В силах ли Нацбанк предотвратить крах белорусского рубля?

Анастасия Гурина, "Ежедневник"

Население, следящее за курсами валют и пытающееся сберечь свои доходы, заволновалось в связи с заметным ослаблением зайчика. С 24 июля по 6 августа наш рубль упал на 4%. Если народ удивляется, почему так много, то бизнес удивляется, почему так мало – наша валюта по-прежнему отстает в падении от российского собрата.

И те, и другие хотят знать, какова в этом деле роль Нацбанка и будет ли регулятор сдерживать доллар, если финансовые невзгоды обострятся.


Курс держат в строгих рамках

Антон Болточко, эксперт по экономике «Либерального клуба», уверен, что недавно случившееся ослабление не стоит считать новой тенденцией, ведущей к масштабной девальвации. По его словам, колебания корзины валют с момента, когда она была введена (начало этого года), происходят в коридоре +/- 5%. «Хотя я не утверждаю, что этот коридор официальный и Нацбанк специально его выдерживает», - подчеркнул аналитик.

Существование 5%-ного коридора, по мнению Антона Болточко, можно объяснить спецификой системы непрерывного двойного аукциона, которая была введена на бирже с июля. С одной стороны, она создает более свободное курсообразование, с другой стороны позволяет регулятору держать ситуацию под контролем. При этой системе не все участники рынка торгуют на самой валютной бирже, туда допускаются только банки. И это дает Нацбанку поле для маневра.

«Если какие-то заявки не были удовлетворены в ходе основной сессии торгов, они потом удовлетворяются Национальным банком. Грубо говоря, он их покупает, а потом продает. При этом Нацбанк покупает или продает по привлекательному для себя курсу. Таким образом может происходить некоторое влияние на курс».


Свобода рынка или диктат регулятора?

Однако зачастую эксперты подозревают Нацбанк не только в такой острожной игре, но и в прямом вмешательстве в формирование цены доллара и рубля – путем больших объемов покупки либо продажи валюты на бирже. Имеют ли подобные подозрения реальные основания, никому из непосвященных неизвестно.

«Та прозрачность, которая существует на валютной бирже, не позволяет ответить на этот вопрос на 100 процентов, - объяснил эксперт - В России мы можем проследить объем интервенций Центрального банка на валютной бирже: грубо говоря, там видно, что Центробанк сегодня купил 100 млн долл. В Беларуси такие данные не публикуются».

Однако некоторые догадки позволяют сделать вывод, что белорусский Нацбанк все же присутствует на рынке. «Если бы он там не присутствовал, он бы свободно публиковал данные, по которым видно, что он не участвовал в торгах», - уверен представитель «Либерального клуба».


Как можно колдовать над курсом

Кроме прямых интервенций, Нацбанк имеет и другие возможности влиять на курс. «Я хотел бы назвать это таким «телефонным правом», но все-таки это не оно, скорее имеет место неформальное влияние на объем торгов на бирже».

В качестве примера эксперт приводит инструмент поддержки ликвидности. Если у банка недостаточно свободных белорусских рублей, он не сможет купить валюту на бирже. Нацбанк может, например, просто изъять ликвидность из банковской системы на один день - тогда большого спроса на валюту не будет.

«Существует достаточно механизмов, которые можно придумать, не прибегая к прямому вмешательству. Финансисты – это те же волшебники», - сказал эксперт.


Допустят ли власти обвал?

В случае некоей непредвиденной ситуации, давящей на курс рубля, Нацбанк имеет возможность перейти от свободы непрерывного двойного аукциона к фиксации курсов валют. Такую опцию регулятор предусмотрел в документах, утверждая новую систему торгов на бирже.

«Курс валют у нас выступает не только экономическим показателем, он является также и политическим параметром. Это свойство белорусского рубля не позволит ему, как минимум, до октября ослабнуть до такой степени, при которой население погрузится в панику», - сказал Антон Болточко.

Несмотря на вероятное вмешательство регулятора в форс-мажорной ситуации, Антон Болточко отдает должное Нацбанку, который делает последовательные шаги в сторону рыночного курсообразования – «когда курс зависит не от чьего-то желания, а от спроса на валюту».

«Нужно учитывать систему координат, в которой действует Нацбанк. У него нет полных прав и полного функционала, который должен быть у Центрального банка. Его ограничения понятны, и думаю, что сегодня Нацбанк сделал в своих рамках больше, чем было сделано за предыдущие годы», - отметил специалист.

Новости по теме

    Нацбанк удерживает стоимость валютной корзины

    Курс белорусского рубля по отношению к валютной корзине третий день находится вблизи верхней границы отведенного для него 5%-коридора на текущий год. Сегодня стоимость корзины составила 1007,83 рубля при заявленном максимуме на 2009 год 1008 рублей.подробности

Новости других СМИ