Бомба под евразийский союз

Татьяна Маненок, belrynok.by

Смогут ли страны ЕАЭС избежать конкурентной девальвации?

Согласно договору о ЕАЭС, страны-союзники обязаны проводить согласованную макроэкономическую политику, а для этого – не выходить за рамки определенных показателей госдолга и дефицита бюджета по отношению к ВВП, а также по инфляции. В частности, уровень инфляции в любой стране ЕАЭС не должен превышать 5% от инфляции в том государстве, которое умудрилось удержать его на самом низком уровне. Такой пятипроцентный коридор действует в случае, если самая низкая инфляция в рамках союза составляет 5%, а самая высокая при этом должна быть не более 10%.

Несколько лет назад, когда создавалось Единое экономическое пространство, страны таможенной «тройки» с энтузиазмом подписалась под документом о его создании. Но, как показала практика, ни Беларусь, ни Россия этот документ с самого начала не выполняли. Сегодня ЕАЭС – уже не «тройка», а «пятерка». И очевидно, что с присоединением к союзу Армении и Кыргызстана согласовывать макроэкономическую политику в союзе будет еще проблематичнее.


Нацвалюты в свободном плавании

Основатели постсоветского интеграционного объединения хорошо понимают, что недавний парад девальваций в ЕАЭС представляет серьезную угрозу шаткой конструкции евразийского союза. Не случайно на заседании Евразийского межправительственного совета 8 сентября в Гродно премьер-министр РФ Дмитрий Медведев призвал страны ЕАЭС «уйти от соблазна за счет ослабления национальной валюты создать для себя краткосрочные преимущества во внешней торговле».

Он корректно заметил, что это «путь опасный, который чреват разбалансированием целого ряда отраслей». Хотя следовало бы добавить: этот путь чреват разбалансировкой самого интеграционного союза.

В то же время очевидно: сегодня у каждой страны-союзницы «под завязку» собственных проблем в экономике, и как в такой ситуации они смогут договориться о согласованной макроэкономической и валютной политике, абсолютно непонятно.

К тому же не следует забывать, что 3 государства ЕАЭС – Россия, Казахстан и Армения – перевели свои валюты в свободное плавание и объявили об инфляционном таргетировании в денежно-кредитной политике. То есть они не пытаются поддерживать курс своих валют в каком-то диапазоне, для них курс национальной валюты к другим валютам ЕАЭС, к доллару и евро не является определяющим. На самом деле сегодня ни один из национальных (центральных) банков стран ЕАЭС не применяет обменный курс национальной валюты в качестве номинального якоря денежно-кредитной политики и, в принципе, допускает весьма широкий диапазон его колебаний.


Режим крайне ограниченных возможностей

Тем не менее валютные пертурбации в ЕАЭС вынуждают соответствующие ведомства стран-союзниц как-то реагировать на сложившуюся ситуацию. Именно на это было нацелено недавнее совещание министров финансов и экономики, а также руководителей центральных банков ЕАЭС. Чиновники говорили о координации курсовой политики, создании общего финансового рынка и координации ключевых пунктов финансово-экономической политики. Но только поговорили. Ибо институционально такого рода совещания пока никак не оформлены, да и страны-союзницы формализовать их пока не готовы.

Белорусский премьер Андрей Кобяков 8 сентября в Гродно раскритиковал уровень взаимодействия экономических ведомств стран ЕАЭС. «Или у нас нет конструктивных идей по совместной работе, или нет готовности быть более транспарентными для партнеров. – отметил он. – Получается некий консерватизм и закрытость в работе. Но при таком подходе как мы будем строить единое экономическое пространство и говорить о согласованной макроэкономической политике?»

Пафос белорусского премьера объясним, но пока он не может возыметь конкретного результата.

Дело в том, что реальные возможности национальных (центральных) банков государств – членов ЕАЭС осуществлять скоординированную курсовую политику сейчас весьма ограниченны.

В разделе XІV договора о ЕАЭС говорится, что координацией курсовой политики в союзе должен заниматься отдельный орган, в состав которого войдут руководители национальных (центральных) банков государств-членов. При этом порядок работы этого органа определяется международным договором в рамках союза. Однако данный международный договор союзники еще не подписали.

Следует также отметить, что межведомственным договором о согласованной валютной политике от 12 декабря 2011 года (этот документ подписан главами национальных (центральных) банков государств-членов) определен орган, который осуществляет координацию курсовой политики, – консультационный совет по валютной политике, в состав которого входят руководители национальных (центральных) банков государств – членов ЕАЭС.

На сегодняшний день - это вся правовая сторона координации курсовой политики в рамках союза.


ЕЭК ищет варианты

Валютный разнобой в ЕАЭС заставляет Евразийскую экономическую комиссию (ЕЭК) форсировать подготовку одного из важнейших документов, способных хоть как-то зацементировать новое интеграционное образование. Речь идет о соглашении о согласованных подходах к регулированию валютных правоотношений. Проект этого документа ЕЭК опубликовала в начале сентября.

