власти некий начальник, "птенец гнезда Лукашенкова".

Другое дело, что жесткость нынешней авторитарной системы вряд ли сохранится по разным причинам, полагает аналитик. По его словам, достаточно сильно изменилось общество (и еще сильней изменится к тому времени, когда возникнет новая ситуация).

К тому же маловероятно, что преемник Лукашенко будет обладать такой же сильной волей, как предшественник, при том что "стремление правящего слоя и, так сказать, отечественной буржуазии к более свободной жизни трудно будет игнорировать и подавлять", подчеркивает собеседник Naviny.by.

"Иными словами, это не будет (на первых порах так точно, да и гораздо поздней — скорее всего) ни демократией, ни капитализмом на немецкий манер: политическая система будет помягче, чем сейчас, отношения с Западом — получше, экономика — посвободнее с явственным олигархическим оттенком", — резюмировал Дракохруст.


Не проспать бы Беларусь

Добавлю, что у власти сегодня вообще нет видения будущего: в наличии только мантры "зато у нас нет войны" да лихорадочные попытки одалживать по всем азимутам — от МВФ до Евразийского фонда стабилизации и развития.

Оппоненты режима, в свою очередь, или концентрируются на негативе, изображают корнем зла сугубо фигуру нынешнего главы режима, или предлагают примитивную, идеалистичную схему перемен.

Наиболее же реалистичным представляется путь долгой трансформации нашей страны, причем путь извилистый и тернистый. Никто не выдаст белорусам гарантий, что через энное количество лет они будут жить свободно и зажиточно. Есть только шанс, но под него требуется как стратегия, так и воля элит, и готовность массы.

Сегодня с разных сторон генерируются девальвированные, фальшивые, пустые лозунги — и слишком мало честной мозговой работы как в правящей элите, так и в среде ее оппонентов. Масса же спит — и может вообще проспать Беларусь.

Новости по теме

Новости других СМИ