Война на уничтожение или зажрались?

Полина Легина, belrynok.by

Сегодня, 6 августа, вступает в силу указ Владимира Путина № 391 "Об отдельных специальных экономических мерах, применяемых в целях обеспечения безопасности Российской Федерации", проще говоря, об уничтожении санкционной еды. Борьба с врагами продовольственного фронта переходит на новый виток.

"Через известные нам границы третьи страны завозят продукцию, которая не выращивается непосредственно у наших соседей, можно сказать, нелегальным образом через мнимые сертификаты и путем определенных спекуляций", – пожаловался на совещании в конце июля Путину министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев и, пользуясь случаем, попросил "сделать все, чтобы мы могли партии грузов сельхозпродуктов, которые поступают нелегально через границу Российской Федерации, уничтожать именно на месте".

"По закону, к сожалению, эти партии должны отправляться назад грузоотправителям, тем самым мы не сможем эту ситуацию никогда разрешить, и от этого страдают прежде всего отечественные сельхозпроизводители, потому что поступает продукция низкого качества, по низкой цене, – мотивировал министр. – И конечно, с учетом нашей сегодняшней политики импортозамещения, безусловно, это было бы очень правильное решение".

Премьер-министр Дмитрий Медведев, сидевший рядом, инициативу поддержал, и в считаные дни указ был готов.

ПОЗАБОТИЛИСЬ ОБ ЭКОЛОГИИ

В Правилах уничтожения сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, которые вдогонку к указу разработал российский Минсельхоз, прописано, что уничтожение в обязательном порядке должно фиксироваться при помощи видеозаписи, фото- и киносъемки. А это значит, что уже на днях нам покажут назидательное кино о том, что случается с "нехорошими" продуктами, которые нарушили государственную границу РФ.

Режиссерам этого кино сейчас приходится, пожалуй, непросто. Все из-за спешки, в которой протолкнули одиозный указ. Когда нейтральное слово "уничтожение" пришлось наполнять конкретным смыслом, оказалось, что вид "казни" неочевиден. То ли это аутодафе в специальных крематориях, которыми сейчас оснащают пограничные пункты, то ли погребение "живьем" под колесами бульдозера, то ли еще какая-то неординарная экзекуция.
"Как утилизировать овощи или, например, яблоки – это понятно. Но есть более сложные продукты, мясные в том числе, от которых может быть вред и окружающей среде с точки зрения экологии", – вслух рассуждает первый замминистра сельского хозяйства РФ Евгений Громыко.

В тех же Правилах в итоге записали, что "уничтожение запрещенной к ввозу продукции проводится любым доступным способом с соблюдением обязательных требований, предусмотренных законодательством в области охраны окружающей среды, на основании акта об уничтожении запрещенной к ввозу продукции".

НЕ ЛЮДЯМ, ТАК СКОТИНЕ

Такая формулировка, строго говоря, не исключает и экологически чистого уничтожения еды через пищевод. Один из интернет-мемов в связи с этим даже предлагает вспомнить, как выглядит главный таможенник России.

Одни шутят, другие ужасаются нарастающему абсурду, третьи подчеркивают моральную сторону вопроса. Мол, народные традиции всегда заставляли бережно относиться к хлебу, и россиянам ли, знающим голод войны, это напоминать.

Богословы состязаются в толковании Библии: учил ли Бог ценить хлеб насущный либо же уничтожать все, что досталось от врага (при этом между западными производителями и врагом ставится знак равенства).

Федерация еврейских общин просит не сжигать импортные продукты, а передавать сиротам и малоимущим. В России почти 23 млн. человек живут за чертой бедности, напоминают официальную статистику оппозиционные СМИ.

А Россельхознадзор предлагает "соломоново решение": пустить попавшие под эмбарго продукты на корм скоту.

Как предположил в эфире Русской службы новостей помощник руководителя Россельхознадзора Алексей Алексеенко, это может принести даже некоторую прибыль.

"Необязательно устраивать специальный крематорий, – рассказал он. – Товары будут уничтожаться разными способами в зависимости от региона, где какие возможности есть. Для мяса, молочной продукции – максимальное использование утильзаводов, то есть там, где все это можно использовать как сырье для изготовления белковой муки, которая пойдет в корм животным. Если будем обрабатывать на утильзаводах, то мы даже получим прибыль. Это не коснется овощей и фруктов, которые переработать в сырье нельзя, поэтому их будут ликвидировать с помощью бульдозеров".

Было бы интересно просчитать прибыль, полученную от переработки пармезана и хамона в белковую муку, которую съест свинья под Смоленском.

ЖДЕМ ОБОСТРЕНИЯ?

Каким бы хитроумным способом ни уничтожали продукты российские службы, остается еще один принципиальный вопрос. Уничтожать будут только товары из списка попавших под эмбарго стран либо же любую продукцию, сопровождаемую ненадлежащей документацией?

При задержании подозрительного продовольствия, например, с несоответствующей маркировкой, ее реальное происхождение, как правило, остается под вопросом. Как в случае с известными шампиньонами, которые не понравились Владимиру Путину. "Вот, подписано: страна происхождения – Беларусь. Наклейку сорвали – Польша", – возмущался он год назад на минском саммите. Но белорусы тогда не признали обвинений в контрабанде: мол, грибы таки выросли в Барановичах, а тара – да, польская, ее просто плохо помыли.

Или как было в случае с большой партией свинины, задержанной прошлой осенью на казахстанско-российской границе. Та якобы сопровождалась литовскими и бразильскими ветеринарными документами, но, по мнению экспертов, была произведена в Германии либо в Польше. Предназначалась для Казахстана, а оказалась в России. Ведомства стран-союзниц объявили расследование, но его результаты так и остались без публичной огласки.

Вот интересно, будут ли российские инспекторы разбираться, из какой страны на самом деле поступил груз, или же станут назначать продуктам "высшую меру" без суда и следствия?

Если второе, это сулит новое обострение белорусско-российских отношений. Ведь одно дело, когда таможенники разворачивают полную фуру домой, и совсем другое – когда они ее потрошат, сжигают товар, записывают все на камеру и выкладывают видео на публичное обозрение.

Легко представить негодование Александра Лукашенко: мы потом-кровью вырастили для вас урожай, а вы его – в печку.

Но пока все тихо. Лишь министр сельского хозяйства и продовольствия Леонид Заяц заверил СМИ, что с российскими коллегами "эти вопросы" обсуждаются. "Чтобы, не дай бог, по какому-то недоразумению, непониманию под эту меру не попали товары Республики Беларусь".

Новости по теме

Новости других СМИ