Хватит ли Лукашенко водки и свинины, чтобы прокормить белорусов?

Михаил Тищенко, slon.ru

В Беларуси обнародовали данные об изменении «индекса чарки-шкварки» – неофициальной альтернативы «индексу бигмака», который рассчитывается журналом Economist.

Результаты исследования, проведенного специалистами центра BIPART и проекта «Кошт урада», опубликованы за несколько месяцев до президентских выборов.

Как оказалось, набор, обещанный Александром Лукашенко народу еще в начале своего правления (собственно «чарка и шкварка»), за последнее время немного подешевел. Это, правда, происходило на фоне снижения доходов населения, инфляции и кризисных явлений в промышленности. Сам Лукашенко, выступая на пресс-конференции 4 августа, признал, что повышать зарплаты государство пока не может, хотя и старается регулировать цены.


Бигмак, «Старбакс» и фалафель


Индексов, подобных «чарке-шкварке», существует множество. Одно из самых простых их применений – отслеживание роста цен на отдельные группы продуктов, пользующихся спросом. В России для этого применяется, в частности, предновогодний «индекс оливье» и «индекс борща» (он также в ходу на Украине). В прессе можно было встретить также «индекс картошки», «индекс блина» и «индекс бутерброда с колбасой».

Другое применение – оценка валютных курсов. Это основная функция «индекса бигмака» и его аналогов. Кстати, если руководствоваться им для оценки курса белорусского рубля к доллару (официально он составляет 15 345:1), можно прийти к выводу, что он недооценен более чем вдвое (в США, согласно индексу, стоимость Бигмака составляет $ 4,79, тогда как в минском «Макдоналдсе» он продается за 34 тысячи белорусских рублей, или примерно $ 2,2).
Вариациями «индекса бигмака» были, в частности, «индекс “Старбакса”» (стоимость чашки латте в мировых столицах), «индекс iPod» и прочие. Встречались даже индексы, основанные на сравнении стоимости Windows Vista и цен на фалафель.


Президентский набор

«Индекс чарки-шкварки», как и «индекс бигмака», основан на теории паритета покупательной способности. Для оценки взяты всего два продукта – сто граммов водки и сто граммов бескостной свинины. За полгода набор подешевел примерно на 5% – с 22 603 до 21 421 белорусского рубля (около 87 российских рублей). Исследователи связывают это главным образом с падением цен на свинину.

В целом, правда, цены на продукты в Беларуси за полгода выросли на 6,3%. На некоторые товары – в несколько раз больше: фрукты подорожали на 47,9%, картофель – на 44,9%, растительное масло – на 25%.

Годовую инфляцию Нацбанк республики прогнозировал на уровне 18–20%, недавно, правда, прогноз скорректировали до уровня 15–18%. Схожие цифры дают аналитики группы Raiffeisen. МВФ, в свою очередь, считает, что годовая инфляция в Беларуси достигнет 22%.

Исследование показало, что «чарка и шкварка» обходятся белорусам дешевле, чем жителям соседних стран, – за исключением Украины, где они в пересчете на белорусские рубли стоят примерно 13,3 тысячи. Правда, и средние зарплаты там выше. Так, белорусы со средним доходом могут позволить себе 312 порций водки со свининой, поляки – 703, латвийцы – 502, литовцы – 490.

В исследовании были упомянуты и работники с более высокими доходами. Зарплата программиста в пересчете составила около 1,2 тысячи «чарок и шкварок» в месяц, финансиста – 562, строителя – 363. Доходы ниже среднего зафиксированы у заводских рабочих (291), врачей (266) и учителей (231).
Стоимость набора в белорусских рублях росла в течение последних семи лет. В долларах и евро она с 2009 по 2014 год выросла примерно вдвое, однако к началу 2015 года снизилась на треть (авторы исследования объясняют это девальвацией белорусского рубля, который только за январь упал в цене по отношению к доллару примерно на 30%).

Рост цен на потребительские товары в Беларуси власть пытается сдерживать. В конце прошлого года – на фоне девальвации и ажиотажного спроса на иностранную валюту – они даже были официально заморожены. Запрет на их повышение впоследствии отменили, однако от прежней политики в год выборов власть не отказалась. На пресс-конференции 4 августа Лукашенко заявил, что «по многим вопросам, где государство регулирует цены, мы их заморозили фактически». За несколько дней до этого он отдельно поручил разобраться с ценами на фрукты и овощи в белорусских магазинах – слишком, по его мнению, высокими.

Между тем после выборов в Беларуси ждут повышения цен – в частности, на связь, транспорт и ЖКХ. Последнее связывают с условиями международных финансовых организаций, с которыми белорусские власти договариваются о кредитах.

Российские эксперты вдобавок предсказывают ослабление белорусского рубля и снижение золотовалютных резервов республики – как следствие, значительных (более $ 3 млрд выплат по внешнему долгу). Последние за первые несколько месяцев 2015 года уменьшились почти на 10%. В Нацбанке Беларуси надеются, что дальнейшего снижения ЗВР удастся избежать (предполагается, что может помочь очередной кредит на $ 3 млрд, который Беларусь рассчитывает получить от Евразийского фонда стабилизации и развития), и утверждают, что оснований для резкого ослабления национальной валюты нет. Впрочем, утверждения и обещания, что девальвации не будет, звучали в Беларуси не раз. И, как можно вспомнить, не всегда выполнялись.

Новости по теме

Новости других СМИ