"Гибридные" политика и символика Лукашенко не спасут Беларусь от инкорпорации

Владимир Ровдо, belrynok.by

Под «гибридной политикой» здесь понимается курс, провозглашенный А. Лукашенко в его послании депутатам Национального собрания 29 апреля 2015 года, который базируется на сохранении всех краеугольных положений белорусской модели (слегка модернизированного государственного социализма), с расчетом, что Россия, как и прежде, будет всецело поддерживать своего главного союзника в регионе.

Взамен Беларусь согласна «всегда быть рядом со своим главным стратегическим союзником – Россией». «Вы должны знать, если, не дай бог, что случится, Беларусь будет плечом к плечу с Россией. Это наш союзник», – сказал А. Лукашенко. Термин «гибридная» акцентирует внимание читателя на частичном совпадении данного курса с «гибридной войной», которую ведет руководство России с украинским народом. Это попытка максимально подстроиться под безумный курс главного партнера Беларуси в Восточноевропейском регионе.

«Гибридная символика» появилась 9 мая на параде в Минске по случаю 70-летия победоносного окончания Второй мировой войны, которая у нас, как и в России, называется Великой Отечественной войной советского народа с фашизмом. Президент Беларуси удивил многих, когда 7 мая, спускаясь с трапа самолета в Москве, прицепил на пиджак «гибридную ленточку», которая объединяла как георгиевскую, так и «яблочную» символику. Последняя (яблочный цветок) активно пропагандируется рядом государственных общественных объединений в качестве символа победной весны 1945 года. Носил «гибридную ленточку» А. Лукашенко не только в Москве, но и на параде в Минске. А вместе с ним ее прицепили на свою одежду все высшие руководители страны.
Хорошо известно, что так называемая «георгиевская символика» активно используется в Крыму, сепаратистами в Донецкой и Луганской областях, которые ведут вооруженную борьбу с украинским государством, при их полной поддержке со стороны России. Распространяется эта символика и в Беларуси приверженцами полной ликвидации Беларуси как государства и ее растворения в так называемом «русском мире». С 9 мая, получается, – это и позиция белорусского лидера, который 29 апреля обнадеживал многих депутатов, что «это не про нас».

А. Лукашенко: «Знаете, часто говорят: слушай, ты чего, мы же русские люди. Это не означает, что мы россияне. Мы, белорусы и россияне, – русские люди. Так у нас сложилось. Но об этом «русском мире» хочу сказать открыто следующее. Беларусь была первой на постсоветском пространстве, которая придала русскому языку статус государственного языка наравне с белорусским. Мы высоко ценим великую русскую культуру и не отделяем ее от нашей, мы часть этой культуры. Мы ваши братья, мы всегда были вместе. Но позвольте нам иметь свою точку зрения и свои представления о мире. Нужно понимать это так: Беларусь – суверенное независимое государство. С русским народом мы братья, но мы хотим жить в своей квартире в одном многоэтажном доме».

Все перечисленные выше аргументы белорусского лидера звучали давно и успели набить оскомину. О том же самом он говорил и при Ельцине, и при Путине, и при Медведеве, и снова при Путине. Мир за эти годы серьезно изменился, не изменилась только вызывающая искреннее удивление антибелорусская позиция главы белорусского государства. Но, к несчастью для А. Лукашенко, эта риторика перестала работать после начала украинского кризиса, когда В. Путин приступил к собиранию так называемых «русских земель» из всего постсоветского пространства, то есть территорий, где количественно преобладает русскоязычное население. Беларусь всегда относилась к числу таких земель. Об этом откровенно говорил не один кремлевский политолог. Прекрасно написал о том же самом и вдумчивый политический аналитик Г. Павловский, который предупредил А. Лукашенко о том, когда и как в российских государственных СМИ начнется кампания против него лично.

Вместо того чтобы сделать упор на отличительных чертах белорусского и русского народов, белорусской и русской культуры, которые носят объективный и глубокий исторический характер, А. Лукашенко говорит о единстве. Единое в культурном плане пространство должно иметь и единую политическую крышу.

В качестве таковой лучше всего подходит российское федеративное государство. Белорусское государство не в состоянии с ним конкурировать в качестве субъекта интеграции. Эта затея имеет очень опасный характер для маленькой Беларуси. Теперь А. Лукашенко не в состоянии обыграть В. Путина в интеграционных играх по целому ряду причин, прежде всего – из-за несостоятельности белорусской экономической модели, которая не может существовать без существенной внешней поддержки.

Это вынужден был признать глава белорусского государства 29 апреля, когда выделил причины кризиса, поразившего экономику страны.

А. Лукашенко: «Причины сложной ситуации в экономике очевидны – это санкции против главного партнера Беларуси, падение цен на нефть, девальвация российского рубля, сужение российского рынка. Все это привело к естественному и резкому падению сбыта продукции на рынках ключевых партнеров Беларуси – России, Украины и Казахстана, всего постсоветского пространства. Нет продажи – нет выручки у предприятий. В итоге меньше валюты, налогов, денег в бюджете. Отсюда невозможность повышать зарплату, сокращается занятость людей. Это внешние факторы, нам неподвластные».

Хочу не согласиться с главным выводом президента. Внешними причинами это было бы только в том случае, если бы глава белорусского государства отказался от участия в определении внешнеэкономического направления государственной политики. Но это не так. Подписи А. Лукашенко стоят под договором о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), союзного государства между Россией и Беларусью. Почему вместо соседних стран Балтии и Польши, например, которые давно не переживают никаких кризисных явлений в экономике, избраны Российская Федерация с ее криминальным капитализмом и далекий Казахстан?

Что касается европейских санкций против России, они тоже появились не с бухты-барахты, а вызваны агрессий главного стратегического союзника Беларуси против нашего южного соседа – Украины.

Наверное, В. Путин не делился с А. Лукашенко своими планами агрессии, поэтому можно поверить словам белорусского лидера: «Ну кто мог представить себе, что в соседней с нами Украине будут падать бомбы и рваться снаряды? Что в Европе снова запахнет великой войной, и градус напряженности между великими державами возрастет до уровня холодной войны. Наша заслуга в том, что Беларусь остается островком мира, спокойствия и порядка».

Одно только важное уточнение: бомбы и снаряды были российского производства. Они падали на головы мирных жителей украинских городов и сел. Только после этого украинские вооруженные силы вынуждены были вмешаться. Их успех в борьбе с наголову превосходящим агрессором вынудил его сесть за стол переговоров в Минске и заключить соглашение о прекращении огня. Таким образом, мир в Украине – это не заслуга российской дипломатии и тем более не белорусской, а результат целого ряда поражений, которые российские специальные войска и их союзники из Донецка и Луганска понесли в войне с украинской регулярной армией и украинскими добровольцами. Независимость Беларуси – это тоже их заслуга. В настоящее время В. Путину все еще дороже аннексировать Беларусь, чем ее содержать.

Казалось бы, понимание такого положения вещей должно было привести белорусского лидера к фундаментальным переменам своей внешнеэкономической и оборонной политики. Не тут-то было. Когда боги хотят наказать человека, они отнимают у него разум! Именно безумными представляются нам планы президента противостоять глубокому кризису в экономике.

Оказывается, «каждый просто должен заниматься своим делом и давать результат». Перепрофилирование неплатежеспособных производств – одно из ключевых направлений псевдореформы. «Необходимо создать такие условия, чтобы рядом с предприятием, которое закрывается, создать новое, более перспективное, с новыми рабочими местами и более высокой оплатой труда». Необходимо сместить акцент контроля с текущей деятельности предприятия на конечные итоги – прибыль и рентабельность. Крупные предприятия и их руководство входит в кадровый реестр президента, «поэтому никто туда без согласия А. Лукашенко с наручниками и пистолетом не может входить и претензии предъявлять».

А. Лукашенко:

Такие предприятия, как КГБ, МВД или прокуратура, не имеют права контролировать их своими методами без согласия главы государства.


Руководителям предприятий президент посоветовал не просить денег из бюджета, «потому что деньги в экономике есть, но многие предприятия омертвили их в своих складских запасах, долгостроях, дебиторской задолженности. Вот здесь нужно искать финансовые ресурсы».

Хотелось бы сказать следующее: это признание главой государства глубоких проблем, которые переживает так называемая белорусская экономическая модель. Пути же ее решения – это использование элементов командной экономики, а не глубокое рыночное реформирование народного хозяйства. То, от чего все наши соседи отказались еще в конце 80-х – начале 90-х годов, цветет пышным цветом в Республике Беларусь. Правда, присутствует и рыночная риторика. По указанию президента правительство планирует пойти на некоторую экономическую либерализацию, но только с 2016 года.

И наконец, хотелось бы услышать о главном спонсоре проекта сохранения почти социалистической Беларуси на 25-м году, минувшем после краха СССР. Безусловно, проект стоит колоссальных вложений. Внутренних финансовых ресурсов у белорусского государства нет. Значит, президент рассчитывает на внешнего инвестора. Именно ему посвящена вся последняя часть послания А. Лукашенко к депутатам Национального собрания Республики Беларусь. Несмотря на то что причины кризисных явлений в белорусской экономике носят внешний характер, по мнению президента. Они связаны с проблемами в России, но оказывается, «сотрудничество с ней развивается поступательно и динамично».

А. Лукашенко:

«Белорусско-российские отношения в рамках Союзного государства находятся сегодня на качественно высоком уровне – том, который мы не достигли ни в каком другом интеграционном объединении. Создание совместной конкурентоспособной продукции путем объединения промышленного, финансового и маркетингового потенциала укрепит наши позиции на международных рынках и даст возможность успешно конкурировать с третьими странами. Россия на это готова пойти. Неотъемлемой частью нашей стратегии является дальнейшее наращивание взаимодействия с регионами Российской Федерации».

Однако главным фактором нестабильности для белорусской и целого ряда других экономик постсоветских стран стала именно Россия, которая угодила в глубокий кризис, выход из которого не просматривается на горизонте. Делая выбор в пользу только России, Казахстана, Китая, темпы экономического роста которого тоже упали в 2015 году, белорусский лидер обрекает восточноевропейское государство на технологическую отсталость, которую придется преодолевать будущим поколениям наших соотечественников.

Понять опасный для независимости страны курс президента можно, только вспомнив, что 2015 год – это год президентских выборов в Беларуси, и наверняка А. Лукашенко договорился с В. Путиным о том, что Россия окажет ему всемерную поддержку. Но выполнит ли свои обещания В. Путин? Для меня это большой вопрос. «Гибридная политика» резко понизила цену инкорпорации Беларуси со стороны России. От президента РФ теперь зависит судьба его основного союзника, и у президента России теперь развязаны руки. Это следует причислить к ошибкам главы белорусского государства, которую он допустил, выступая с посланием к депутатам парламента. Он может ее исправить, если попытается сбалансировать колоссальный пророссийский крен своей политики проевропейским креном, но времени на это практически не осталось. Если ошибка не будет исправлена, она станет фатальной для лидера Беларуси.

К началу сентября, когда писался этот текст, никаких фундаментальных изменений не произошло. Правда, несмотря на это, Международный валютный фонд заявил о готовности выделить Беларуси очередной кредит в обмен на освобождение Николая Статкевича – последнего наиболее известного узника белорусского режима. Насколько оправдан такой шаг Запада? В любом случае это тема отдельной статьи.

В заключение необходимо сказать несколько слов и о символике. Она, как известно, играет очень важную политическую роль, в основном выступая общественным мобилизатором определенных поступков и действий или пассивности и бездействия. Выступая с докладом на торжественном собрании 1 июля 2015 года по случаю празднования Дня независимости, А. Лукашенко говорил о том, как важно защищать эту ценность. В самом деле, независимость государства – это достояние белорусского народа, который должен уметь ее защищать. Я не могу представить себе ситуации, когда под красно-зеленым флагом патриотическая молодежь Беларуси сможет добиться победы над российским агрессором, как это смогла сделать украинская молодежь в Донбассе под желто-голубым национальным флагом. Ну а под георгиевскими ленточками могут выступать только оккупанты и их помощники. Не дай бог, чтобы такое у нас случилось!

В этом году произошла еще одна грустная годовщина: прошло 20 лет с момента, когда состоялся так называемый референдум о внесении изменений в государственную символику страны. Его итоги не были признаны международной общественностью из-за грубых нарушений. Он фактически вернул в страну символы БССР, которые, как не были, так и не стали популярными у населения и не в состоянии конкурировать с национальными символами государства. В этой связи мне нечего добавить к словам из известного интервью лидера «Молодого фронта» газете «Наша нива» Дмитрия Дашкевича:

Лукашенко – хороший тактик, но плохой стратег. Если бы он имел бело-красно-белый флаг и герб «Погоню», он спокойно мог бы сегодня организовать под своими флагами всех белорусских националистов. Но как можно пойти служить под этим совковым флагом? Стать под эту советскую звезду, под которой была уничтожена элита нашего народа?


Таким образом, «гибридная политика» властей, или стратегический курс президента на предстоящих выборах главы государства, который мы кратко изложили выше, имеет мало шансов на то, чтобы добиться успеха. Только национальная символика, как показали события в Украине, обладает адекватным мобилизационным потенциалом для защиты суверенитета белорусского государства. Но понимание таких простых истин высшим руководством Беларуси является все еще недостаточным.

Новости по теме

Новости других СМИ