Как взлетал и падал бизнесмен Муравьев

"Ежедневник"

Близкие попробуют найти возможность поздравить его с очередной годовщиной: бизнесмену Александру Муравьеву исполняется 49 лет. Три месяца назад он был задержан сотрудниками КГБ по «делу Мотовело» и отмечает дату в знаменитой «американке».


Арест в аэропорту

Несколько месяцев назад этого бизнесмена, занимающего по версии «Ежедневника» 36 строчку в списке самых богатых и влиятельных, запросто можно было встретить на утренних пробежках в парке Янки Купалы. Здесь, в доме напротив «Журавинки» с крытой личной стоянкой в небольшом дворике, он проживал с семьей в последнее время. Домой, скорее всего, он не попадет до 1 декабря: именно до этой даты, по информации «Ежедневника», недавно был продлен срок его задержания. Вместе с ним под стражей находятся братья Андрей и Сергей и еще один менеджер.

На влиятельного бизнесмена, неоднократно встречавшегося с Александром Лукашенко, одного из самых обласканных «частников» при правительстве Сергея Сидорского надели наручники в аэропорту, когда он собирался лететь в Вену. Александра Муравьева и его партнеров сегодня обвиняют в нанесении ущерба интересам акционерам «Мотовело» и выводе капитала за рубеж. Тот факт, что уже после задержания один из сотрудников Муравьева добровольно отказался от одной акции «Мотовело» в пользу государства, позволяет переквалифицировать обвинения в нанесение ущерба не только интересам акционеров, но и интересам государства. Соответственно, это чревато более серьезными последствиями. Из них принудительная национализация «Мотовело» — это уже фактически решенный вопрос. Недаром сразу после арестов Муравьевых заводом был поставлен руководить экс-мэр Минска Николай Ладутько.

Именно в Вене, куда он в итоге не смог вылететь, в начале 2000-х годов Муравьевым была зарегистрирована компания ATEC и ее производные-дочки. Сначала компания попыталась монополизировать стекольный рынок Беларуси, а потом — к своим проблемам — инвестировала в Минский мотовелозавод.


Спортсмен-бизнесмен

Но начинал свою бизнеc-карьеру будущий миллионер не в Австрии и совсем — не со стекла. «Ежедневник» изучил бизнес-биографию владельца «Мотовело» и «Елизово».

Он — представитель такого распространенного в постсоветском периоде явления как «спортсмены- бизнесмены». В Беларуси к этой категории, например, относятся борцы Чиж и Япринцев. Муравьев — по спортивному образованию десятиборец, а по призванию оказался неплохим финансистом. Именно он стал мозговым центром первого бизнеса — финкомпании, офис которой сначала находился в гостинице «Спутник», а потом переехал туда, где до недавних пор находилось минское представительство ATEC, — на Некрасова, 5. Одновременно Муравьев с партнерами создал достаточно крупную фирму, занимавшуюся производством и продажей трикотажных изделий — «ЮА Компани». Процветания у бизнеса в тот период «черного лимона» (Прим. Авт. — название самого дорогого и претенциозного ресторана в Минске в начале 1990-х) не могло быть без нужных коммуникаций. Их, как рассказывают, также обеспечивал Муравьев. В числе его знакомых называют экс-главу Национального банка Тамару Винникову, позже — экс-генерального секретаря Совета Безопасности Геннадия Невыгласа и бывшего премьер-министра Сергея Сидорского.

Партнерами Муравьева по «ЮА Компани» являлись Юрий Савин и Вадим Карпов. Примерно к концу 1990-х годов бизнес, оставив учредителям первоначальный капитал, закрылся. Про Савина ничего неизвестно, Карпов стал инвестиционным консультантом в рамках собственной фирмы «Открытый контакт», а Муравьев исчез. Исчез, чтобы через некоторое время вернуться и практически сразу же войти в элиту делового сообщества Беларуси в ранге «стекольного короля» страны.


Стекольный король Беларуси

По одной из версий, некоторое время он пропадал в России, откуда вынес не только полезные знакомства, но и часть капитала. В частности, рассказывают о тесных контактах, которые одно время существовали между ним и представителями влиятельного российского чиновника, бывшего заместителя председателя правительства и министра промышленности Виктора Христенко. Правда, они оказались непрочными и недолгими. В свои новые проекты Муравьев приглашал и представителей местной элиты. В одном периоде интерес к совместной деятельности проявил экс-акционер «Лукойла» и экс-глава «Лукойл Белоруссии» Валерий Яляев. Он даже переезжал в тот самый офис на Некрасова, 5, заняв со своим штабом целый этаж. Но опять сотрудничество не получилось конструктивным и продуктивным, и штаб Яляева вместе с ним самим съехал.

