"Лукашенко" против Лукашенко

Ярослав Романчук, Naviny.by

В Беларуси государственно-общественный институт «Лукашенко» имеет мало общего с гражданином Александром Григорьевичем Лукашенко.

Этот чисто белорусский институт загустел, забронзовел и заматерел. Выросло поколение, для которых «Лукашенко», как для советских людей 1970-х Брежнев — был, есть и будет.

Лукашенко-институт в восприятии людей — всевидящий глаз, всеслышащее ухо и всепроникающая рука. Он как бы вне бюрократии и одновременно её плоть. Он вроде бы не часть законодательной власти, но без него ни один законодатель слова не пикнет. Он не судья, но без его вердикта правоохранители парализованы. Он не занимается бизнесом, но даже назначение директора Комаровского рынка в Минске не может произойти без него. Без него не собирается урожай, не строятся дома, не растет лён, не продаются трактора и сыр.


Лукашенко-институт

Лукашенко-институт глубоко въелся в сознание и подсознание белорусов. Поражение способности думать и понимать явления и факты, устанавливать причинно-следственные связи достигло такого уровня, что население в большинстве своем понимает мир вокруг через призму этого общественного института.

Люди думают, что Он платит пенсии, забывая о том, что они платили государству всю жизнь. Рабочие полагают, что Он создает рабочие места, не замечая роли инвесторов и предпринимателей. Население шепчется, что Он, как Бэтмен, борется с коррупцией, но чиновники и «красные» директора ему мешают. Он, как Дед Мороз, раздает льготы, дотации и преференции, не уточняя, кто кладет деньги и ресурсы с красный мешок. Он, как Мойдодыр, поддерживает чистоту и порядок в общественных местах, как будто до его появления белорусы жили в грудах мусора и объедок.

Для многих белорусов Лукашенко-институт стал экзогенным фактором, как Америка, доллар, солнечная активность или настроение хозяина Кремля. На него возлагают надежды совсем не как на живого, обыкновенного человека.

Проведи реформы, но без безработицы и закрытия убыточных, пусть и традиционных предприятий. Повысь пенсии, но не трогай пенсионный возраст. Не повышай тарифы на ЖКУ, но обеспечить их качество. Увеличь зарплату при работе на старом оборудовании и при неизменной организации труда. Поддержки заводы и фабрики, но не повышай налоги. Стабилизируй цены, но непременно увеличь льготное кредитование жилья. Накинь поводок на бюрократию руками самой бюрократии. Убей коррупцию, но пусть чиновники сохранят право контролировать «жадных» предпринимателей. Привлекай иностранные инвестиции, но пусть они работают только в рамках государственного пятилетнего плана. Обеспечь широкий выбор качественных товаров, но пусть магазины продают преимущественно белорусское. Наказывай за бесхозяйственность, но не банкроть. Карай за убытки, но не закрывай. Бичуй за рост неплатежей, долгов и неликвидов, но давай шанс исправиться.

В общем, сделай так, чтобы мы жили, как на сытом, благополучном Западе, а работали, как привыкли: неторопливо, без напряга и дышащих в затылок конкурентов. Белорусы не против реформ, но не хотят терпеть неудобства, неприятности и боль, которые они могут вызвать.

Постановка задачи к Лукашенко-институту предельно простая: вылечи наши болезни, но без боли, постельного режима, ограничений реабилитационного периода и возможных осложнений.

Складывается впечатление, что большая часть белорусов видит в Лукашенко-институте своеобразное воплощение Иисуса Христа XXI века. Наши соотечественники заждались второго пришествия. Не терпится им оказаться в рае земном при жизни.

Коммунистические генсеки оказались фальшивыми пророками. Западные лидеры говорят о какой-то свободе выбора, упорном труде, культуре достижений и личной ответственности. Не катит это на чудо. Владимир Путин в контексте войн, нефти и всеохватывающей коррупции на пророка не тянет даже при безоговорочной поддержке РПЦ.

Остается только Лукашенко — не человек, а явление, мессия и государственно-общественный институт. Это нечто такое нематериальное, неопределенное, смесь утопии и благих пожеланий в одном флаконе, как облако в штанах.

Белорусы, которые за двадцать лет создали в своем сознании и воображении институт «Лукашенко», не готовы рассмотреть его с точки зрения науки, здравого смысла и исторического опыта.

Есть один субъект, которой кровно заинтересован в глубокой модернизации именно такого восприятия института «Лукашенко». Это сам живой, в телесной оболочке и без нимба над головой Александр Григорьевич Лукашенко. Человек, а не мессия, чиновник, а не благотворитель, руководитель Вертикали, а не неуловимый Бэтмен. Лукашенко-человек выступает против Лукашенко-института.


Абяцанкі-цацанкi, или Операция «Стиратель»

Лукашенко-институт живет вне ограничений реального мира. Ему неведом дефицит ресурсов, времени и денег. Он решает проблемы — речь, разумеется, идет о процессах в сознании людей, а не в реальной жизни — по щелчку пальцами.

Лукашенко-человек попал в ловушку Лукашенко-института. Он оказался в положении Гудвина, великого и ужасного, из сказки «Волшебник Изумрудного города», которая, кстати, была грубо переписана из американского оригинала.

Перезагрузка Лукашенко-института — сложное, непредсказуемое занятие. Одно дело — попасть с образом в сердцевину культуры XXXXL (Халява, Халтура, Холуйство, Хамство и Lицемерие). Не вызывает сомнения, что Лукашенко-институт в культуре ДИТОС (Достижение, Инициативность, Трудолюбие, Ответственность, Свобода) не нужен.

