Нефтяная близорукость

Татьяна Маненок, belrynok.by

Белорусские чиновники при подготовке бюджета-2016 оказались гораздо оптимистичнее российских коллег.

Проект бюджета Беларуси на 2016 год рассчитан исходя из среднегодовой цены нефти марки Urals 70 долларов за баррель. Нефтяной прогноз, который в определенной степени является фундаментом бюджетного сценария, вызывает по меньшей мере недоумение, учитывая, что в последние месяцы мировая цена Urals колеблется в районе 50 долларов за баррель, а также неоптимистичные оценки экспертов относительно сырьевой конъюнктуры.

Отметим, что Концепция прогноза социально-экономического развития Беларуси на 2016-2018 годы содержит благоприятный и неблагоприятный сценарии развития, которые во многом зависят от мировой цены на нефть.

При неблагоприятном сценарии мировые цены на нефть марки Urals составят в 2016 году 57 долларов за баррель, в 2017 году – 61 доллар и в 2018 году – 65 долларов за баррель. Благоприятный сценарий рассчитан исходя из того, что мировые цены на нефть марки Urals уже в следующем году вырастут до 70 долларов за баррель, в 2017 году – до 75 долларов, а в 2018 году достигнут 80 долларов за баррель.

Очевидно, что при верстке проекта бюджета-2016 правительство взяло за основу благоприятный сценарий. Чем же он хорош в первую очередь? А тем, что при цене нефти 70 долларов за баррель белорусская сторона сможет оставить в своем бюджета 1,49 млрд. долларов экспортных пошлин на нефтепродукты.

В сложившейся ситуации это, пожалуй, максимально возможный объем таможенных пошлин, на которые вообще может сейчас рассчитывать официальный Минск. Тем более что при таком сценарии ему не потребуется вести с Россией унизительные переговоры по дележке экспортных пошлин. Белорусская сторона заявляет, что при подписании соглашения о создании Евразийского экономического союза Минск и Москва договорились о гарантированном перечислении в белорусский бюджет ежегодно, вплоть до 2025 года, как минимум 1,5 млрд. долларов экспортных пошлин на нефтепродукты.

Однако далеко не факт, что этот сценарный план сработает – скорее всего, под давлением нефтяной конъюнктуры его придется скорректировать.
Отметим, что белорусский бюджет-2015 был сверстан с учетом мировой цены нефти 83 долларов за баррель. Между тем он тоже подвергся пересмотру: в качестве базового на этот год правительство Беларуси рассматривает сценарий развития экономики, предусматривающий среднегодовую стоимость барреля нефти 50 долларов, а курс российского рубля – 62 за 1 доллар.

В РОССИИ ПОКА НЕ ОПРЕДЕЛИЛИСЬ С БЮДЖЕТОМ

Оптимизм белорусских чиновников, прогнозирующих цену на нефть 70 долларов за баррель, – дело, конечно, хорошее, если бы он опирался на существующие реалии.

Между тем из-за неясности цен на нефть в самой России до сих пор не определились с бюджетом на 2016 год. Более того, в том числе и по этой причине Россия вместо трехлетнего бюджета может вернуться к однолетнему.

Закон о бюджете на три года в России принимается с 2006 года. Как отмечал Алексей Кудрин, занимавший тогда пост министра финансов, «трехлетний бюджет – это бюджет долгосрочной устойчивости и снижения зависимости экономики от нефти и газа».

Однако теперь российские чиновники считают, что трехлетний бюджет может создать дополнительные риски: ведь если реальность окажется хуже прогноза, возникает угроза секвестра, а при слишком консервативном подходе могут быть урезаны расходы на экономику, что окончательно подорвет инвестиционный рост.

Российское правительство отказывалось от трехлетнего плана лишь один раз – в 2008 году: тогда бюджет принимался на год. Нынешнюю ситуацию по непредсказуемости можно сопоставить с кризисом 2008 года. Неопределенная сырьевая конъюнктура, курсовые качели, осложнение геополитической ситуации, возможность усиления санкций, торможение Китая – как оценить влияние всех этих факторов на три года вперед?

В России проект бюджета обычно был готов уже к 1 сентября. Но в этом году из-за резких скачков цен на нефть и изменения ситуации в экономике макроэкономический прогноз до сих пор не утвержден. Российские чиновники мучаются фундаментальным вопросом: исходя из какой цены на нефть верстать бюджет?

В соответствии с новым базовым макропрогнозом Минэкономразвития РФ, в 2016 году нефть марки Urals будет стоить 55 долларов за баррель, в 2016-2017 годах – 60 долларов. Консервативный прогноз составлен исходя из цены 40 долларов за баррель в течение всех трех ближайших лет. Кстати, исходя именно из этого консервативного сценария Минфин РФ и предлагает планировать доходы бюджета.

ЭКСПЕРТЫ ДОПУСКАЮТ ДВУКРАТНОЕ ПАДЕНИЕ ЦЕН

Между тем на днях добывающие компании США объявили о технологической возможности существенно снизить себестоимость сланцевой добычи. «Эпоха низких цен на природный газ в США продлится еще десятки лет», – объявила американская пресса со ссылкой на успехи компаний Comstock Resources и Chesapeake Energy, сумевших усовершенствовать технологию добычи сланцевого газа.

Речь идет о применении доработанной технологии фрекинга, или гидравлического разрыва пласта, с использованием более протяженных, чем было принято раньше, горизонтальных скважин и закачки большего объема жидкости разрыва. «Это блестящий пример того, как можно и далее снизить стоимость добычи», – отмечают американские специалисты.

Пока речь идет о добыче газа, но, вероятно, не за горами снижение себестоимости и нефтедобычи. Ведь такие же новации возможны и в технологиях добычи сланцевой нефти. Вот почему американские инвесторы предсказывают новое падение нефтяных цен. Газета Financial Times приводит мнение главы инвестиционного фонда Andurand Capital Пьера Андюрана, который считает, что в ближайшие два года нефть марки WTI будет стоить от 25 до 50 долларов за баррель. То есть допускается почти двукратное падение нефтяных цен по сравнению с сегодняшними уровнями.

Нужно, конечно, учитывать, что далеко не всегда энтузиазм разработчиков новых технологий оправдывается на практике. Да и многие эксперты к таким прогнозам относятся с определенной долей скепсиса. По их оценкам, при цене 50 долларов за баррель добыча на многих сланцевых месторождениях в Америке станет нерентабельной.

И все же, как отмечают российские эксперты, «мы сейчас попали в ценовой коридор, в котором медианная линия проходит через отметку 45 долларов за баррель марки Brent». Но поскольку этот рынок сейчас крайне нервный, попав в этот коридор, нефть еще будет долго колебаться. Будут кратковременные взлеты под воздействием временных факторов, но вполне вероятны и провалы до 20 долларов за баррель.

Таким образом, делают вывод они, уже сейчас очевидно, что как минимум на ближайшие годы мир оказался внутри коридора низких цен на нефть. Предложение будет превышать спрос, который практически не растет. В Европе наступает спад потребления нефти, идет переключение на альтернативные виды энергии и топлива. В Китае, на который была огромная надежда, наступает замедление экономического роста. В Индии потребление нефти тоже растет не так быстро, как ожидалось.

Нефтяной рынок сейчас – это рынок покупателя, и его довольно долго будут определять низкие цены на нефть. Даже если будущее включение Ирана в мировую торговлю нефтью рынки уже учли, то они, скорее всего, еще не учли конкретных объемов и того, что Иран будет выбрасывать свою нефть с очень большим дисконтом, чтобы отвоевать рыночные позиции. Предложение увеличивается и в США, и в Африке, также не собираются отдавать свои позиции и члены ОПЕК.

Логично было бы ожидать слаженных действий экспортеров, например ОПЕК, которые отвечают фактически за треть нефти, добываемой в мире, и поставляют на внешний рынок 40% нефти. Но ОПЕК больше не является инструментом манипулирования нефтяными ценами. Политику организации определяют четыре страны: Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и Катар. Они же обеспечивают половину всей добычи ОПЕК. Но все они понимают, что мощности добычи у большинства сегодняшних экспортеров достаточно большие, и свободную нишу просто займут те же американцы. Поэтому страны ОПЕК не заинтересованы в снижении добычи – они предпочитают приспосабливаться к новой реальности, удерживая свои рыночные позиции.

Что касается России, то она никогда не определяла цену на рынке и всегда шла за трендом.

Так что снижение стоимости нефти – долгосрочный тренд. С этим придется жить. В том числе и Беларуси, которая за последние несколько лет стала крупнейшим экспортером нефтепродуктов и благодаря этому обеспечивала до 40% валютной выручки страны.

Если в 2014 году Беларусь увеличила физический объем экспорта нефтепродуктов на 1,6% – до 13,78 млн. тонн, то валютная выручка в сравнении с 2013 годом упала на 2% – до 9,96 млрд. долларов. В этом году валютные потери из-за неблагоприятной ценовой конъюнктуры окажутся куда ощутимее: Беларусь может недосчитаться как минимум трети валютной выручки.

По данным официальной статистики за 7 месяцев текущего года, Беларусь увеличила экспорт нефтепродуктов на 18% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года – до 10,101 млн. тонн. А в стоимостном выражении экспорт нефтепродуктов из Беларуси снизился на 32% – до 4, 357 млрд. долларов.

Новости по теме

Новости других СМИ