"Как не было омской казармы. Они безымянные, все 23"


Обозреватель "Радио Свобода" Елена Рыковцева пишет в Фейсбуке, о чем молчат российские федеральные телеканалы.

"Пятерых сегодня хоронят в Омске. Двоих в Новосибирске. В Оренбургской области сегодня объявлен траур. Еще их повезли в Иркутск, в Башкирию, в Санкт-Петербург. Плачут по всей стране. Но для федеральных каналов это больше не тема.

«Правый сектор идет к Европе. Украинские власти не могут справиться с радикалами". С этого начинаются их проклятые новости. А про погибших парней в этих новостях уже ни слова.

Вот в эти минуты в Омске идут похороны. Уже вторые за день. Но оттуда нет ничего. Никаких прямых включений. А я же очень хорошо помню, как день напролет по России-24 транслировали похороны луганского боевика Мозгового. Как без конца давали микрофон близким, друзьям, местным жителям, как они в этот микрофон плакали, что каким он был замечательным и прекрасным заступником и защитником.

Про парней из родной российской армии, которые, между прочим, фанатично хотели служить в войсках ВДВ, за эти дни по федеральным каналам не передали, не процитировали ни одного живого отклика, соболезнования от живых сочувствующих людей. Не считая путинского в песковском пересказе. Это в первый день. А вчера, на второй, выступая перед ученой молодежью на Клязьме, он об этих молодых больше не вспомнил. Улыбался, сиял, поздравлял с хорошей погодой. Как не было омской казармы. Их фамилий за эти дни не произнесли ни на одном федеральном канале. Они безымянные, все 23. Ничего персонального.

Хотя у каждого из них есть своя страничка в социальной сети. И есть фотографии. И можно же было хоть как-то, хоть что-то сказать про них, про их семьи, например про то, что невеста погибшего Олега Кортусова, а он был перспективным омским борцом, ждет ребенка. У Егора Германа, тот тоже из Омска, оставался малыш, которому меньше года. Я не говорю уже о сегодняшней помощи их близким. Близким погибших и близким выживших.

Омича Володю Петрова в тяжелом состоянии увезли в Москву. Минобороны оплатит его лечение. Однако же на проезд и проживание в Москве родственников деньги не выделяются. А мама совсем без средств. Поэтому в Омске ей собирали всем миром. Они почему не хотят сказать об этом на своих федеральных каналах с их многомиллионной аудиторией? Они почему не хотят рассказать хоть что-то человеческое об этих ребятах и предложить стране — может она тоже захочет им помочь, помимо того единовременного пособия, которое их семьи получат от государства, но получат не сразу же?

"Как не было омской казармы. Они безымянные, все 23"

Я про них больше ничего не хочу говорить. Пусть они как-то живут со всеми своими позорными установками. Я только хочу сказать парням: прощайте.
И еще в память о них опубликовать вот эту фотографию, которую нашла на страничке одного из них, Сергея Филатова. Сам он второй справа в последнем ряду. А на переднем плане Валерий Ломаев из Санкт-Петербурга. Он тоже погиб. Снимок сделан 12 июля, за несколько часов до трагедии, в той самой казарме.

Новости по теме

Новости других СМИ