Федута: Арест Владимира Япринцева. Передел завтрашнего дня

Александр Федута, Naviny.by

Слух об аресте Владимира Япринцева, друга и партнера одного из самых влиятельных белорусских бизнесменов Юрия Чижа, распространился уже достаточно широко. И поскольку я по себе знаю, что в Беларуси от тюрьмы и от сумы зарекаться не следует, позволю себе высказаться по этому поводу.

Партнеры Юрия Чижа по фирме «Трайпл» и служащие в этой фирме на топ-должностях — люди вовсе не простые. Близость главного владельца «Трайпла» к «телу» вынуждает его быть внимательным в выборе и первых, и вторых. Поэтому в лояльности Япринцева к действующей белорусской власти сомнений быть не может.

Тогда в чем дело?

Напомним уважаемому читателю, что в октябре 2013 года точно так же был арестован другой близкий к Чижу бизнесмен — Дмитрий Олексин. Арест был неожиданным, и хотя формально Юрий Чиж никак не пострадал, понятно, что даже личное знакомство с Александром Лукашенко никак не гарантирует безопасности.

Как, впрочем, и лояльность не гарантирует безопасности. Ибо сам Юрий Александрович умудрился за близость к Лукашенко даже попасть в санкционные списки Европейского союза. Так сказать, пострадал. Тогда за что же сейчас ударили по нему?

Осмелюсь высказать гипотезу.

Дело в близости выборов.

Нет, ни у кого из президентского окружения нет сомнений в том, чью фамилию назовет Лидия Ермошина утром 12 октября. Но выборы создают ситуацию шаткости: почва под ногами колеблется, а значит, появляется возможность воспользоваться этими колебаниями для решения собственных вопросов.

Один из этих вопросов — передел рынка.

Окружение Александра Лукашенко все еще остается одним из самых закрытых на постсоветском пространстве. У прессы, как и у гражданского общества, слишком мало информации, которая позволила бы представить себе вплоть до персоналий, как именно осуществляется вся эта драка президентских бульдогов под ковром. Изредка выплеснется волна нечистот — скажем, о противостоянии лидеров административно-политических кланов или представляющих различные ведомства силовиков — и после того, как запах схлынет, остается недоумение: а информация была точной? И насколько точной?

Но что все мы понимаем наверняка — это то, что власть в нашей стране является единственным надежным ресурсом для получения капитала. Причем капитала огромного. Для всех — для бизнесменов и для чиновников.

Разумеется, нет реальной возможности назвать всех, кто получает этот ресурс, поименно. Однако также понятно, что ресурс власти используется на разных уровнях властной пирамиды. К президентской администрации близки одни, к министерствам и ведомствам — другие, на более низких уровнях — те, чьи имена хорошо знают редакторы уцелевших независимых изданий в районах и областях, но о ком предпочитают молчать.

В какой-то момент, когда политико-административный покровитель слабеет, на «придворного» бизнесмена набрасывается стая точно таких же лиц, стремящихся поживиться. Тот, кто считался удачливым охотником, превращается в легкую добычу для конкурентов.

Мне кажется, что арест Владимира Япринцева — пробный камень для одной из властных группировок (возможно — политических, возможно — вновь начинают играть свои игры лукашенковские силовики). Сможет ли Юрий Чиж на этот раз защитить своего компаньона или же нет?

Федута: Арест Владимира Япринцева. Передел завтрашнего дня

Владимир Япринцев и Юрий Чиж. Фото TUT.by

Япринцев и лично известен президенту: Александр Лукашенко, много лет возглавляющий Национальный олимпийский комитет Беларуси, разумеется, знает, что Владимир Япринцев возглавляет белорусские федерации самбо и дзюдо. Пребывание на такой «общественной» должности означает принадлежность к числу тех, кого нельзя трогать.

Нельзя — без разрешения президента.

Значит, скорее всего, разрешение было?..

В этом случае меня, например, интересует не то, знал ли об этом разрешении Юрий Чиж или был поставлен перед фактом. Меня интересует другое: зная о возможном аресте, просил ли он отпустить приятеля и компаньона, пытался ли смягчить его участь — или нет. Потому что второе может означать, что инициатива ареста Япринцева исходила от человека, которому Александр Лукашенко доверяет больше, чем самому себе. И Чиж об этом знает.

В том, что речь идет не о жизни и свободе самого Чижа, я почему-то не сомневаюсь и за него не переживаю. В конце концов, Александр Лукашенко — человек разборчивый, и человека, лишившегося его доверия, на грядку рядом с собой выбирать картошку не поставит. А владелец «Трайпла» среди сборщиков президентского урожая был.

И еще.

Каков должен быть аргумент, чтобы Лукашенко накануне выборов, когда необходима абсолютная консолидация правящей элиты, согласился на арест столь известной и знаковой фигуры в белорусском бизнесе?

Нелояльность? Вздор.

Отказ участвовать в финансировании кампании? Бессмыслица.

Утаивание капитала, которым должен был с кем-то влиятельным поделиться Япринцев? Не смешите клавиатуру моего компьютера.

Тогда что именно?

Не думаю, что мы так скоро получим ответ на этот вопрос. Однако кое-что можно попытаться реконструировать.

Крупному бизнесу в Беларуси нужны были эти выборы, причем выборы без скандалов, арестов, политических потрясений. Бизнесу нужно максимальное признание легитимности лукашенковской власти: снимут санкции с Беларуси, снимут санкции с Лукашенко, снимут санкции и с лукашенковских олигархов. Создастся ситуация, когда политические ограничения прекратят мешать большим иностранным инвестициям. А белорусская ситуация такова, что крупный инвестор просто не сможет вложить деньги в значительный проект в Беларуси, если у него нет местного партнера, которому доверяет глава государства.

Таких партнеров можно пересчитать по пальцам. Наш олигархат — очень узкий круг. И отнимать что-либо из имеющегося друг у друга олигархи почти не пытаются: разрешение Лукашенко нужно получить. А он внимательно следит за тем, чтобы никто из прикормленных властью акул бизнеса не вырос больше положенного размера.

Значит, речь идет, скорее, не о переделе того, что уже имеется в распоряжении фирмы «Трайпл», а о возможности получения в недалеком будущем крупных инвестиций под проект. Потому что ни один из инвесторов, интересующихся Беларусью всерьез, не станет связываться с фирмой, к одному из владельцев которой есть претензии на самом высоком уровне.

Напомним то, о чем уже некогда пришлось говорить. Наши олигархи, как и олигархи в Германии 1933-1945 гг., не являются олигархами в полном понимании этого слова. Они — всего лишь хомяки, которым разрешается набить защечные мешки зерном. А когда власти понадобятся эти орехи, хомячка легко подвесят за задние лапки и заставят отдать всё, что он хранил это время — как ему самому, вероятно, казалось, для себя.

Хорошо, конечно, если оставят в живых и на свободе.

Новости по теме

Новости других СМИ