В принципе, он включает правильные шаги в направлении построения в ЕАЭС единого валютного рынка.

Проект, в частности, предусматривает, что в странах ЕАЭС не применяется требование о получении разрешений на проведение валютных операций между резидентами стран – членов союза, а также в отношении открытия и ведения банковских счетов резидентов одного государства-члена в уполномоченных организациях другого государства-члена.

Устанавливается также, что страны ЕАЭС не будут применять валютные ограничения в отношении расчетов между резидентами, в том числе при покупке товаров, акций, ценных бумаг, недвижимости, долей в уставном капитале резидента другой страны ЕАЭС.

Для физических лиц будут сняты ограничения на денежные переводы в пределах таможенной территории Евразийского экономического союза. Ограничения также не должны действовать в отношении расчетов по операциям резидентов одного государства-члена, связанным с предоставлением, получением и возвратом кредитов и займов по соответствующим договорам с уполномоченными организациями другой страны союза.

Резидентам всех стран ЕАЭС планируется разрешить без ограничений открывать счета в иностранной валюте и в национальной валюте в других странах Союза «и осуществлять по ним операции в порядке, установленном законодательством государства-члена, на территории которого открыты указанные счета». В ЕАЭС также планируется гармонизировать законодательство в части, касающейся административной и уголовной ответственности за нарушение валютного законодательства. Для Беларуси также на период до 1 января 2020 г. сохраняется право применять свое законодательство в отношении сроков репатриации денежных средств резидентами Беларуси.

Также в ЕАЭС не должно применяться требование об обязательной продаже иностранной валюты в отношении резидентов своего государства. Следует заметить, что этот посыл в первую очередь адресован Беларуси, поскольку в России и Казахстане нет обязательной продажи части валютной выручки.

Согласно пятой статье проекта документа, в государствах-членах не применяется требование об обязательной продаже иностранной валюты в отношении резидентов своего государства. Однако трудно представить, чтобы Беларусь безоговорочно подписалась под такой нормой. Белорусские чиновники в этой связи не единожды говорили, что, в отличие от России и Казахастана, формирующих свой бюджет за счет нефтегазовых доходов, такого стабильного источника получения валюты у них нет.

Поэтому обязательную продажу валютной выручки белорусские власти воспринимают как инструмент гарантированного пополнения госказны валютой. Не случайно в декабре 2014 года на фоне ажиотажного спроса на иностранную валюту белорусские власти увеличили норматив обязательной продажи иностранной валюты с 30 до 50%. В конце февраля этого года норматив был снижен до 40%, а по мере стабилизации ситуации на валютном рынке Нацбанк снизил норматив обязательной продажи иностранной валюты до прежнего уровня – 30%.

С учетом белорусской специфики в проекте документа оговорено, что Беларусь до 1 января 2017 года принимает на себя обязательства не превышать норматив обязательной продажи иностранной валюты на внутреннем валютном рынке, установленный на дату вступления этого соглашения в силу.

При этом в связи с установлением переходного периода Беларусь принимает на себя обязательства не ухудшать условия осуществления резидентами государств-членов валютных операций, открытия и ведения ими счетов в иностранной валюте и в национальной валюте по сравнению с условиями, действовавшими в Беларуси по состоянию на 1 января 2015 года.

Вместе с тем у стран ЕАЭС есть право ввести валютные ограничения на срок до одного года в исключительных случаях, оговоренных в договоре о ЕАЭС. Так что, подписав это соглашение, Беларусь мало чем рискует: всегда можно воспользоваться «исключительным случаем».

Коллегия ЕЭК уже одобрила проект соглашения и направит его странам ЕАЭС для проведения внутригосударственного согласования. По крайней мере, до 30 октября 2015 года страны должны проинформировать ЕЭК о результатах проведения внутригосударственного согласования.


Может, приструним инфляцию?

А пока же Комиссия ЕЭК мучается над вопросом, как остудить девальвационный ажиотаж на пространстве интеграционной «пятерки». В частности, евразийские чиновники могут предложить странам союза рассмотреть вопрос об установлении единого ориентира в отношении инфляции.

Правда, и здесь сразу же возникнут проблемы. В частности, Беларусь, несмотря на административное сдерживание роста цен на социально значимые товары, в последние годы была лидером в евразийском союзе по уровню инфляции. В 2014 году рост потребительских цен в Беларуси составил 16,2%, (ориентир на 2015 год – 18%), в России – 11,4%, а в Казахстане и Армении – и того меньше: 7,4 и 4,6% соответственно. Найти консенсус в данном вопросе «пятерке» будет столь же проблематично, как и скоординировать валютную политику.

Новости по теме

Новости других СМИ