Итальянская забастовка белорусского правительства

Лев Марголин, Naviny.by

Итальянская забастовка — это достаточно оригинальный вид протеста наемного персонала или государственных служащих по отношению к работодателю.

Суть его в том, что все сотрудники соблюдают трудовое законодательство, исправно выходят на работу и выполняют свои служебные обязанности. Поэтому придраться к ним с точки зрения закона невозможно, забастовки как таковой нет. Но вот обязанности свои этот персонал выполняет крайне медленно, использует все возможные поводы для того, чтобы затянуть работу, другими словами, имитирует процесс работы, сводя к минимуму результат.

Этот метод борьбы за свои права получил название итальянской забастовки потому, что впервые его применили итальянские железнодорожники в 1904 году. С тех пор он используется не только в Италии, но название закрепилось такое. Особым видом итальянской забастовки является буквальное исполнение всех пунктов должностной инструкции, в том числе и тех, которые за давностью лет полностью превратились в анахронизм. Используют ее те категории трудящихся, которым бастовать запрещено законом.

Естественно, белорусскому правительству бастовать тоже не положено. Поэтому оно вложило новый смысл в понятие, известное уже более ста лет. Заключается он в том, чтобы исполнять любые инициативы Лукашенко, какими бы абсурдными они ни казались.

23 июня на совещании по внутриполитическим вопросам Лукашенко заявил: «Не дай бог к концу августа — началу сентября предприятия не будут работать на полную мощность и не на склад! Вот на склад никому не надо! Люди должны иметь работу. Люди должны быть уверены в завтрашнем дне. Это главное для власти. Решим мы это, и тогда проблем не будет с выборами».

Ну, сказал себе и сказал, никто не воспринял серьезно, потому что в нынешних условиях работать на полную мощность и не на склад невозможно. Даже не на полную мощность, а всего три дня в неделю у многих все равно получается на склад. В общем, не обратили внимания. А зря! В режиме итальянской забастовки — указание дано, его нужно выполнять. И вот уже предприятия получают циркуляр о необходимости работы на полную мощность. Поскольку «полная мощность» — понятие растяжимое, решено работать пять дней в неделю.

ИТРовцы и другие повременщики тихо радуются свалившемуся на них счастью, поскольку их зарплата напрямую зависит от количества отработанных дней. Сдельщики звереют, поскольку на работу ходить нужно каждый день, а работы и, следовательно, денег больше не стало. Предприятия еще больше загоняются в долговую яму, ведь фонд зарплаты за этот период увеличится, а денег взять по-прежнему негде. Но этот факт вообще никого не интересует. Послушайте, ведь предприятия работают по сокращенному графику не от хорошей жизни! Но у «итальянской» забастовки свои правила.

Кстати, и закон о тунеядцах — это тоже итальянская забастовка. Толку от него ноль, а людей разозлили. Если подумать, таких примеров можно найти массу.

Похоже, правительство решило: чем более нелепые указания оно будет раздавать, тем быстрее всё рухнет. Куда до него оппозиции со своими жалкими потугами, пикетами с бел-чырвона-белыми флагами.

В заключение небольшой анекдот, а может, и не анекдот. На Минский автомобильный завод звонит кто-то из смежников:

— Алло, говорят вы перешли на пятидневку?
— Да, поступило указание.
— Но ведь у вас конвейер?
— Ну, и что. Он у нас двигается тихонько-тихонько.


Об авторе.

Лев Марголин. Родился в 1952 году в Бобруйске, детство прошло на Витебщине, в деревне, отец был председателем колхоза. Теперь уже почти 50 лет живет в Борисове. Специальности две: немецкий и английский языки и экономика промышленности. В экономике более 30 лет — прошел путь от рядового экономиста до финансового директора совместного предприятия «Борифорг» (1988-1993), затем — директор частной фирмы (1993-2002). В настоящее время — индивидуальный предприниматель, занимается ведением бухгалтерского учета и консультированием малого бизнеса. Публикуется в республиканской и местной печати на экономические и политические темы. Член Белорусской ассоциации журналистов. С 2001 года — член Объединенной гражданской партии, с 2008-го — заместитель председателя ОГП. Женат, двое детей и трое внуков.

Новости по теме

Новости других СМИ