Выборы-2015 как этап большого пути


Если в стране и вокруг страны ничего не изменится, то лет через пять выборы в Беларуси будут выглядеть как выборы, к примеру, в Казахстане.

Президентская кампания в глазах общественности всего за пару месяцев совершила эволюцию от «парада кандидатов» до «парада фриков», однако ни то ни другое определение все-таки не было верным.

Еще в конце мая «парад кандидатов» (то есть фактическое повторение кампании 2010 года) был весьма вероятным сценарием. В пользу этого говорило хотя бы количество оппозиционных политиков, объявивших о своих президентских амбициях: таковых набиралось не менее 5, и совсем не исключалось, что этот список будет дополнен.

Кроме того, глава Центризбиркома Лидия Ермошина высказывала предположение, что в предстоящих выборах примут участие «около 10 кандидатов», и многие восприняли это как конкретную установку властей: повторить рекорд 2010 года по количеству кандидатов.

Теперь же ясно, что этого уже не произойдет: после этапа регистрации инициативных групп претендентов осталось всего 8 (в 2010 году таковых было 17), и очевидно, что этап сбора подписей будет также пройден с потерями. Причем, возможно, потерями весьма значительными, учитывая хотя бы то, что собирать подписи придется в период летних отпусков.

Итоговое количество кандидатов в президенты скорее будет ближе к показателям 2006 года (4 кандидата), чем 2010-го (10). К тому же собственно оппозиционных кандидатов будет уж никак не больше трех, поэтому громкий термин «парад кандидатов» тут применить довольно сложно.

ОТ "ПАРАДА КАНДИДАТОВ" К "ПАРАДУ ФРИКОВ"

Впрочем, на финише этапа регистрации инициативных групп президентскую кампанию чаще называли «парадом необычных кандидатов», «парадом фриков» или просто клоунадой, акцентируя внимание на комичный характер значительной части кандидатур: начиная от Ирины Першиной, которую выдвинули кандидатом, «потому что она рыжая», и заканчивая безработным Юрием Шульганом (последний, правда, так и не смог подать документы на регистрацию инициативной группы).

Предсказуемо звучали предположения, что подобная россыпь фейковых претендентов – это хитроумный план власти, стремящейся дискредитировать саму идею альтернативы действующему президенту. Однако очевидно, что такие версии не имеют ничего общего с реальностью. Во-первых, тема кандидатов-фриков никак не использовалась государственной пропагандой. Во-вторых, подобная комбинация – слишком мелкая и одновременно слишком сложная для власти (практика показывает, что альтернатива дискредитируется гораздо проще). В-третьих, целенаправленное превращение выборов в неприкрытую клоунаду напрямую противоречит интересам нынешней власти. Какова бы ни была реальная сущность президентских выборов в Беларуси, они для действующего руководства являются чрезвычайно важным политическим ритуалом, а любой ритуал должен хотя бы внешне выглядеть совершенно серьезно, иначе в нем просто нет никакого смысла.

При этом все забывают, что в 2010 году ЦИК зарегистрировал 17 инициативных групп (вдвое больше, чем сейчас), и некоторые из претендентов были не менее несерьезными персонажами, чем те, кто вызывает недоумение сегодня. Однако пять лет назад президентские выборы воспринимались все же иначе.
Объясняется этот парадокс довольно просто: все дело в том, что в 2010-м у фейковых претендентов не было шансов стать символом выборов. Уровень апатии в обществе был значительно ниже, существовали довольно амбициозные оппозиционные кандидаты, была жива идея Площади – и именно это воспринималось как тренд кампании.

Теперь же ничего этого нет. Сегодня всех альтернативных кандидатов в президенты объединяет одно: никто из них не рассчитывает прийти к власти после выборов 2015 года. Причем об этом обстоятельстве политики говорят открыто, озвучивая лишь локальные или откровенно абстрактные цели.
Если исходить из того, что самое главное в выборах – это результат (а этот тезис столь же актуален и для политики в целом), то разница между кандидатами-фриками и остальными претендентами на выборах-2015 не столь уж велика, ведь ни те, ни другие не рассчитывают на победу. В глазах же большей части общества повышение уровня известности собственной партии или демонстрация политической альтернативы нисколько не более ценная мотивация для участия в выборах, нежели банальный самопиар.

В условиях предопределенности исхода выборов и отсутствия у альтернативных кандидатов планов победить даже на уровне риторики политическую кампанию сложно воспринимать полностью серьезно. Таким образом, навешивание на нынешние выборы таких клише, как «парад фриков» или «клоунада», – это прежде всего результат сужения до минимума собственно политической составляющей выборов и их превращение в чисто техническую процедуру. В таких условиях самой любопытной начинает казаться уже не суть подобной процедуры, а необычные детали.

ПОСЛЕ РЕГИСТРАЦИИ

Этап регистрации инициативных групп многое расставил по своим местам. Зарегистрированы были только 8 из 14 инициативных групп и наиболее комичные персонажи с дистанции все же сошли.

Теперь компанию Александру Лукашенко в этой восьмерке составят:

председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, активистка кампании «Говори правду» Татьяна Короткевич и председатель Белорусской партии левых «Справедливый мир» Сергей Калякин – все они представляют оппозицию;

полностью лояльный действующему президенту председатель Белорусской патриотической партии, верховный атаман РОО «Белорусское казачество» Николай Улахович, лидер Либерально-демократической партии Сергей Гайдукевич – традиционный спарринг-партнер Александра Лукашенко, участвовавший в выборах 2001 и 2006 годов, а также Виктор Терещенко, фактически заменивший Гайдукевича в этой роли в 2010 году;

учительница из Бреста Жанна Романовская, о которой практически ничего не известно, и преодоление которой барьера в 100 тысяч подписей выглядит задачей из области фантастики.

Эту команду кандидатов можно воспринимать по-разному, однако на «парад фриков» она вряд ли тянет.

НА ПУТИ К "ОСЕНИ ПАТРИАРХА"

В действительности ни большое количество кандидатов в президенты, ни наличие эпатажных претендентов на главный пост в государстве само по себе еще никак не характеризует политическую ситуацию в стране. С подобным можно столкнуться и на выборах в полностью демократическом государстве.

Ситуацию же в Беларуси в 2015 году характеризуют совершенно другие вещи: наличие устоявшейся авторитарной политической системы, катастрофическая слабость, раздробленность и дезориентированность оппозиции, а также гибель самой идеи массового протеста.

Если в стране и вокруг страны ничего не изменится, то лет через пять выборы в Беларуси будут выглядеть как выборы, к примеру, в Казахстане. Там в ходе последней президентской кампании конкуренцию бессменному лидеру Нурсултану Назарбаеву составляли представитель местных коммунистов, построивший свою программу на критике западных ценностей и фастфуда, и профсоюзный деятель, который выступал за защиту окружающей среды. Оба оставались лояльны по отношению к Назарбаеву, который в итоге получил 97,7% голосов.

То есть в данном случае речь идет о процессе полного вытеснения политики из избирательной кампании.

Со всеми поправками на местный контекст, подобный среднеазиатский сценарий выборов – это то, к чему стремительно движется существующая в Беларуси политическая система. Количество кандидатов, а также наличие или отсутствие комичных участников президентской кампании – все это лишь любопытные обстоятельства при движении в заданном направлении. К тому же такие обстоятельства, которые для значительной части белорусов, получающих информацию исключительно из телевизора, останутся неизвестными.

Поэтому в конечном счете президентские выборы 2015 года – это не «парад кандидатов» и не «парад фриков», а просто следующий этап на пути к «осени патриарха».

Новости по теме

Новости других СМИ