Печальный конец России

Евгений Киселев, "Обозреватель"

100 лет назад Россия уже проходила через патриотический подъем и "единение власти с народом".

Я не раз говорил: вспомните 1913 год. Россия — "в обстановке патриотического подъема и единения православного народа с самодержавным государем" — отмечала 300-летие династии Романовых. Она переживала действительный подъем — в экономике, науке, искусствах. Революционеры были в ссылках да в эмиграции, где на берегу Женевского озера вздыхали, что уж не суждено им при жизни увидеть революционные перемены.

Кто бы мог подумать тогда, что не пройдет и четырех лет, и государь будет свергнут, и еще через год злодейски убит вместе с женой и детьми, и Россия кровью умоется, и пойдет брат на брата, и наступят потом такие времена, что любая "столыпинская реакция" покажется детским лепетом? И потом, во времена НЭПа, когда многие тешили себя иллюзией, что Россия — несмотря ни на что — понемногу возвращается к прежней нормальной жизни, кто бы мог подумать, что через десять лет грянет Большой Террор?

Вот и сегодня мы часто упражняемся в остроумии по поводу идиотического усердия депутатов, которые уж, кажется, не знают, что бы еще такое придумать, чтобы лизнуть власть в то самое место — а отдаем ли мы себе отчет, что все это может очень печально закончиться?

Новости по теме

    Лукашенко насмешил Путина

    "Ни у России, ни у Путина нет ресурсов для того, чтобы задушить Беларусь" — такое мнение высказал Александр Лукашенко, отвечая 8 мая на вопросы депутатов парламента.подробности

Новости других СМИ