Звание «стекольного короля» Беларуси перешло к Муравьеву по наследству. До него его носил Алексей Ваганов, с середины 1990-х начавший собирать в своих руках стекольные активы на белорусском рынке. Интерес Ваганова к производству стекла увязывался с его водочным бизнесом: он был одним из совладельцев водочного завода в Курске, который одно время являлся крупнейшим экспортером российской водки в США. К началу 2000-х годов в руки владельца «Лада ОМС» перешли доли в лидской «Белевротаре» и елизовском стеклозаводе «Октябрь». Бизнесмен пролоббировал и начал реализовывать государственную программу по сбору и утилизации стеклотары, а также привлек в качестве соинвесторов в Елизово канадскую компанию Consumers Packaging и Европейский банк реконструкции и развития. Но к 2002 году его интерес к стекольному и другим проектам угас. И когда в 2002 году появился Муравьев с предложением уступить «стекло», Ваганов согласился.

Так, Александр Мураьвев из текстильщика переквалифицировался в стекольщика.

На пике своего могущества он контролировал большую половину рынка стеклотары в Беларуси, диктуя условия водочникам, пивоварам и прочим потребителем. В стекольный холдинг со временем вошли созданный на базе «Гомельстекла» Гомельский стеклотарный завод, сервисные и торговые предприятия. По некоторой информации, бизнесмен имел виды на само «Гомельстекло». Пытался он начать несколько greenfield-проектов — построить завод по выпуску листового стекла под Смолевичами и инвестировать в разработку месторождения соды под Мозырем. Холдинг имел актив и за рубежом — стеклозавод «Ворга» в Смоленской области. Правда, большую часть времени при Муравьеве он простоял.


Покупка «Мотовело»

То ли прогнозируя падение доходности стекольного бизнеса, то ли с целью диверсификации активов, в 2007 году АТЕС вышла на новый для себя рынок, став владельцем контрольного пакета «Мотовело». Часто говорят, что делалось это по просьбе сверху. Но отметим, что Муравьеву при подготовке сделки пришлось конкурировать за актив с владельцами «Амкодора» — Упендрой Махатой и Александром Шакутиным. В итоге «Мотовело» по указу президента досталось Муравьеву. Получив многолетнюю отсрочку по выкупу у государства акций завода, Александр Мурьвьев обязался за счет инвестирования вывести прозябающее предприятие в одного из лидеров на велосипедном и мотоциклетном рынках региона и превратить его в крупного экспортера.

Иногда говорят, что он бы выполнил то, что обещал, и «Мотовело» бы сегодня занимал позиции на рынке СНГ не ниже, чем имеет один из потенциальным претендентов на белорусское предприятие после Муравьева — российский Stels. Говорят, это могло быть возможным, если бы бизнесмен вовремя разобрался с площадкой в центре Минска, которая досталась ему вместе с цехами и станками заводами и которая, возможно, и была главной целью сделки. Деньги от реализованной недвижимости должны были стать инвестициями в завод.

Действительно, в составе холдинга появилось девелоперское подразделение «AТEC Девелопмент», были начаты переговоры о сотрудничестве с инвесторами. В их числе фигурировал, например, крупный российский застройщик S.Holding. Его владелец Алексей Шепель параллельно возглавлял управление градостроительных программ жилищной политики московского правительства и был советником первого заместителя мэра Москвы, уроженца Минска Владимира Ресина.


Неудачное время

Но покупка «Мотовело» пришлась на неудачное время — на начало экономического кризиса в России. Под грузом его последствий российские инвесторы утратили интерес к долгосрочным проектам в Беларуси. Потом кризис перекинулся на Беларусь, и у Муравьева просто не стало хватать денег.

Чтобы поддерживать «Мотовело», предприятие было реструктуризировано и раздроблено на три десятка самостоятельных юридических лиц. Особого эффекта это не принесло. Как не помогло предприятию и пролонгирование в 2013 году при участии президента ранее выданных кредитов. Сегодня на заводе введено внешнее управление, которое осуществляет экс-мэр столицы Николай Ладутько. По информации из нескольких источников, сейчас ведется поиск нового стратегического инвестора для «Мотовело».

В 2010 году у Муравьева начались проблемы и в стекле. Пивной рынок просел, пивовары к тому же активно перешли на ПЭТ, водочники нашли других поставщиков тары. К 2014 году проблемы вылились в массовые банкротства предприятий холдинга. В 2014 году были объявлены банкротами Гомельский стеклотарный завод и «Елипак», в 2015 году — «Белевротара» и Дирекция строящегося Мозырского содового завода. Завод в Смоленской области еще в 2013 году был продан российскому инвестору-однофамильцу, экс-министру экономики Нижегородской области Юрию Муравьеву.

Когда-нибудь выйдя на свободу после 1 декабря, Александр Муравьев уже не будет тем, кем был до ареста. Неофициальный статус «стекольного короля» он потерял с практически всеми активами. Не нужно сомневаться, что власти найдут возможность, как это было со «Спартаком» и «Керамином», забрать у него «Мотовело» или то, что от него осталось. С другой стороны, Александр Муравьев уже дважды пробовал себя в бизнесе. Говорят, Бог — троицу любит. Но, наверное, для Муравьева — уже не в этой стране.

Новости по теме

Новости других СМИ