Главе Беларуси предстоит построить мост между Платоном и Аристотелем, эмоциями и разумом, коллективизмом и индивидуализмом. Это задача потяжелее будет, чем выбить очередной кредит у Кремля или привлечь 20 млрд долларов китайских инвестиций. Изменение ценностей, отношений и создания никогда не было легкой задачей, в том числе и потому, что измененному, заточенному под реальный мир сознанию не нужны старые институты.

Лукашенко-человек уже начал проверять на прочность Лукашенко-институт. Он призвал людей не верить в обещания в столь сложные времена. Это один из ключевых элементов кампании по переформатированию Лукашенко-института. Стирание из памяти конкретных обещаний при сохранении сакральности института — вот задача властей.

В качестве тем по стиранию старых обещаний будут использованы война в Украине, российский кризис, новые угрозы безопасности (без уточнения, от кого они исходят), а также традиционно «мировой кризис», «глобальная напряженность» и «агрессивный Запад» со своими санкциями.

Трудно сказать, получится ли перезагрузить сознание белорусов, ведь якоря, которыми власти привязали людей к себе, очень мощные.

А как же зарплата в 1000 долларов в 2015 году? А как же ежегодно выдаваемые обещания стабилизировать цены? Или нам забыть, что Беларусь по уровню инфляции в период 1997-2014 гг. является мировым (!) лидером? А обещания превратить Br-рубль в настоящие, стабильные и конвертируемые деньги? Или нам вычеркнуть из памяти миллиарды долларов потерь в результате регулярно орудующей в белорусской экономике инфляционно-девальвационной спирали?

А как же бесплатная медицина при доведенных до каждого медицинского учреждения планах по выручке от платных услуг? А как же бесплатное образование при стоимости обучения в Беларуси больше, чем во многих развитых европейских странах? А как же десятки миллиардов долларов иностранных инвестиций, которые якобы обивали наши пороги в надежде получить право создавать рабочие места?

Нет ни инвестиций, ни новых рабочих мест. Зато есть хронический рост долгов, неплатежей и неликвидов. Кстати, ведь нам обещали беспощадную борьбу с бесхозяйственностью, безалаберностью и хозяйственным бардаком.

Как и обещанная, но проваленная модернизация? 50-70 млрд долларов народных денег лишь частично осели в карманах распорядителей чужого. Остальные были преступно зарыты в землю и покоятся в виде омертвленного капитала: никому не нужные здания, станки, оборудование, товары и инфраструктура. К омертвленному капиталу относятся знания, умения и навыки сотен тысяч человек. Они не нужны производителям современных, конкурентоспособных товаров и услуг.

А как же десятки миллиардов долларов народных денег, вложенных в АПК и агрогородки? Что-то не видно гармонии в условиях жизни между городом и деревней. Процесс вымирания деревень не остановлен. С/х производители, вернее агробароны, работающие под их прикрытием, до сих пор не превратили производство продуктов питания в прибыльный, бюджетонезависимый бизнес.


Три группы оппонентов: против «стирать» — только «напоминать»

Успех Лукашенко-человека по переформатированию Лукашенко-института в значительной мере зависит от поведения его оппонентов. Самая выгодная для властей линия поведения оппонентов — бойкот. Она прекрасно сочетается с программой стирания в памяти обещаний и сакральности Лукашенко-института.

Поскольку почти половина белорусов до сих пор продолжает считать, что выборы в нашей стране демократические, а страна у нас свободная, то канализация энергии, времени и ресурсов определенной группы недовольных на бойкот, тем более преимущественно диванный и в социальных сетях — это идеальный сценарий для Лукашенко-человека.

Вторая группа оппонентов Лукашенко-человека пытается соревноваться с ним в раздаче социальных и финансовых обещаний. Мол, Лукашенко обещает 1000 долларов зарплаты, а при нас будет 1200. При нас трава будет на 8% зеленее, чем при Лукашенко, птицы будут петь на 14% громче, привесы коров — на 19% больше. Чиновники будут получать на 28% больше, поэтому управлять будут на 8% качественнее. Да, еще мы сохраним бесплатность образования, здравоохранения и не будем трогать пенсионную систему.

Иными словами, такие оппоненты хотят перещеголять Лукашенко-институт по количеству маниловских обещаний и благих намерений. Т.е. они пытаются углубить, расширить, разнообразить Лукашенко-институт в той ситуации, когда сам Лукашенко-человек думает, как с наименьшими потерями для себя от него избавиться.

Однако похоронить определенную группу «полезных идиотов» под обломками старого уклада глава страны не прочь. Тем более что в этой группе есть целый ряд товарищей, которые работают в рамках этого сценария на взаимовыгодных с властями условиях.

Третья группа оппонентов Лукашенко-института ему самая неприятная и кусачая. Это те, кто представляет ему ценностную, сущностную альтернативу. В Беларуси такой альтернативой является исключительно последовательно либеральная повестка дня. Её сторонники имеют наибольшие шансы вывести людей из-под чар Лукашенко-института и резко снизить потенциал Лукашенко-человека по очередным перевоплощениям.

Понятное дело, что 11 октября 2015 г. персональных изменений на вершине белорусской пирамиды власти не будет. Однако последовательное, целенаправленное, конструктивное продвижение либеральной альтернативы для Беларуси является самым надежным способом мирных системных трансформаций Беларуси. Именно для этого стоит активно участвовать в президентской кампании — и именно в этой группе патриотов нашей страны.


Справка.

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter